ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— У вас такая хорошая жена, сэр, — напомнила ему Прайс, и в её голосе невольно прозвучала зависть к семейному человеку.

— Всегда должен быть кто-то, кто умнее тебя, человек, к которому ты обращаешься, когда не уверен в чем-нибудь. А теперь обращаются ко мне. А у меня не хватает на то ума. — Райан сделал паузу, только сейчас поняв, что сказала Прайс. — Вы правы, но Кэти занята своей работой, и я не вправе взваливать на неё дополнительные проблемы.

— Вы действительно шовинист, босс, — не удержалась от улыбки Прайс.

При этих словах он резко повернулся к ней.

— Вы забываетесь, мисс Прайс! — Его голос казался раздражённым, но тут же президент рассмеялся. — Только не говорите репортёрам, что я придерживаюсь такой точки зрения.

— Сэр, я не говорю репортёрам, даже как пройти в туалет.

— Что там у нас на завтра? — зевнул президент.

— Весь день вы проведёте у себя в кабинете. Думаю, события в Ираке нарушат ваше утреннее расписание. Я уеду рано утром и вернусь после обеда. Я намерена проверить, как охраняют детей. А ещё предстоит совещание, надо найти способ доставлять «Хирурга» на работу и обратно без вертолёта…

— Забавно, правда? — заметил Райан.

— Секретная служба ещё никогда не сталкивалась с проблемой первой леди, занимающейся настоящим делом.

— Вот у неё действительно настоящее дело, черт побери! Она зарабатывает больше меня, и так уже последние десять лет, за исключением того времени, когда я занимался биржевыми операциями на Уолл-стрите. Газеты ещё не узнали и об этом. Она — отличный врач.

Прайс заметила, что он начал путаться в словах. Президент слишком устал, чтобы ясно мыслить. Ну что ж, такое случается и с президентами. Вот почему она всегда рядом.

— По словам Роя, её пациенты души в ней не чают. Словом, я собираюсь проверить, как ведётся охрана ваших детей, — обычная мера предосторожности, сэр, ведь я несу ответственность за безопасность всей вашей семьи. Агент Раман всю первую половину дня будет недалеко от вас. Мы решили продвинуть его. Он отлично проявил себя, — добавила Андреа.

— Тот самый, что в первую ночь накинул на меня плащ пожарника, чтобы я не выделялся среди других у развалин Капитолия?

— Вы заметили это? — удивилась специальный агент. Президент повернулся и направился к Белому дому. На его лице была улыбка изнеможения, но, несмотря на это, голубые глаза насмешливо сверкнули, когда он посмотрел на своего главного телохранителя.

— Не считайте меня таким уж глупым, Андреа.

Нет, решила она, всё-таки Джек Райан на посту президента лучше, чем какой-нибудь крутой сукин сын.

Глава 21

Взаимоотношения

Патрик О'Дей женился уже в зрелом возрасте и стал вдовцом после неожиданного и жестокого несчастья, разрушившего его счастливую семейную жизнь, которая длилась всего шестнадцать месяцев. Его жена Дебора служила агентом ФБР и работала в исследовательском отделе. Она была судебно-медицинским экспертом, и потому ей приходилось постоянно выезжать в командировки. И вот однажды вечером по пути в Колорадо-Спрингс её самолёт врезался в землю по причинам, которые так и не удалось установить. Это была её первая командировка после родов, и она оставила мужу дочку Меган четырнадцати недель отроду.

Сейчас Меган было два с половиной года, и инспектор О'Дей все ещё не решил, что сказать ей об исчезновении матери. У него были видеокассеты и фотографии, но разве он мог указать пальцем на квадратик фотобумаги или синий экран и сказать дочери:

«Вот это мама»? А вдруг она подумает, что вся жизнь является чем-то искусственным? Как это подействует на её развитие? Это были вопросы в жизни человека, работа которого заключалась в том, чтобы всё время находить ответы. Отцовство, навязанное ему судьбой, заставило его ещё больше полюбить свою дочь, и это на вершине профессиональной карьеры, в течение которой он шесть раз решал исход попыток киднэппинга. Огромный мужчина ростом шесть футов четыре дюйма и весом двести фунтов, подтянутый, из одних мускулов и сухожилий, он послушно сбрил усы а ля Сапата[51] по требованию руководства ФБР, но, будучи самым крутым из крутых агентов, так любил свою маленькую дочь, что его коллеги, знай они об этом, хихикали бы за его спиной. У девочки были светлые длинные волосы, похожие на шёлк, и каждое утро он расчёсывал их, после того как надевал на неё яркую детскую одежду и помогал зашнуровать крошечные кроссовки. Меган папа казался огромным защитником-медведем, который возвышался над ней, уходя головой в голубое небо, и подхватывал с пола, чтобы она могла обнять его за шею, с такой силой, словно её уносила ракета.

