ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Что ещё? — спросил Робби.

— Вот здесь, на этой базе к западу от Абу-Сукайра, ведётся подготовка артиллерийских полигонов — их выравнивают бульдозерами и очищают, а на базе ВВС к северу от Наджефа разместились новые самолёты — МиГи и «Сухие», но, судя по инфракрасному излучению, их двигатели остаются холодными.

— Выводы? — прозвучал голос Тони Бретано.

— Сэр, выводы могут быть любыми, — ответил полковник. — Новая страна проводит интеграцию вооружённых сил. Им предстоит провести массу совместных учений, чтобы слиться в единую армию. Нас удивило объединение иранских и иракских дивизий в корпуса. Это приведёт к возникновению множества административных проблем, но с политической и психологической точек зрения подобное объединение представляется разумным шагом. Таким образом у них создаётся впечатление, что они действительно являются единой страной.

— Значит, ничего угрожающего? — спросил министр обороны.

— Ничего слишком угрожающего, по крайней мере сейчас.

— Сколько времени потребуется, чтобы перебросить эти корпуса к границе с Саудовской Аравией? — спросил Джексон, чтобы его босс ясно понял, о чём идёт речь.

— После того как будет закончена учебная подготовка и заправка? Скажем, от сорока восьми до семидесяти двух часов. Мы способны осуществить это вдвое быстрее, но у нас степень боевой подготовки выше.

— Каков состав их вооружённых сил?

— В общей сложности эти три корпуса — шесть тяжёлых дивизий — имеют на вооружении чуть больше полутора тысяч тяжёлых боевых танков, свыше двух с половиной тысяч боевых машин пехоты, более шестисот артиллерийских стволов — мы все ещё не определились с их красной командой, адмирал. Красная команда — это артиллерия, господин министр, — объяснил полковник. — В отношении материально-технического обеспечения они пользуются прежней советской системой.

— Что это значит?

— Их материально-техническое обеспечение является органической частью дивизионной структуры. Мы тоже пользуемся такой системой, но имеем в своём распоряжении отдельные формирования, задачей которых является снабжение боевых частей.

— Эти войска по большей части состоят из резервистов. — Джексон повернулся к министру обороны. — Советская модель позволяет использовать более интегрированные боевые части, но только в течение короткого времени. Они не в состоянии вести боевые действия так долго, как мы, — я имею в виду не только собственно время действий, но и отдалённость.

— Действительно, сэр, — подтвердил офицер, проводивший брифинг. — Когда в 1990 году иракские войска вошли в Кувейт, они покрыли максимальное расстояние, на которое были способны продвинуться, не делая остановки для повторного обеспечения боеприпасами и топливом. А в Кувейте им пришлось остановиться и заняться этим.

— Это ещё не все. Сообщите министру об остальном, — распорядился Джексон.

— После остановки, длившейся от двенадцати до двадцати четырех часов, они были готовы двинуться дальше. Это было сделано не из политических соображений.

— Меня всегда озадачивало, почему они не продолжили наступление. Им под силу было захватить нефтяные месторождения Саудовской Аравии?

— С лёгкостью, — ответил полковник. — Потом, наверно, он раскаивался, что не сделал этого, — добавил офицер без тени сочувствия.

— Таким образом, здесь существует опасность? — Бретано задавал простые вопросы и выслушивал ответы. Джексону это нравилось. Министр обороны понимал, что многого не знает, и не стеснялся учиться.

— Совершенно верно, сэр. Эти три корпуса представляют потенциальную ударную силу, примерно равную по мощности войскам, использованным Саддамом Хусейном. Могут быть использованы и другие части, но они представляют собой всего лишь оккупационные войска. Вот здесь сосредоточен мощный боевой кулак. — Полковник постучал указкой по карте.

— Но он всё ещё спрятан в кармане. Сколько времени потребуется для того, чтобы изменить ситуацию?

— Не меньше нескольких месяцев, чтобы добиться максимальной боеготовности, господин министр. Это зависит прежде всего от их общих политических намерений. По местным стандартам все эти воинские части по отдельности подготовлены отлично. Самой серьёзной задачей является интеграция их штабов и организационных принципов.

