ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Что ещё нужно сделать сейчас? — нарушил тишину Джек. Он испытывал потрясение от только что увиденного, и усталость навалилась на него непосильным грузом. Бешеный ритм сердца перед лицом смерти, страх за судьбу своей семьи и мучительная боль от потери друзей — все это сказалось теперь, истощив его силы. Лёгкие никак не могли вобрать достаточно воздуха, руки не поднимались, словно рукава пиджака сделаны из свинца, и внезапно ему стало трудно держать прямо голову, которая постоянно клонилась то в ту, то в другую сторону. Время приближалось к полуночи, позади был ужасный день, начавшийся в четыре часа утра и потраченный на собеседования, связанные с предложенной ему должностью, которую с момента утверждения Конгрессом он занимал целых восемь минут. Поток адреналина, поддерживавший его на ногах, внезапно иссяк и после двухчасового избытка в кровообращении привёл к полному изнеможению.

Райан огляделся по сторонам и задал важный для себя вопрос:

— Где я буду сегодня спать?

Только не здесь, тут же решил он. Он не мог спать в постели мёртвого человека, на принадлежащих ему простынях, в нескольких футах от его детей. Ему хотелось посмотреть на собственных детей, которые, наверно, спят сейчас — ведь дети способны спать ври любых обстоятельствах, почувствовать руки жены, обнимающие его, так как это было единственно надёжным в мире, единственным, от чего не заставит отказаться никакой вихрь перемен, ворвавшихся в его жизнь, перемен, о которых он не мечтал и к которым не стремился.

Агенты Секретной службы обменялись недоуменными взглядами, и тут подала голос Андреа Прайс.

— Может быть, в казармах морской пехоты? В квартале на Восьмой улице и Ай-авеню?

— Тогда поехали, — кивнул Райан.

— «Фехтовальщик» выходит. Подгоните машины к Западному входу, — произнесла Прайс в микрофон, пристёгнутый к лацкану её куртки.

Агенты личной охраны встали. Все как один они расстегнули плащи и, проходя через дверь, положили руки на рукоятки пистолетов.

— Тебя разбудят в пять утра, — пообещал ван Дамм. — Постарайся выспаться. Это сейчас самое главное.

В ответ Райан посмотрел на него пустым взглядом и вышел из комнаты. Дворецкий надел на него пальто — откуда оно взялось или кому принадлежало, Райан забыл спросить. Он поднялся в «шеви сабербен», сел на заднее сиденье, и мощная машина тут же тронулась. Впереди ехал точно такой же автомобиль, а процессию замыкали ещё три. Джеку не хотелось смотреть наружу, но он не мог не слышать воя сирен, который доносился через пуленепробиваемое стекло, да и в любом случае было бы трусостью отвернуться от зрелища за окнами автомобиля. Свет пожара больше не был виден, но вместо него развалины освещали десятки прожекторов, установленных на спасательных машинах, одни из которых двигались вокруг Капитолийского холма, другие стояли на месте. Полиция перекрыла улицы в центре города, и президентский кортеж быстро ехал на восток и через десять минут был возле казарм корпуса морской пехоты. Здесь никто не спал, все были должным образом одеты и каждый морской пехотинец сжимал в руках автомат или пистолет. Они вытягивались при виде президента.

Дом начальника корпуса морской пехоты был построен в самом начале девятнадцатого века — здание, одно из немногих, уцелело после рейда английских войск в 1814 году. А вот сам начальник корпуса погиб под развалинами Капитолия. Вдовец с взрослыми детьми, он жил в этом доме до сегодняшнего вечера. Сейчас на крыльце дома стоял подтянутый полковник. На его поясе висела кобура с пистолетом. Дом окружал взвод вооружённых морских пехотинцев.

— Господин президент, ваша семья на втором этаже, с ней все в порядке, — тут же доложил полковник Марк Портер. — По периметру казармы окружает стрелковая рота, сейчас прибудет ещё одна.

— Как относительно средств массовой информации? — спросила Прайс.

— Я не получал никаких приказов относительно репортёров. Мне приказано обеспечить безопасность президента и его семьи. Все, кто находятся в радиусе двухсот метров отсюда, наши люди.

— Спасибо, полковник, — произнёс Райан и направился к двери. Проблема со средствами массовой информации его не интересовала. Сержант открыл перед ним дверь, салютуя своему верховному главнокомандующему, как надлежит морскому пехотинцу. Райан машинально приложил руку к виску. Стоящий внутри дома старший сержант показал в сторону лестницы, ведущей на второй этаж. Поскольку он был вооружён, его рука тоже замерла у козырька фуражки. Райану стало ясно, что отныне он не сможет никуда пойти в одиночку. Прайс, ещё один агент Секретной службы и два морских пехотинца поднялись за ним. В коридоре второго этажа стояли два агента Секретной службы и ещё пять морских пехотинцев. Наконец в 23.54 Райан вошёл в спальню и увидел, что жена ждёт его, сидя на кровати.

