ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— «Дело пиратов» — так называют его в газетах — продвигается хорошо. Но я прилетел в Вашингтон из-за того, что косвенно с ним соприкасалось и прояснилось неожиданно. Убитый оказался намного теснее связан с преступным миром, чем мы предполагали. — Брайт объяснил создавшееся положение за несколько минут, достав из кейса одну из папок.

— О какой сумме идёт речь?

— Мы ещё не уверены. Для оценки потребуется тщательный анализ, проведённый людьми, превосходно разбирающимися в финансах, особенно в корпоративных и международных, но... по-видимому, это семьсот миллионов долларов.

Мюррей заставил себя поставить чашку, не расплескав кофе.

— Ты можешь повторить ещё раз?

— Да, слух тебя не обманул. Я не знал об этом ещё позавчера и закончил чтение документов всего сутки назад. Господи, Дэн, я всего лишь просмотрел их. Если я и ошибаюсь, то скорее в сторону недооценки упомянутых сумм. Как бы то ни было, я решил, что директор захочет ознакомиться с материалами как можно быстрее.

— Не говоря уже о министре юстиции и президенте. Когда ты идёшь к Эмилю?

— Через полчаса. Хочешь пойти со мной? Ты лучше разбираешься в международных финансах, чем я.

В ФБР было много помощников заместителей директора, и должность Мюррея определялась достаточно смутно; сам Мюррей в шутку называл свой пост «свободный полузащитник». Являясь главным экспертом по терроризму, он был также специалистом в вопросах, связанных с тем, как различные международные группы перевозят людей, оружие и деньги из одной точки мира в другую. Это вместе с его огромным опытом агента-оперативника позволяло ему исполнять поручения директора или Билла Шоу, заместителя Джейкобса по расследованию преступлений, — Мюррей осуществлял функции надзора над некоторыми особо важными делами. Брайт вошёл в кабинет Мюррея совсем не случайно.

— Насколько надёжна эта информация?

— Как я уже говорил, мы ещё не принимались за проверку, но у меня здесь номера счётов, даты банковских операций, переведённые суммы и убедительный след, ведущий к месту, откуда первоначально переводились деньги.

— И все это благодаря тому, что береговая охрана...

— Нет, сэр. — Брайт заколебался. — Впрочем, может быть. Мы поняли, что убитый имел контакты с преступным миром, и потому расследовали его прошлое более тщательно, чем обычно. Может быть, мы получили бы эти сведения в любом случае. Но при создавшемся положении я всё время возвращался в этот дом. Ты ведь знаешь, как это бывает.

— Да. — Мюррей кивнул. Одним из качеств хорошего агента является настойчивость. Другим — инстинкт. Брайт возвращался в дом, принадлежавший жертвам, пока его не покидало чувство, что там должно быть что-то ещё. — Как ты обнаружил сейф?

— У бывшего владельца под креслом на колёсиках был подложен такой коврик из резины, чтобы колёсики свободно катались. А ты знаешь, что такие коврики, если всё время поворачиваться в кресле, постоянно сдвигаются? Я просидел за этим письменным столом в общей сложности не меньше часа и заметил, наконец, что коврик сместился. Тогда откатил кресло в сторону, чтобы убрать коврик, и тут мне пришла в голову мысль — какое это идеальное место для тайника. И оказался прав. — Брайт улыбнулся. У него были для этого все основания.

— Тебе следует написать об этом для «Следователя». — Мюррей имел в виду информационный бюллетень для внутреннего пользования. — Пусть все знают, где следует искать тайники.

— У нас в отделении хороший специалист по сейфам. Ну а дальше понадобилось всего лишь найти ключ к информации, накопленной на дисках. В Мобиле есть специалист, который иногда помогает нам в этом, — нет. он не знает, что в них содержится. Он привык не обращать на это внимания, да и не так уж это интересует его. Я решил, что все полученные сведения лучше хранить в полной тайне, пока не примем решение о конфискации вкладов.

— Знаешь, по-моему, бюро ещё никогда не доводилось загрести торговый центр. Однажды, насколько я помню, мы прихватили бар со стриптизом. — Мюррей засмеялся, поднял трубку телефона и набрал номер кабинета директора.

