ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Откуда пришла в Хартум эта болезнь? Почему один пациент выжил, а второй — нет? Ему многое не было известно. Макгрегор налил себе чашку чая и попытался забыть о победе и поражении. Он должен получить информацию, сыгравшую решающую роль в судьбе обоих. Одна и та же болезнь в одно и то же время. А результаты совершенно противоположные. Почему?

Глава 32

Повторения

— Я не могу отдать вам эту фотографию и не могу позволить снять копию, но могу показать. — Сотрудник ЦРУ передал снимок Доннеру. Он был в тонких хлопчатобумажных перчатках и заставил корреспондента надеть такие же. — Перчатки необходимы, чтобы не оставить отпечатков пальцев, — пояснил он.

— Это именно то, о чём я думаю? — спросил Доннер, глядя на черно-белую глянцевую фотографию размером восемь на десять дюймов. На ней не было штампа с грифом секретности, по крайней мере на лицевой стороне. Доннер не собирался переворачивать её.

— Вы ведь не хотите знать об этом? — Это был не вопрос, а скорее предупреждение.

— Нет, пожалуй, — ответил Доннер, поняв смысл сказанного. Он не знал, как связан закон о шпионаже — «18 U.S.С. para 79 79 ЗЕ» с первой поправкой к Конституции США о свободе печати, но если ему неизвестно, засекречена фотография или нет, обвинить его в разглашении секретных материалов не мог никто.

— Это советский подводный ракетоносец с атомной силовой установкой, а на трапе стоит Джек Райан. Обратите внимание, что на нём форма офицера военно-морского флота. Это была операция ЦРУ, проведённая совместно с ВМФ США, и вот чего нам удалось добиться. — Он передал Доннеру увеличительное стекло, чтобы тот мог убедиться в принадлежности подводной лодки Советскому Союзу. — Нам удалось обмануть русских, и они пришли к выводу, что ракетоносец взорвался и затонул где-то между Флоридой и Бермудами. Они, наверно, и сейчас так считают.

— Где он сейчас? — спросил Доннер.

— Его затопили год спустя, неподалёку от Пуэрто-Рико.

— Почему именно там?

— В том районе находится самая глубокая впадина Атлантического океана вблизи берегов Америки, примерно пять миль глубиной, так что никто не найдёт его и никто не сможет даже взяться за поиски втайне от нас.

— Это было… ну конечно, припоминаю, — вспомнил Доннер. — Русские проводили тогда крупномасштабные учения недалеко от нашего восточного побережья, и мы подняли шум, протестуя против этого. Они тогда действительно потеряли подводную лодку, верно?

— Две. — Ещё одна фотография появилась из папки. — Видите разрушения в носовой части? «Красный Октябрь» протаранил и потопил русскую подлодку возле Каролинских островов. Она по-прежнему лежит там на дне. Военно-морской флот решил не поднимать лодку, но её обшарили наши автоматические роботы, которые сняли с подлодки много ценных приборов. Эта операция проводилась под прикрытием спасения первой подлодки, затонувшей в результате неисправности атомного реактора. Русские так и не узнали, что случилось со второй «альфой»[79].

— И все это хранилось втайне? — Ситуация казалась поразительной для человека, потратившего многие годы и немалые усилия, чтобы получать от правительства любопытные факты, которые он буквально выдирал, словно дантист зуб у сопротивляющегося пациента.

— Райан знает, как замалчивать факты. — На свет появилась новая фотография. — В этом мешке находится тело русского матроса. Его убил Райан — застрелил из пистолета. Это принесло ему первую звезду за отличие в разведывательной службе. Думаю, он считал, что никто не решится разгласить это обстоятельство — впрочем, причина понятна, не правда ли?

— Это было убийство?

— Нет. — Сотрудник ЦРУ не решился заходить так далеко. — В официальных документах говорится, что произошла перестрелка, были и другие раненые. Так гласят материалы в досье, но…

— Конечно. Заставляет задуматься, правда? — кивнул Доннер, глядя на фотографии. — А это не могло оказаться фальшивкой?

— Пожалуй, могло, — согласился его собеседник. — Но это не фальшивка. Посмотрите на других людей на фотографии — вот адмирал Дэн Фостер, в то время он был начальником морских операций. А рядом с ним капитан третьего ранга Бартоломео Манкузо, он тогда командовал ударной подлодкой «Даллас». Его направили на борт «Красного Октября», чтобы облегчить переход русского ракетоносца в морскую базу Портленда. Манкузо по-прежнему служит на флоте, стал адмиралом, командует подводными силами в Тихом океане. А вот это капитан первого ранга Марк Александрович Рамиус, служил на советском военно-морском флоте и был командиром «Красного Октября». Все они по-прежнему живы. Рамиус живёт сейчас в Джэксонвилле, штат Флорида, работает на базе ВМФ под именем Марка Рамзея в качестве консультанта, — объяснил он. — В этом нет ничего необычного. Получает большую пенсию от правительства, но, видит Бог, он заслужил её.

