ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

Официальная телеграмма не была особенно неожиданной. Американский государственный секретарь просил о встрече для обсуждения на правительственном уровне вопросов, представляющих взаимный интерес. Чанг знал, что от этого нельзя уклониться и гораздо лучше по-дружески принять американца, уверить в своей невиновности и осторожно спросить, как понимать высказывание американского президента на пресс-конференции: это просто оговорка или он намерен изменить существующую политику своей страны по отношению к Китаю. Одно обсуждение этого не относящегося к делу вопроса займёт у Адлера несколько часов, решил Чанг. Американец предложит, наверно, стать посредником между Пекином и Тайбэем, ездить из одного города в другой, надеясь снять возникшее напряжение. Это окажется очень полезным.

А пока учения продолжались, хотя и с несколько большим уважением к нейтральной полосе, разделяющей две вооружённые группировки. Жар в отношениях между сторонами пока не спал, но его спустили на отметку «медленное кипение». Китайская Народная Республика, уже объяснил её посол в Вашингтоне, не совершила ничего плохого — первый выстрел принадлежал не ей и она не имела ни малейшего желания вести военные действия. Проблема заключалась лишь в отколовшейся провинции, и, если только Америка согласится на очевидное решение вопроса — существование всего лишь одного Китая, — проблему можно быстро урегулировать.

Однако Америка долгое время придерживается политики, не устраивающей ни одну из сторон, а именно: стремится поддерживать дружеские отношения как с Пекином, так и с Тайбэем, рассматривая последний как юридически не совсем оформленную страну, какой она и является на самом деле, но отказываясь сделать логический вывод из ситуации. Вместо этого Америка заявляет, что существует только один Китай, но этот Китай не имеет права силой распространить своё правление на «другой» Китай, которого в соответствии с официальной американской политикой не существует. Такова последовательность по-американски. Будет весьма приятно обратить на это внимание государственного секретаря.

* * *

— «Китайская Народная Республика будет рада принять государственного секретаря Адлера в интересах мира и региональной стабильности». Ну что ж, очень любезно с их стороны, — прокомментировал Райан. Он всё ещё находился у себя в кабинете, несмотря на поздний час — было девять вечера, — и невольно подумал, что там без него смотрят по телевизору дети. Он возвратил телеграмму Адлеру.

— Вы действительно уверены, что они сбили авиалайнер? — спросил госсекретарь у адмирала Джексона.

— Если я ещё раз просмотрю видеозапись, плёнка окончательно выйдет из строя.

— Иногда ведь люди допускают ошибки.

— Только не в этом случае, сэр, — ответил Робби, опасаясь, что ему действительно придётся ещё раз прокрутить видеозапись. — И учения их военно-морского флота продолжаются уже довольно длительное время.

— Ну и что? — спросил Райан.

— Их учения так затянулись, что уже, должно быть, техника перешла все допустимые границы техобслуживания. Они не отличаются таким тщательным уходом за механизмами, какой установлен у нас, и использовали уже огромное количество горючего. Мы наблюдаем самое продолжительное пребывание их кораблей в море. Почему они так затягивают учения? Воздушный бой и сбитый при этом авиалайнер представляются мне достаточно убедительным оправданием, чтобы закончить учения и вернуться в порты, заявив, что они добились своего.

— Национальная гордость, — высказал предположение Адлер. — Стремление спасти лицо.

— Правда, с того времени они несколько сократили масштаб операций. Больше не приближаются к той линии, которую я вам показал. Тайваньские вооружённые силы находятся сейчас в состоянии полной боевой готовности. А может быть, в том-то и причина, — заметил начальник оперативного управления. — Нет смысла осуществлять нападение на врага, готового отразить атаку. Прежде надо дать ему немного успокоиться.

— Робби, но ты ведь сам сказал, что настоящее нападение невозможно, — напомнил Райан.