— Объясните, — распорядился Бретано.

— Сэр, я думаю, что это можно назвать совершенствованием менеджмента. Каждый штабной офицер должен знать своих партнёров, чтобы получить возможность поддерживать непрерывную связь друг с другом и начать думать одинаково.

— Пожалуй, лучше провести аналогию с футбольной командой, — вмешался Джексон. — Нельзя собрать вместе одиннадцать игроков, выпустить их на поле и надеяться, что они будут действовать сыгранно. Надо, чтобы все ознакомились с одинаковыми принципами командной игры, и каждый из них должен знать, на что способен другой игрок.

— Значит, здесь нужно беспокоиться в первую очередь не о вооружении, — кивнул министр обороны. — Самое главное — люди.

— Совершенно точно, сэр, — подтвердил полковник. — Я могу научить вас водить танк за несколько минут, но пройдёт немало времени, прежде чем я позволю вам маневрировать вместе с остальными танками моей бригады.

— Так вот почему вам так нравится, когда каждые несколько лет появляется новый министр обороны, — лукаво улыбнулся Бретано.

— Почти все быстро осваиваются на этом месте.

— Ну хорошо, так что мы скажем президенту?

* * *

Эскадры боевых кораблей Китая и Тайваня находились на почтительном расстоянии друг от друга, словно с севера на юг по проливу, отделяющему остров от материка, протянулась невидимая граница. Корабли тайваньского флота плыли с такой же скоростью, как и китайские, преграждая им доступ к их островному дому, но неофициальные правила были установлены, и пока их никто не нарушал.

Это вполне устраивало командира американской подводной лодки «Пасадена», на которой акустики и группа слежения пытались контролировать происходящее с кораблями обоих флотов, причём в душе надеясь, что, пока они находятся между боевыми кораблями двух флотов, те не начнут обмениваться ударами. Погибнуть по ошибке было бы слишком печальным концом.

— Торпеда в воде, пеленг два-семь-четыре! — донёсся возглас из отсека акустиков. Головы моряков повернулись и слух обострился.

— Всем сохранять спокойствие, — негромко приказал капитан. — Гидропост, мне нужны более подробные сведения! — произнёс он уже гораздо громче.

— Такой же пеленг, как на контакт «Сьерра четыре-два», это эсминец типа «луда-II», сэр. Торпеда пущена, наверно, с него.

— Пеленг на «Четыре-два» два-семь-четыре, расстояние тридцать тысяч ярдов, — тут же сообщил старшина из группы слежения.

— Шум походит на одну из их самонаводящихся торпед, сэр, шесть лопастей, вращаются с большой скоростью, пеленг меняется с севера на юг, определённо проходит мимо нас.

— Очень хорошо, — отозвался капитан, заставляя себя сохранять спокойствие.

— Возможно, целью является «Сьерра-один-пять», сэр. — Этот контакт был старой субмариной типа «минг», китайской копией древней русской подлодки типа «ромео», ржавой развалиной, спроектированной в начале пятидесятых годов, которая всплыла меньше часа назад, чтобы перезарядить аккумуляторные батареи.

— Она на пеленге два-шесть-один, примерно на той же дистанции. — Это прозвучал голос офицера, командующего группой слежения. Главный старшина слева от него кивнул головой в знак согласия.

Капитан закрыл глаза и позволил себе вздохнуть. Он слышал рассказы о добрых старых днях холодной войны, когда подводники вроде Берта Манкузо уходили на север в Баренцево море и иногда оказывались прямо в районе стрельб кораблей советского военно-морского флота, ведущихся боевыми снарядами, а временами, может быть, их даже принимали за учебные цели. Сейчас они шутили, сидя в своих кабинетах, что это была хорошая возможность проверить на деле, насколько эффективны советские боеприпасы. Теперь он понял, что они испытывали тогда. К счастью, его личный гальюн находился всего в двадцати футах, так что, если произойдёт неладное…

205
{"b":"14491","o":1}