Доннер запомнил подробности и узнал в лицо одного из людей на фотографии. Нет ни малейших сомнений в том, что это не фальшивка. Кроме того, обманув корреспондента, сотрудник ЦРУ нарушил бы правила игры. В таком случае было бы нетрудно довести до сведения заинтересованных лиц информацию о том, кто нарушил закон. Но ещё хуже то, что этот человек превратился бы из источника информации в объект преследования, а средства массовой информации были по-своему куда более жестоким прокурором, чем мог мечтать любой представитель Министерства юстиции. В конце концов, судебный процесс требовал строгого соблюдения правил, установленных законом, а СМИ действовали намного свободнее.

— О'кей, — произнёс корреспондент. Первый комплект фотографий исчез в папке. На смену ей появилась новая папка, из которой сотрудник ЦРУ извлёк новый снимок.

— Узнаете?

— Это… одну минуту. Кто-то по фамилии… Гер… или Гери… Он был…

— Это Николай Герасимов. Он был председателем бывшего КГБ.

— Погиб при авиационной катастрофе ещё в…

Появилась очередная фотография. Мужчина на ней был старше, более седой и выглядел весьма преуспевающим.

— Эта фотография сделана два года назад в Винчестере, штат Виргиния. Райан отправился в Москву под видом советника на переговоры по ограничению стратегических вооружений. Он заставил Герасимова улететь из Москвы и обратиться к американскому правительству с просьбой о политическом убежище. Никто не знает, как это произошло. Жену и дочь Герасимова тоже вывезли из Советского Союза. Этой операцией руководил лично судья Мур — в то время он был директором ЦРУ. Райан постоянно выполнял его поручения. Он никогда не был законопослушным работником ЦРУ. Райан знает своё дело — тут нужно быть справедливым, верно? Он чертовски способный разведчик, делал вид, что работает на Джеймса Грира как сотрудник разведывательного управления, а не оперативного. Это было прикрытием внутри прикрытия. Насколько я знаю, Райан ни разу не допустил ошибки в своей оперативной деятельности. Мало кто может похвастать этим, но одна из причин состоит в том, что он исключительно безжалостный сукин сын. Способный, умеет работать, но крайне жестокий. Когда ему нужно, он нарушает все бюрократические процедуры, проходит сквозь них, как горячий нож сквозь масло. Райан всегда поступает по-своему, и стоит вам встать у него на пути — вспомните мёртвого русского матроса с «Красного Октября» и всю погибшую команду русской «альфы», лежащей на морском дне неподалёку от Каролин. Это было сделано для того, чтобы сохранить операцию в секрете. Что касается вот этого человека, — сотрудник ЦРУ ткнул пальцем в фотографию, — мне о нём почти ничего не известно. В досье много пропусков. Ни слова о том, как вывезли из России его жену и дочь. Ходят только слухи, да и они скудные.

— Черт побери, мне бы знать это несколько часов назад.

— Ну что, Том, понял, что тебя обманули? — донёсся из динамика голос Келти.

— Я знаком с этой проблемой, — сказал сотрудник ЦРУ. — Райан ловок и хитёр. Более того, он скользкий, как уж. Он прокатился через ЦРУ, словно Дорога Хэмилл по льду Инсбрука, и поступал так на протяжении многих лет. Конгресс обожает его. Почему? Да потому, что он производит впечатление самого искреннего и прямого человека со времён честного Эйба[80] с той лишь разницей, что убивал людей. — Сотрудника ЦРУ звали Пол Уэбб, он был высокопоставленным чиновником в разведывательном управлении ЦРУ, но его влияние оказалось недостаточным, чтобы спасти весь отдел, которым он руководил, от сокращения штатов. По мнению Уэбба, он давно должен был занимать место заместителя директора ЦРУ по разведывательной деятельности, вот только Райан сумел втереться в доверие к Джеймсу Гриру и этим помешал ему. Вот почему его карьера закончилась на первой ступени высшего руководства, а теперь у него отнимали и это. Уэбб заслужил пенсию — пенсии-то его никто не сможет лишить. Впрочем, если станет известно, что он вывозил эти материалы из Лэнгли, его ждут очень крупные неприятности… а может быть, и нет. Что происходит в конце концов с теми, кто обращает внимание на нарушения в деятельности правительственных департаментов? Средства массовой информации всеми силами оберегают свои источники, сам он уже достаточно долго прослужил в ЦРУ и… ему не хотелось быть уволенным на пенсию. В другое время, хотя он отказывался признаться в этом самому себе, гнев мог заставить его искать контакты с другой стороной — но нет, только не это. Он не стал бы работать на противника. А вот средства массовой информации — не противник, правда? Уэбб убедил себя в этом, несмотря на то что на протяжении всей карьеры придерживался иной точки зрения.

вернуться

79

См. книгу Т. Клэнси «Охота за „Красным Октябрём“» (М.: Мир, 1997).

вернуться

80

Честный Эйб — прозвище президента США Авраама Линкольна (1861-1865).

185
{"b":"14491","o":1}