ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

Кортес осмотрел аэродром — вернее то, что осталось от него, — с чувством удовлетворения и гнева. Ни полиция, ни армия ещё не побывали здесь, хотя, в конце концов, обязательно прибудут. Тот, кто занимался этим, проделал тщательную, профессиональную работу.

Итак, что я должен, по их мнению, думать? — спросил он себя. Может быть, американцы послали сюда подразделение своих «зелёных братьев»? Это был последний из пяти аэродромов, которые он успел осмотреть сегодня, перелетая с одного на другой на вертолёте. И хотя Кортес не был профессиональным следователем, он получил превосходную подготовку в установке мин-ловушек и знал, что и где нужно искать. Именно там, где бы он сам решил установить такие мины.

Два охранника, оставленные на этом аэродроме, как и на других, просто исчезли. Это означало, конечно, что их убили, но у него не было доказательств, поэтому Кортес мог всего лишь утверждать, что они исчезли. Возможно, от него ждали, что он подумает, будто охранники сами взорвали горючее, но это были всего лишь простые крестьяне, взятые на службу картелем, самые обычные громилы, которые, по-видимому, даже не патрулировали охраняемый ими аэродром, чтобы убедиться...

— Следуйте за мной. — Он спустился из вертолёта в сопровождении одного из своих помощников. Этот помощник был прежде полицейским и потому обладал самыми рудиментарными навыками; но по крайней мере он понимал, что должен исполнять простые приказы.

Если бы я захотел следить за тем, что происходит на таком аэродроме... я подумал бы, где укрыться, и выбрал бы путь для быстрого отступления в случае необходимости...

У военных есть одно качество не в их пользу — их действия можно предвидеть.

Они выбрали бы место, откуда открывается обзор всей взлётно-посадочной площадки и одновременно был бы виден сарай с запасом горючего. Это значило, что они расположились в одном из двух углов, решил Кортес, и направился к северо-западному. Он потратил полчаса, молча расхаживая меж кустов рядом с ничего не понимающим помощником.

— Они находились вот здесь, — пробормотал Феликс. Земля за глиняным холмиком была тщательно приглажена. Здесь лежали люди. Он обнаружил отпечаток сошек пулемёта.

Кортес не мог определить, сколько времени они следили за аэродромом, но подозревал, что это объясняло исчезновение самолётов. Американцы? Если да, то из какой организации? ЦРУ? Управление по борьбе с наркотиками? Может быть, какое-то специальное военное подразделение?

Но почему они улетели отсюда?

И почему сделали это нарочито очевидным?

Что, если охранники не погибли? А вдруг американцы подкупили их и переманили на свою сторону?

Кортес встал и отряхнул грязь с брюк. Они послали предупреждение?

Разумеется. После убийства директора ФБР — он ещё не успел поговорить со своим хефе об этом безумном поступке — они послали предупреждение, причём такое убедительное, что подобные вещи больше не повторятся.

Сам по себе такой поступок американцев был необычным, разумеется. В конце концов, похищение и (или) убийство американских граждан было самым безопасным поступком для международных террористов. ЦРУ допустило, что один из их резидентов погиб под пытками в Ливане, — и не приняло никаких мер. Сколько морских пехотинцев было убито в результате взрыва, и американцы бездействовали.

Если не считать, что время от времени они посылали предупреждения. Идиотское поведение. На протяжении почти десяти лет американцы посылали предупреждения северовьетнамцам, потерпели полную неудачу и все равно ничему не научились.

Поэтому сейчас, вместо того чтобы никак не отреагировать, они совершили поступок, оказавшийся менее полезным, чем если бы они даже ничего не сделали.

Иметь такую мощь и так мало ценить её, подумал Кортес В отличие от русских.

Когда в Ливане похитили несколько русских, Первое главное управление КГБ тут же отдало приказ своим оперативникам похитить прямо с улицы нескольких заложников, их вернули, по некоторым сведениям, без голов, по некоторым — с другими отрезанными органами, и тут же похищенные русские были доставлены обратно чуть ли не с извинениями. Несмотря на всю свою неотёсанность, русские разбирались в правилах игры. Их действия можно было предвидеть, и игра велась по всем классическим правилам тайной войны, так что их враги знали, чего русские не потерпят. Они вели себя серьёзно, и потому их принимали всерьёз.

