ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Кто-то занимающий важный пост, — заметил Динг.

— Какой плёнкой заряжена твоя камера?

— ASA 1200, мистер К., — ответил Чавез, выбирая установку для телеобъектива. В кадр поместился весь самолёт. Динг решил, что увеличения достаточно, и начал снимать, как только из самолёта опустили трап.

— А-а, — первым заметил это Адлер. — Ну что ж, это не должно быть таким уж сюрпризом.

— Дарейи, не правда ли? — спросил Кларк.

— Да, это наш друг, — подтвердил государственный секретарь. Услышав это, Чавез десять раз быстро щёлкнул камерой, запечатлев спускающегося из самолёта мужчину, а потом и встречающих, которые обнимали его, словно они давно не виделись. Затем мужчину проводили к автомобилю. Машины отъехали. Чавез успел сделать ещё один снимок, затем уложил камеру в сумку. Прошло пять минут, прежде чем им разрешили покинуть самолёт.

— Как вы считаете, меня должно интересовать, сколько сейчас времени? — спросил Адлер, направляясь к двери.

— Скорее всего нет, — ответил Кларк. — Думаю, до начала встречи нам дадут несколько часов отдохнуть.

Внизу у трапа стоял французский посол, рядом с ним явно охранник и позади ещё десять иранских охранников. Они поедут во французское посольство в двух автомобилях, причём впереди будут ехать две машины иранской охраны и ещё две позади, составив, таким образом, что-то вроде полуофициального кортежа. Адлер вместе с послом сели в первый автомобиль, Кларк и Чавез разместились во втором. В нём на переднем сиденье были водитель и ещё один человек. Судя по всему, оба из французской разведки.

— Добро пожаловать в Тегеран, друзья мои, — приветствовал американцев тот, что сидел рядом с шофёром.

— Merci, — ответил Динг и широко зевнул.

— Извините, что мы подняли вас так рано, — добавил Кларк. Скорее всего это местный резидент Управления французской внешней разведки, подумал он. Те французы, с которыми они с Дингом беседовали в Париже, явно уже успели позвонить в Тегеран и предупредить, что двое охранников госсекретаря, похоже, явно не из Госдепа, а из ЦРУ.

Слова француза тут же подтвердили его догадку.

— Насколько мне известно, это у вас не первый визит в Тегеран, — заметил он.

— Сколько времени вы уже здесь? — спросил Джон.

— Два года. Говорить в автомобиле безопасно, — добавил француз, имея в виду, что в машине нет подслушивающих устройств.

— Мне звонили из Вашингтона и поручили кое-что передать вам, — обратился в то же время посол к Адлеру в первом автомобиле. Затем он рассказал все, что ему было известно об инциденте с аэробусом в Тайбэе. — Боюсь, что после возвращения домой вам придётся немало потрудиться.

— О Боже! — вырвалось у Адлера. — Только этого нам и не хватало. Какова реакция сторон на это печальное происшествие?

— Пока мне ничего не известно. Но ситуация изменится через несколько часов. Ваша встреча с аятоллой Дарейи намечена на половину одиннадцатого, так что можете немного отдохнуть. Вы вылетаете обратно в Париж сразу после ланча. Мы окажем вам всяческое содействие.

— Спасибо, господин посол. — Адлер слишком устал, чтобы продолжать.

— Вам известно, как это произошло? — спросил Чавез во втором автомобиле.

— Мы знаем только то, что передало ваше правительство. По-видимому, произошёл короткий воздушный бой над Тайваньским проливом, и ракета попала в случайную цель.

— Число пострадавших? — задал вопрос Кларк.

— Пока неизвестно, — ответил глава местной французской резидентуры.

— Вообще-то трудно попасть ракетой в авиалайнер и никого при этом не убить, — прокомментировал новость Динг и закрыл глаза, предвкушая мягкую постель во французском посольстве.

* * *

Та же самая новость была передана Дарейи точно в тот же момент. Он удивил сопровождающее его духовное лицо тем, что никак не отреагировал на это. Махмуд Хаджи уже давно пришёл к выводу, что люди, ничего не знающие о происходящем, вряд ли смогут помешать развитию событий.

