ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
2,100 асан. Вся йога в одной книге
Пекло
Отступники
Код судьбы. Бацзы. Раскрой свой код успеха
Как покорить герцога
Апокалипсис³
Биология веры. Как сила убеждений может изменить ваше тело и разум
Будет больно. История врача, ушедшего из профессии на пике карьеры
Практический курс трансерфинга за 78 дней
Содержание  
A
A

— Служба береговой охраны Соединённых Штатов. Приказываю немедленно остановиться и приготовиться к приёму досмотровой группы!

Почти физически ощущалась нерешительность, царящая на яхте. Она повернула налево, но в течение одной-двух минут не сбавляла хода. Затем на корме появился мужчина и поднял флаг Панамы. Сейчас по радио сообщат, что мы не имеем права досматривать яхту, с усмешкой подумал Уэгенер. Но капитан тут же решил, что у него нет времени на развлечения.

— «Основатель империи», с вами говорит фрегат береговой охраны Соединённых Штатов. Мы высаживаем досмотровую группу на борт вашей яхты. Немедленно остановиться, немедленно!

И яхта тут же выключила двигатель. Корма поднялась, как только винт перестал вращаться. Фрегату пришлось дать полный назад, чтобы не промчаться мимо «Родса». Уэгенер вышел на крыло мостика и махнул досмотровой группе. Когда они заметили своего капитана, он сделал движение, словно передёргивал затвор автоматического пистолета. Это означало, что им следует быть настороже. Райли похлопал ладонью по кобуре пистолета, давая знать капитану, что они тоже не дураки. «Зодиак» коснулся поверхности моря. Уэгенер приказал через громкоговоритель, чтобы команда яхты вышла на открытое место. На палубе появились двое. И опять ни один не походил на владельца яхты. Ствол крупнокалиберного пулемёта на борту фрегата был направлен прямо на них, несмотря на качку. Это был самый опасный момент. Капитан «Панаша» мог гарантировать безопасность своих людей, приближающихся к яхте, лишь одним-единственным способом — первым дать команду открыть огонь, но именно на это он не имел права. До сих пор береговая охрана не потеряла при досмотре ни одного человека, однако это всего лишь вопрос времени, и ожидание трагического момента только увеличивало напряжение.

Пока «Зодиак» плыл к яхте, Уэгенер не сводил бинокля с двух мужчин на палубе. Лейтенант, стоящий рядом с пулемётчиком, тоже следил за ними. Вроде у них нет оружия, но пистолет можно легко спрятать под рубашкой, выпущенной поверх брюк. Разумеется, это безумие — сопротивляться в подобных условиях, однако капитан знал, что мир полон безумцев, — он провёл тридцать лет, спасая их. Теперь ему приходится арестовывать таких безумцев, потому что их безумие стало более зловещим, чем обычная глупость.

О'Нил снова подошёл и встал рядом со своим капитаном. «Панаш» замер на месте, его машины вращались на холостых оборотах, и поскольку теперь волны накатывались с борта, фрегат раскачивался медленнее, но более размашисто.

Уэгенер опять взглянул на пулемёт. Матрос направил ствол в правильную сторону, но большие пальцы его рук были отведены от гашетки — точно, как это предписывалось наставлением. Капитан слышал, как пять патронных гильз катались по палубе. На мгновение он нахмурился. Эти гильзы представляли угрозу безопасности. Надо сделать так, чтобы стреляные гильзы падали в какой-нибудь мешок, иначе этот юнец у пулемёта случайно наступит на одну из них, поскользнётся и нажмёт на гашетку...

Уэгенер повернулся в сторону яхты. «Зодиак» стоял у кормы. Отлично. Группа высаживается на борт яхты. Капитан увидел, что лейтенант Уилкокс первым поднялся на палубу, затем остановился, ожидая остальных. Когда последний из группы досмотра покинул шлюпку, рулевой тут же оттолкнул её от борта, затем быстро пробрался на нос, прикрывая движение группы. Уилкокс прошёл вперёд по левому борту, Обрески защищал его сзади, подняв ради пущей безопасности дуло ружья вверх. Райли со своим напарником спустился вниз. Лейтенант подошёл к двум мужчинам меньше чем через минуту. Было странно видеть, как он разговаривает с Ними, не слыша ни единого слова...

Кто-то сказал что-то. Уилкокс быстро повернул голову в одну сторону, затем в другую. Обрески сделал шаг вправо и опустил ружьё. Члены экипажа яхты легли на палубу и исчезли из поля зрения.

— Похоже, лейтенант принял решение об их аресте, сэр, — заметил О'Нил.

Уэгенер вошёл внутрь рубки.

— Радио!