— Ой! — воскликнул отец. — Ты едва меня не задушила!

— Очень больно? — спросила Меган с притворной тревогой. Всё это было частью их утреннего ритуала.

— На этот раз не очень, — улыбнулся отец. Он опустил её на пол, вывел из дома и открыл дверцу своего замызганного пикапа. Там он усадил её в детское креслице, прикреплённое к спинке сидения, тщательно пристегнул ремни и рядом положил коробку с её ланчем и одеяльцем. Часы показывали половину седьмого. Сегодня они ехали в новый детский сад. О'Дей не мог отправиться в путь, не посмотрев на Меган, крошечную копию своей матери, отчего всякий раз кусал губы, закрывал глаза и качал головой, снова и снова пытаясь понять, почему «Боинг-737» внезапно накренился и рухнул на землю с его женой в кресле 18-F.

Новый детский сад удобно располагался по пути на службу, и его настоятельно рекомендовали соседи, которые оставляли там своих мальчиков-близнецов. О'Дей повернул на Ритчи-хайуэй и поставил пикап напротив кафе «7-одиннадцать», чтобы купить там пинту кофе, который он выпьет уже по пути в Вашингтон, на шоссе 50. Значит, название детского сада «Гигантские шаги» — совсем неплохо.

Чертовски трудный способ зарабатывать на жизнь, подумал Пэт, выходя из машины. Марлен Даггетт каждое утро приезжает к шести утра, чтобы принять детей чиновников, едущих в Вашингтон. А сегодня она даже вышла навстречу, чтобы приветствовать новую гостью.

— Здравствуйте, мистер О'Дей! Это и есть Меган?! — воскликнула воспитательница с поразительным для столь раннего часа энтузиазмом. Девочка недоверчиво взглянула на неё, посмотрела на отца и тут же повернулась, увидев нечто особенное.

— Видишь, его тоже зовут Меган. Это твой медвежонок, и он ждал тебя весь день.

— О-о! — Девочка схватила мохнатого коричневого медвежонка и прижала к себе. — Здравствуй!

Миссис Даггетт посмотрела на агента ФБР с выражением, которое гласило: «Это действует неизменно».

— Вы привезли то, о чём мы говорили?

— Вот они, мэм, — сказал О'Дей, передавая ей бланки, которые заполнил накануне. У Меган не было никаких медицинских противопоказаний, никакой аллергии к лекарствам, молоку или пище; да, говорилось в документах, в случае крайней необходимости вы можете отвезти её в местную больницу; здесь же приводился служебный номер телефона и адрес, номер пейджера, телефонные номера его родителей и родителей Деборы, которые были отличными бабушкой и дедушкой. Действительно, садик «Гигантские шаги» был очень хорошо организованным детским учреждением. Насколько хорошо организованным, О'Дей не знал, потому что миссис Даггетт обещала никому этого не говорить. Не знал он и того, что Секретная служба произвела его проверку.

— Ну что ж, мисс Меган, думаю, пришло время поиграть и познакомиться с другими детьми. — Воспитательница посмотрела на инспектора ФБР. — Не беспокойтесь, всё будет хорошо.

О'Дей вернулся к своему пикапу, испытывая сердечную боль — это случалось всегда, когда он оставлял свою дочь — неважно где и неважно когда, — и пересёк шоссе, чтобы зайти в «7-одиннадцать» за пинтой кофе. В девять часов у него было запланировано совещание, на котором предполагалось обсудить дальнейшие детали расследования авиакатастрофы — оставалось лишь подвести последние итоги, — а потом предстоял скучный рабочий день, единственным преимуществом которого было то, что он сможет вовремя заехать за дочерью. Через сорок минут он въехал на стоянку штаб-квартиры ФБР на Десятой улице и Пенсильвания-авеню. Его должность инспектора по особым поручениям давала право на закреплённое за ним здесь место. Это утро он начнёт со стрельбища, которое находилось в подвале огромного здания.

вернуться

51

Эмилиано Сапата (1879-1919) — руководитель крестьянского движения в Мексиканской революции 1910 — 1917 гг.

123
{"b":"14491","o":1}