ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Меньше часа, мсье министр. — Адлер улыбнулся, и девушка пошла обратно.

— Королевские ставки, господин секретарь, — сказал ему Кларк.

Чавез посмотрел на свои карты. Пара пятёрок. Неплохое начало Он бросил четвертак в центр стола после Адлера.

* * *

У аэробуса А-310, изготовленного в Европе, при взрыве ракеты вышел из строя правый двигатель, но на этом его несчастья не кончились Ракета с инфракрасной головкой наведения подлетела к правому борту сзади и нанесла удар по боковой стороне огромного турбовентилятора «Дженерал электрик», так что осколки после взрыва разорвали наружную поверхность крыла. Некоторые из осколков пробили топливные баки — к счастью, почти пустые, — и оттуда начало выливаться горящее топливо, что привело в панику тех, кто сидели у иллюминаторов и могли видеть происходящее снаружи. Но это не было самым пугающим. Огонь позади самолёта не мог причинить никакого вреда, опустевший топливный бак не взорвался, как это могло бы случиться всего десятью минутами раньше. Хуже всего были повреждения, нанесённые плоскостям управления.

Оба пилота были опытными лётчиками, как этого требовали правила пассажирских авиаперевозок. Аэробус мог продолжать полет и на одном двигателе, который остался цел и теперь работал на полную тягу, потому что второй пилот отключил правый двигатель и нажал кнопку ручного контроля мощной системы пожаротушения. Через несколько секунд смолкли сирены, предупреждающие о пожаре, и второй пилот смог вздохнуть.

— Повреждён руль высоты, — сообщил пилот, потянув на себя рычаг управления и обнаружив, что аэробус не реагирует на это должным образом.

Однако вина тут лежала не на экипаже авиалайнера Дело в том, что аэробус практически управлялся компьютером и команды поступали от него на основании обширной программы и информации, получаемой непосредственно от различных датчиков, размещённых на корпусе самолёта, и от действий пилотов. Компьютеры принимали эти данные, анализировали их и затем давали команду плоскостям управления, что делать дальше. Повреждения, полученные от взрыва ракеты, не были предусмотрены программным обеспечением. Программа зарегистрировала выход из строя одного двигателя и пришла к выводу, что результатом был его взрыв, что программным обеспечением предусматривалось. Бортовые компьютеры оценили размер повреждений, полученных самолётом, проверили, какие плоскости управления действуют и насколько хорошо, и дали команды в соответствии с ситуацией.

— Двадцать миль, — доложил второй пилот, когда аэробус лёг на курс прямого подлёта к аэродрому. Пилот отрегулировал подачу газа с помощью дросселя, а компьютеры — на борту авиалайнера их было семь — пришли к выводу, что действия пилота правильны, и уменьшили тягу двигателя. Самолёт сжёг почти все топливо и потому был лёгким. В распоряжении пилотов было достаточно тяги. Они уже успели спуститься, так что потеря давления внутри салона им не угрожала. Пилоты чувствовали, что могут управлять самолётом и постараются дотянуть до посадочной полосы. Рядом летел пришедший на помощь истребитель. Его пилот решил осмотреть снаружи причинённые повреждения и попытался связаться с экипажем, чтобы сообщить результаты осмотра, но те на мандаринском наречии раздражённо потребовали, чтобы он оставил их в покое.

Пилот истребителя видел, как поток воздуха срывает обшивку с аэробуса, и попытался сообщить об этом, но его снова отказались слушать. Истребитель отлетел чуть назад и в сторону, чтобы наблюдать за авиалайнером, одновременно он вёл переговоры со своей базой.

— Десять миль. — Скорость была теперь меньше двухсот узлов, пилоты попытались опустить закрылки и предкрылки, но плоскости управления на правом крыле не сработали, и потому компьютеры, заметив это, не выпустили их и на левой стороне. Это сулило посадку на излишне высокой скорости. Оба пилота нахмурились, выругались и продолжали вести самолёт.

— Шасси, — скомандовал первый пилот. Второй пилот щёлкнул переключателями, шасси опустилось и замкнулось на месте, что вызвало вздох облегчения у пилотов. Они не знали, что обе покрышки на правой стороне повреждены.