* * *

Французское гостеприимство ничуть не пострадало от того, что его проявили в месте, уж слишком отличном от Города Света. На территории посольства, огороженной высокой кирпичной стеной, трое французских солдат забрали багаж приехавших американцев, а какие-то люди в ливреях проводили их в отведённые им комнаты. Постели были готовы, а на тумбочках рядом стояли кувшины с водой, в которой плавали кубики льда. Чавез снова проверил часы, застонал и рухнул в постель. У Кларка сон пришёл не сразу. Последний раз, когда он находился в здании посольства в этом городе… Что было тогда? — спросил он себя. Почему это так его беспокоит?

* * *

Брифинг в ситуационном центре проводил адмирал Джексон, иллюстрируя свои слова видеозаписью.

— Это было записано на крейсере «Порт ройял». У нас есть аналогичная запись, сделанная на эсминце «Салливаны», но поскольку между ними нет разницы, мы решили воспользоваться этой, — начал он.

В руке адмирал держал длинную деревянную указку, которую начал передвигать по телевизионному дисплею.

— Вот звено из четырех истребителей, по-видимому, это «Джианджи Хонгзай-7», мы называем их Б-7. У них два двигателя, и они двухместные, технические характеристики мало отличаются от нашего старого «фантома» F-4. Звено покидает землю и залетает слишком далеко. Примерно вот здесь проходит ничейная полоса, и ни одна из сторон до сегодняшнего дня ни разу не нарушала эту границу. Вот второе звено, по-видимому, истребители такого же типа и…

— Вы не уверены в этом? — спросил Бен Гудли.

— Мы опознаём самолёты по их лётным характеристикам и по отражённому сигналу на экране радара. Радар не в состоянии определить тип самолёта, — объяснил адмирал. — Мы делаем заключение относительно типа самолёта по его поведению в воздухе и по электронному излучению, исходящему от установленного на нём оборудования. Короче говоря, первое звено летит на восток и пересекает невидимую линию вот здесь. — Указка пробежала по соответствующей линии на дисплее. — Вот звено из четырех тайваньских F-16 мчится им навстречу, готовясь дать отпор. Они видят, что истребители КНР залетели слишком далеко и устремляются им наперерез. Затем первая группа истребителей КНР поворачивает на запад… вот здесь… второе звено из четырех истребителей коммунистического Китая включает свои радиолокаторы, но, вместо того чтобы следовать за своим первым звеном, они освещают F-16-e.

— Что ты хочешь этим сказать, Робби? — спросил президент.

— У меня создалось впечатление, что первое звено имитировало предрассветную атаку на континентальные аэродромы, а второе звено должно было защищаться против этого нападения. На первый взгляд это кажется самыми обычными учениями. Однако второе звено осветило своими радиолокаторами не те самолёты, а когда они переключили радары с режима поиска на режим наведения, один из тайваньских пилотов пришёл к выводу, что его атакуют, и выпустил ракету. Затем то же самое сделал его ведомый. Вот в этом месте «Слэммер» попадает в Б-7, а его ведомый уходит от нацеленной в него ракеты — ему чертовски повезло — и выпускает свою. Далее все начинают пускать ракеты друг в друга. Вот этот F-16 уклоняется от одной ракеты, но тут же натыкается на вторую — видите, пилот катапультируется, и мы думаем, что ему удалось спастись. Но эта пара истребителей пускает четыре ракеты, и в поле наведения одной из них попадает авиалайнер. Маршевый двигатель этой ракеты действовал необычно долго, должно быть, она попала в авиалайнер в последние секунды своего полёта Мы проверили расстояние — оно оказалось на две мили больше обычной дальности таких ракет. К тому моменту, когда ракета попала в авиалайнер, все истребители уже повернули обратно — истребители КНР потому, что у них, по-видимому, подходил к концу запас топлива, а тайваньские потому, что истратили весь боезапас. В общем обе стороны проявили себя не лучшим образом.

— Вы считаете, что это простая случайность? — послышался голос Тони Бретано.

235
{"b":"14491","o":1}