— Доброе утро, Мойра Это Дэн Мюррей, Передай боссу, что у нас есть для него что-то крайне интересное. И Биллу Шоу будет полезно послушать. Подойдём через пару минут. — Мюррей положил трубку. — Пошли, агент Брайт. Не часто случается выиграть «Большой шлем», принимая участие в турнире в первый раз Ты встречался с директором?

— Всего лишь раскланивался раза два на приёмах.

— Он — хороший парень, — заверил Мюррей молодого агента, выводя его в коридор. Пройти нужно было всего несколько шагов. По пути они встретили Билла Шоу.

— Привет, Марк. Как отец?

— Ловит много рыбы.

— Сейчас он живёт на Флорида-Кис, не так ли?

— Да, сэр.

— Эта информация придётся тебе по вкусу, Билл, — заметил Мюррей, открывая дверь в приёмную директора ФБР. Он пропустил вперёд Шоу и Брайта и замер на месте от удивления, увидев секретаршу Джейкобса. — Господи, Мойра, да ты красавица!

— Следите за собой, мистер Мюррей, иначе я сообщу вашей жене! — Но наблюдательность не изменила Мюррею. На Мойре был отменный костюм, идеальный макияж, а лицо её прямо-таки светилось от вновь познанной любви.

— Почтительнейше прошу извинить меня, мадам, — галантно произнёс Мюррей. Этот красивый молодой человек — Марк Брайт.

— Вы пришли на пять минут раньше назначенного времени, агент Брайт, — заметила миссис Вулф, не глядя на расписание назначенных встреч. — Хотите кофе?

— Нет, мадам, спасибо.

— Хорошо — Она убедилась, что директор не говорит по телефону. — Заходите.

Кабинет директора ФБР был достаточно просторным для проведения совещаний.

Эмиль Джейкобс пришёл в Бюро после завершения безупречной карьеры на посту федерального прокурора США в Чикаго и занял должность директора, отказавшись от назначения в Апелляционный суд. Само собой разумеется, что он мог бы стать партнёром в любой юридической фирме страны, занимающейся уголовным судопроизводством, но с того самого дня, как Джейкобс стал адвокатом, он посвятил жизнь преследованию преступников. Отчасти это объяснялось тем, что его отец пострадал во время «пивных войн» периода сухого закона. Джейкобс до сих пор не забыл шрамы отца, после того как тот отказался исполнить требования гангстера из банды Саут-Энда. Небольшого роста, как и его отец, Эмиль Джейкобс видел своей миссией в жизни защиту слабых от преступников и осуществлял её с религиозным пылом, скрывающимся за блестящим умом аналитика. Еврей — что было редким исключением в Бюро, состоящем главным образом из ирландских католиков, он был избран почётным членом семнадцати ирландских лож. Тогда как Дж. Эдгар Гувер был известен сотрудникам ФБР как «директор Гувер», для сегодняшних агентов Джейкобс был Эмилем.

— Ваш отец когда-то работал вместе со мной, — заметил Джейкобс, протягивая руку агенту Брайту. — Он живёт сейчас на Маратон-Кис? Все ещё ловит тарпонов?

— Да, сэр. Откуда вы знаете?

— Каждый год в праздник Ханука он присылает мне открытку, — засмеялся директор ФБР. — Это длинная история. Удивительно, что он не рассказал её вам. Итак, что у вас?

Брайт сел, открыл кейс и достал из него скреплённые вместе копии документов. Затем он начал рассказ, сначала неуверенно, запинаясь, но уже через десять минут продолжая с увлечением. Джейкобс быстро перелистывал страницы, но не упустил ни одного сказанного Брайтом слова.

— Мы полагаем, что общая сумма превышает полмиллиарда долларов, — закончил он.

— Из того, что я вижу, сумма покрупнее, сынок.

— У нас не было времени проверить полученные сведения, сэр. Подробный анализ можно сделать позже Я решил, что следует проинформировать вас как можно быстрее.

— Вы приняли правильное решение, — ответил Джейкобс, не отрывая взгляда от документов. — Билл, кому в Министерстве юстиции лучше всего поручить но?

— Помните парня, который занимался банковским расследованием: банк брал вклады у населения и давал деньги взаймы? Парень оказался прямо-таки волшебником, когда понадобилось проследить перевод денег из одного места в другое. Его зовут Марти — фамилию не помню, — произнёс Шоу. — Молодой парень. У него нюх, как у ищейки. Думаю, следует подключить и Дэна.

56
{"b":"14490","o":1}