— Джек, поскольку мне неизвестны их намерения, я вынужден основывать свои заключения на их возможностях. Им по силам организовать крупное сражение в проливе, и не исключено, что они одержат в нём верх, если такое сражение произойдёт. Может быть, это окажется достаточно мощным политическим рычагом и под таким давлением Тайвань будет вынужден пойти на значительные уступки. Их действия уже привели к смерти людей, — напомнил Джексон своим собеседникам. — Да, конечно, они не так высоко ценят человеческую жизнь, как мы, но когда убиваешь людей, пересекаешь ещё одну невидимую черту — и они знают наше отношение к этому.

— Давайте перебросим авианосец на север, — сказал Адлер.

— Почему, Скотт?

— Господин президент, это даст мне в руки козырную карту, которую я смогу положить на стол. Это покажет, что мы серьёзно относимся к вопросу. Как только что сказал нам адмирал Джексон, мы действительно высоко ценим человеческую жизнь, и им придётся согласиться с тем обстоятельством, что мы не хотим и не позволим, чтобы события и дальше развивались в этом направлении.

— Что, если они всё-таки продолжат своё давление, вдруг произойдёт ещё один «несчастный случай», в котором погибнут наши военнослужащие?

— Господин президент, это оперативный вопрос, и потому он затрагивает мою сферу деятельности. Мы разместим «Эйзенхауэр» с восточной стороны острова. Случайно попасть туда они не смогут. Для этого им придётся преодолеть три оборонительных пояса: один, принадлежащий Китайской Республике и расположенный над проливом, другой — над самим островом и третий, установленный командиром боевой авианосной группы. Я также могу поставить корабль с системой «Иджис» у входа в пролив так, что он обеспечит нам полное радиолокационное прикрытие всего пролива. Это в том случае, если ты прикажешь перебросить «Эйзенхауэр» в тот район. При этом Тайвань получит преимущество в четыре эскадрильи истребителей и радиолокационное прикрытие, осуществляемое самолётами раннего радиолокационного обнаружения. Вот тогда они будут чувствовать себя в большей безопасности.

— И это позволит мне вести более успешные переговоры, если придётся ездить взад-вперёд, — сделал вывод государственный секретарь.

— Но тогда беззащитным останется весь Индийский океан. Уже давно мы так не поступали. — Все отметили, что адмирал Джексон постоянно возвращается к этой теме.

— Неужели у нас там ничего нет? — спросил Джек. Он понял, что ему следовало задать этот вопрос раньше.

— Крейсер «Анцио», два эсминца и два фрегата, охраняющих группу транспортных кораблей, гружённых матчастью для усиленной бригады. Эта группа базируется на Диего-Гарсии. Мы никогда не оставляем Диего-Гарсию без охраны, когда там находится эта группа. Кроме того, в том районе крейсирует подводная лодка типа 688. Этого достаточно для охраны, но слишком мало для демонстрации военной мощи. Вы ведь понимаете, мистер Адлер, что значит авианосец.

Государственный секретарь кивнул.

— Их воспринимают серьёзно. Вот почему мне кажется, что он понадобится у китайских берегов.

— Он говорит разумные вещи, Робби. Где сейчас «Эйзенхауэр»?

— Между Австралией и Суматрой, приближается к проливу Сунда. Учения «Южная чаша» имитируют нападение индийских войск на северо-западное побережье Австралии. Если мы сейчас отдадим приказ об изменении его дислокации, авианосец с сопровождающими кораблями прибудет к Тайваню чуть больше чем через четверо суток.

— Пусть он направляется туда максимальным ходом, Робби.

— Слушаюсь, сэр, — отозвался адмирал Джексон, хотя лицо его все ещё выражало сомнение. Он сделал знак в сторону телефона, получил разрешение и связался с Национальным центром военного командования. — Говорит адмирал Джексон. Я только что получил приказ от верховного главнокомандующего. Приступайте к выполнению плана «Синяя гончая». Сообщите о получении приказа, полковник. — Робби выслушал ответ и кивнул. — Отлично, спасибо. — Он положил трубку и повернулся к президенту. — О'кей, сэр, «Эйзенхауэр» развернётся через десять минут и с максимальной скоростью направится к Тайваню.

246
{"b":"14491","o":1}