Теперь они видели перед собой посадочную полосу и вращающиеся огни аварийных автомобилей. Аэробус пересёк ограду аэродрома и снизился к дорожке. Обычная посадочная скорость составляет сто тридцать пять узлов, а они зашли на посадку при скорости в сто девяносто пять. Пилот знал, что ему понадобится вся длина полосы, каждый её фут, и потому колеса авиалайнера коснулись дорожки меньше чем в двухстах метрах от её начала.

Аэробус сильно ударился колёсами и покатился по дорожке. Это продолжалось недолго. Правая пара покрышек выдержала меньше трех секунд, затем они потеряли давление, а ещё через секунду металлическая стойка шасси начала бороздить по бетону посадочной полосы, прорывая в ней все более углубляющуюся борозду. Оба пилота и компьютеры на борту авиалайнера пытались удержать самолёт на прямом курсе, но это им не удалось. Аэробус А-310 развернуло вправо. Покрышки левой стороны шасси взорвались с пушечным грохотом, и двухмоторный реактивный авиалайнер лёг на брюхо. Секунду казалось, что он начнёт кувыркаться по траве, но потом конец крыла отломился, и самолёт принялся крутиться, лёжа плашмя на земле. Фюзеляж разломился на три неравные части. В том месте, где левое крыло отделилось от фюзеляжа, мелькнул язык пламени. К счастью, передняя часть самолёта откатилась вперёд, задняя часть — в сторону, зато средняя остановилась почти точно в середине пылающей лужи топлива, и все усилия примчавшихся сюда пожарных оказались напрасными. Позднее определили, что сто двадцать семь человек, оказавшихся в средней части фюзеляжа, погибли, почти сразу задохнувшись в пламени. Ещё сто четыре пассажира уцелели, включая экипаж, но с травмами разной степени тяжести. Видеозапись катастрофы будет передана по спутниковым каналам меньше чем через час, и главной новостью станет этот международный инцидент.

* * *

Когда самолёт коснулся посадочной дорожки, Кларк почувствовал, как у него по коже пробежал холодок. Глядя через иллюминатор, он решил, что узнает кое-что, но потом признался себе, что скорее всего это ему просто кажется и к тому же все международные аэропорты выглядят в темноте одинаково. Французские лётчики рулили к ангару в целях безопасности, следуя указаниям следовать за другим реактивным самолётом, который совершил посадку минутой раньше.

— Ну что ж, вот мы и здесь, — произнёс Динг, широко зевая. У него на руках было двое часов — одни были поставлены по местному времени, другие по вашингтонскому, и он, глядя на часы, пытался понять, по какому времени живёт сейчас его тело. Затем Чавез посмотрел в иллюминатор с любопытством туриста и, как это бывает обычно, пережил разочарование. Судя по тому, что он увидел, это вполне мог быть Денвер или любой другой аэропорт.

— Извините меня, — сказала черноволосая стюардесса. — Нас попросили оставаться в самолёте, пока обслужат тот, что прибыл раньше.

— Что такое несколько минут? — философски произнёс государственный секретарь Адлер, уставший не меньше остальных. Чавез посмотрел в иллюминатор.

— Вот он, наверно, и совершил посадку перед нами.

— Будьте любезны выключить освещение в салоне, — попросил Кларк и сделал жест в сторону своего напарника.

— Почему… — начал Адлер. Кларк молчаливым жестом прервал госсекретаря. Стюардесса выполнила его просьбу. Динг понял, что имел в виду Джон, и достал камеру из сумки.

— В чём дело? — негромко спросил Адлер, как только в салоне стало темно.

— Прямо перед нами «гольфстрим», — ответил Джон, глядя в иллюминатор. — Их немного в этом регионе, а этот направляется в охраняемый ангар. Давайте посмотрим, нельзя ли узнать, кому он принадлежит, хорошо?

Разведчики всегда разведчики, напомнил себе Адлер. Он не возражал. Дипломаты тоже собирали информацию, и сведения о том, кто имеет доступ к такому дорогостоящему виду транспорта, могут сказать им, кто занимает столь высокое место в правительстве ОИР. Через несколько секунд под колеса их самолёта подсунули тормозные колодки, а к «гольфстриму», стоящему в пятидесяти метрах от них на стоянке, отведённой для самолётов иранских — теперь ОИР — ВВС, подкатила процессия правительственных автомобилей.

234
{"b":"14491","o":1}