Матрос бросил капитану карманную рацию. Уэгенер прислушался к разговору, но не сделал вызова. Что бы ни обнаружили его люди, ему не хотелось отвлекать их от главного. Обрески остался рядом с лежащими на палубе, а Уилкокс спустился внутрь яхты. Райли точно обнаружил что-то серьёзное. Ружьё в руках матроса было направлено на лежащих, и напряжение в его руках передавалось на фрегат через разделяющее два судна водное пространство. Капитан взглянул на пулемётчика, ствол был все ещё направлен на яхту.

— Отбой боевой готовности на пулемёте!

— Слушаюсь! — тотчас отозвался матрос, опустил руки, и ствол поднялся к небу. На лице стоящего рядом офицера отразилось смущение. Ему преподали ещё один урок. Через час-другой капитан скажет ему несколько слов. С пулемётом лейтенант совершил ошибку.

Прошло несколько мгновений, и Уилкокс появился на палубе, за ним вышел Райли. Боцман передал офицеру две пары наручников, и тот наклонился к лежащим на палубе, защёлкивая их. Значит, на борту оказались всего двое. Райли опустил пистолет в кобуру, и Обрески снова поднял вверх дуло ружья. Уэгенеру показалось, что матрос поставил ружьё на предохранитель.

Действительно, этот парень с фермы разбирается в оружии, научился, наверно, стрелять Так же, как в прошлом его шкипер. Но почему он вообще снимал ружьё с предохранителя?.. И тут же, как только Уэгенер задал себе этот вопрос, затрещал динамик рации.

— Капитан, говорит Уилкокс. — Лейтенант выпрямился, держа у рта микрофон.

Оба офицера смотрели друг на друга, разделённые сотней ярдов водного пространства.

— Да, слушаю.

— Здесь... здесь произошло что-то ужасное, сэр, все залито кровью. Один из них мыл палубу в кают-компании, но здесь все походит на бойню.

— Их всего двое?

— Так точно, сэр. На борту только два человека. Мы надели на них наручники.

— Проверьте ещё раз, — приказал Уэгенер. Уилкокс словно читал мысли капитана: он остался с арестованными и предоставил боцману Райли заняться обыском. Три минуты спустя боцман появился на палубе, качая головой. Уэгенер заметил в бинокль, что его лицо стало пепельным. Что заставило Боба Райли так побледнеть?

— Их действительно всего двое. Никаких документов. Мне кажется, нам не следует производить тщательный обыск...

— Вы правы, лейтенант. Я пришлю ещё одного матроса и оставлю с вами Обрески. Вы сможете отвести яхту в порт?

— Конечно, капитан. Здесь достаточно топлива.

— Сегодня вечером будет штормить, — предостерёг Уэгенер.

— Я проверил прогноз погоды этим утром. Всё будет в порядке, сэр.

— О'кей. Тогда я сообщу о случившемся на берег и займусь подготовкой. Не теряйте бдительности.

— Обязательно, сэр. Капитан, было бы неплохо прислать сюда телевизионную камеру и запечатлеть на видеоплёнку все, что мы видели. Это подкрепит надёжность сделанных нами фотографий.

— Через несколько минут телекамера будет у вас.

* * *

Базе береговой охраны потребовалось полчаса, чтобы убедить ФБР и Управление по борьбе с наркотиками прийти к общему согласию. Пока на фрегате ожидали команды с берега, «Зодиак» доставил на яхту ещё одного матроса с портативной телекамерой и видеомагнитофоном. Один из членов досмотровой группы сделал шестьдесят снимков «Полароидом», и все на яхте было запечатлено на полудюймовую видеоплёнку. Служащие береговой охраны включили двигатели «Основателя империи» и направились на северо-запад к Мобилю, а фрегат сопровождал яхту, следуя по левому борту. Наконец поступило указание — Уилкокс и Обрески поведут яхту в Мобил, а вертолёт с берега снимет с фрегата обоих «яхтсменов» — если не изменится погода. До базы вертолётов было далеко.

Вообще-то, на борту «Панаша» должен быть свой вертолёт, но береговой охране сократили финансирование, и денег не хватало. На яхту высадился третий матрос, и наступило время перевести задержанных на фрегат.

Боцман отвёл их на корму. Уэгенер отчётливо видел, что Райли чуть ли не швырнул их в «Зодиак». Через пять минут шлюпку подняли на борт фрегата. Яхта взяла курс на северо-запад, а «Панаш» продолжил патрулирование. Первый матрос, поднявшийся на борт фрегата, оказался тем, кто работал с «Полароидом». Он передал капитану полдюжины цветных снимков.

8
{"b":"14490","o":1}