— Привет, — произнёс он.

— Это правда, Джек?

Райан кивнул, заколебался, затем сел рядом с Кэти.

— Как дети?

— Спят. — Наступила пауза. — Вообще-то они пока не понимают, что произошло. Так что мы все четверо не знаем, что будет дальше, — добавила она.

— Пятеро.

— Президент мёртв? — Кэти повернула голову и увидела кивок мужа. — Я так и не успела как следует познакомиться с ним.

— Хороший человек. Его дети сейчас в Белом доме. Спят. Я не знал, как мне следует поступить, и приехал сюда. — Райан протянул руку к воротничку и развязал галстук. Для этого потребовалось немалое усилие. Пожалуй, не стоит беспокоить детей, решил он.

— Что будет сейчас?

— Мне нужно выспаться. Меня разбудят в пять утра.

— Что нам предстоит завтра?

— Не знаю.

Джеку удалось раздеться. Он надеялся, что новый день принесёт с собой хотя бы некоторые ответы на вопросы, скрытые от него ночью.

Глава 2

Ранний рассвет

Можно было не сомневаться, что они будут настолько точны, насколько это позволяли их электронные часы. Райану показалось, что он едва успел закрыть глаза, как послышался чуть слышный стук в дверь, заставивший его оторвать голову от подушки. Затем наступил короткий момент замешательства, обычный для любого, кто просыпается вне своего дома: где я? Первая промелькнувшая разумная мысль напомнила, что в прошлом ему снилось много снов и, может быть… И тут же за этой мыслью последовала другая, чётко давшая понять, что худшим из снов является реальность. Он находился в незнакомом месте, и объяснить это как-нибудь по-другому было невозможно. Свирепый торнадо унёс его в мир ужаса и замешательства, потом бросил сюда, и это был не Канзас и не страна Оз[4]. Лучшее, что он осознал после нескольких секунд, пока пытался сориентироваться, заключалось в том, что у него не было головной боли от недостатка сна, чего он боялся, и что он чувствовал себя не таким усталым.

— О'кей, я проснулся, — сказал Райан в сторону деревянной двери. Затем он понял, что рядом с его комнатой нет ванной и что ему придётся выйти в коридор. Он так и поступил.

— Доброе утро, господин президент. — Молодой агент, которому хотелось казаться старше, вручил ему халат. И это тоже относилось к обязанностям ординарца, но единственный морской пехотинец, которого увидел Райан в коридоре, стоял, вооружённый пистолетом. Джек подумал, что ночью произошёл, по-видимому, спор между Секретной службой и корпусом морской пехоты за право быть рядом с новым верховным главнокомандующим. Затем он с удивлением обнаружил, что надевает свой собственный халат.

— Ночью мы привезли кое-какие вещи, которые могут вам понадобиться, — шёпотом объяснил агент, а другой передал Райану поношенный темно-бордовый домашний халат, принадлежащий Кэти. Выходит, кто-то сумел проникнуть ночью в их дом, понял Джек, поскольку он никому не передавал ключей, и сумел к тому же отключить сигнализацию. Он бесшумно вернулся в спальню, положил халат возле Кэти и снова вышел в коридор. Третий агент провёл Райана по коридору в пустую спальню. Там на спинке кровати висели четыре его костюма вместе с четырьмя рубашками — судя по внешнему виду, все были тщательно отглажены, — а также полдюжины галстуков и всё остальное. Внезапно Райан почувствовал, что его сотрудниками, пошедшими на это, руководило не столько желание угодить ему, сколько глубокое сочувствие. Они знали — по крайней мере имели представление — о том, как ему трудно, и потому сделали все, что могли, чтобы облегчить его жизнь, причём с таким отчаянным стремлением сделать это как можно лучше. Кто-то даже начистил все три пары его чёрных ботинок до такого блеска, какого можно достичь только в корпусе морской пехоты. Ещё никогда ботинки не выглядели так хорошо, подумал он, направляясь в ванную комнату — там, разумеется, он обнаружил все свои туалетные принадлежности, вплоть до куска мыла фирмы «Зест». А рядом была аккуратно разложена косметика Кэти; Никто не считал, что быть президентом очень просто, но теперь Райана окружали люди, полные решимости облегчить его жизнь и устранить все препятствия, если это им под силу.

вернуться

4

Имеется в виду повесть американского писателя Лимэна Ф. Баума «Волшебник из страны Оз» («Wizard of Oz»), в которой торнадо уносит девочку-героиню из Канзаса в волшебную страну Оз. Вольный русский перевод этой повести сделан О. Волковым и носит название «Волшебник Изумрудного города».

14
{"b":"14491","o":1}