В отличие от американцев. Хотя Кортес предостерегал своего босса, что к ним нужно относиться с осторожностью, он был уверен, что они не нанесут ответного удара, даже после такого безумного и вызывающего поступка, как убийство высших чиновников своей администрации!

Очень жаль, сказал себе Кортес. Он мог бы сделать так, что это сработало бы в его пользу.

* * *

— Добрый вечер, босс, — произнёс Райан, опускаясь на стул.

— Привет, Джек — Адмирал Грир улыбнулся, насколько это было в его силах. — Тебе нравится новая работа?

— Ну что ж, по крайней мере, я не даю остынуть вашему креслу.

— Это теперь твоё кресло, сынок, — напомнил ему заместитель директора ЦРУ по разведке — Даже если мне удастся выбраться отсюда, мне кажется, что наступило время уйти на пенсию. Джеку не понравилось, как Грир произнёс слово «если».

— Я не уверен, сэр, что готов к исполнению ваших обязанностей.

— Никто никогда не бывает готов к этому. Черт побери, ещё когда я был морским офицером, к тому моменту, как я почувствовал себя готовым исполнять обязанности, наступило время уходить с флота. Такова жизнь.

Джек Райан задумался над этим, осматривая комнату. Адмирал Грир получал питание через прозрачные пластиковые трубки. Сине-зелёный прибор, похожий на шину, накладываемую при переломах, удерживал на месте иглы, входящие в его руку Однако Джек видел безобразные синяки там, куда раньше вставлялись иглы для внутривенного вливания.. Это было плохим признаком. Рядом с сосудом с физиологическим раствором находился сосуд поменьше с надписью DSW. Это было средство, применяемое при химиотерапии. Так затейливо именовался яд, а это был действительно яд, биоцид, который убивал клетки, поражённые раком, чуть быстрее, чем пациента. Джек не знал, что означает это сокращение, какой-то акроним, означающий соединение, разработанное Национальным институтом здравоохранения, а не Армейским центром химической войны. А может быть, подумал он, эти две организации работают вместе, создавая подобные снадобья. Глядя на Грира, можно было подумать, что адмирал стал жертвой какого-то ужасного, бесчеловечного эксперимента. Но это было не так. Лучшие специалисты в области онкологии объединили свои усилия, чтобы как можно дольше сохранить ему жизнь. И все их усилия были обречены на неудачу. Райан ещё никогда не видел своего босса таким худым и измождённым. Казалось, всякий раз, когда Райан приходил навестить его — не реже трех раз в неделю, — Грир выглядел ещё хуже. Его глаза горели вызывающим пламенем, он отказывался сдаваться, однако свет в конце этого туннеля, полного боли и страданий, не вёл к выздоровлению И адмирал знал об этом. Джек — тоже.

Существовал всего один способ, с помощью которого Джек мог облегчить эту боль, и он взялся за дело. Райан крыл портфель и достал пачку документов.

— Вы хотели взглянуть вот на это, — и он протянул Гриру. Адмирал взял протянутые ему документы, едва не запутав трубки для внутривенного вливания. Джек услышал, как Грир недовольно заворчал, осторожно расправляя эти пластмассовые спагетти.

— Ты летишь в Бельгию завтра вечером?

— Да, сэр.

— Передай привет от меня Руди и Францу из BND. И не увлекайся тамошним пивом, сынок.

— Не буду, сэр, — рассмеялся Райан. Адмирал Грир взглянул на первый документ.

— Вижу, что венгры все ещё не прекратили свои штучки.

— Им передали, чтобы они умерили активность, и они выполнили просьбу, но проблема, лежащая в основе всего этого, не исчезает с такой лёгкостью. Думаю, в наших общих интересах убедить их сбавить обороты. Наш друг Герасимов дал нам кое-какие рекомендации относительно того, кому нужно намекнуть и как, — мы сделаем это сами.

97
{"b":"14490","o":1}