ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Кто сбил авиалайнер? — спросил другой репортёр.

— Мы все ещё изучаем полученную информацию, и…

— Господин президент, поблизости находились два корабля нашего военно-морского флота, оборудованные системой «Иджис». Вы не можете не знать, что там произошло. — Было ясно, что репортёр успел ознакомиться с ситуацией.

— Я не могу дать вам более подробных сведений о случившемся. Государственный секретарь Адлер обсудит обстоятельства инцидента со сторонами, принимавшими участие в конфликте. Мы, со своей стороны, прежде всего хотим добиться того, чтобы впредь там не происходило событий, угрожающих жизни людей.

— Господин президент, позвольте мне дополнить свой вопрос: вы наверняка знаете больше, чем говорите. В этом инциденте погибло четырнадцать американских граждан. Американский народ имеет право знать причину происшедшего.

Главное заключалось в том, что репортёр был совершенно прав, но ведь и он был по-своему прав, уходя от ответа на этот вопрос.

— Нам неизвестны подробности случившегося. До тех пор пока мы не узнаем этого, я не могу дать вам определённый ответ. — Впрочем, с философской точки зрения это была правда. Он знал, кто запустил ракету, но не имел представления почему. Вчера Адлер вполне разумно убедил его, что пока это следует хранить в тайне.

— Мистер Адлер вчера возвратился из какой-то поездки. Почему это держится в секрете? — Это снова говорил Пламер, повторяя вопрос, который он уже задавал накануне.

Я убью Арни за то, что он всё время подвергает меня таким испытаниям, подумал Райан.

— А, Джон, государственный секретарь был занят важными консультациями. Это все, что я могу сейчас сказать.

— Но он был на Среднем Востоке, не правда ли?

— Следующий вопрос.

— Сэр, Пентагон сообщил, что авианосец «Эйзенхауэр» направляется в Южно-Китайское море. Вы отдали этот приказ?

— Да. Мы пришли к выводу, что в сложившейся ситуации нам следует обратить более пристальное внимание на этот регион, где затрагиваются наши жизненно важные интересы. Хочу обратить ваше внимание на то, что мы не становимся на сторону одного из участников конфликта, а защищаем собственные интересы.

— Как вы считаете, появление авианосца снизит напряжённость или усилит её?

— Как вы сами понимаете, мы отнюдь не стремимся ухудшить ситуацию. Нам хочется ослабить напряжённость в этом регионе. В интересах обеих сторон сделать шаг назад и задуматься над тем, что происходит. В результате происшедших событий там погибли люди, — напомнил репортёрам президент. — Среди погибших есть и американцы. Вот почему мы особенно заинтересованы в том, что там происходит. Защита наших интересов и жизни американских граждан является долгом правительства и вооружённых сил Соединённых Штатов. Корабли военно-морских сил, направляющиеся в этот район, будут наблюдать за развитием событий и заниматься учениями. Это все.

* * *

Чанг Хансан снова посмотрел на часы и подумал, что такой конец рабочего дня становится приятной традицией — вот так глядеть на американского президента, который поступает по твоему желанию. Теперь Китай выполнил свои обязательства, данные этому дикарю Дарейи. Впервые за последние двадцать лет в Индийском океане нет крупных военно-морских соединений США. Через пару часов американский министр иностранных дел вылетит из Вашингтона. Ему понадобится часов восемнадцать, чтобы долететь до Пекина, и тут он окунётся в обмен дипломатическими банальностями. Чанг Хансан постарается выжать как можно больше уступок у Америки и тайваньского марионеточного государства. Может быть, некоторые из них будут достаточно значительными, подумал он, принимая во внимание, что Америке придётся столкнуться с немалыми трудностями в другом регионе…

* * *

Адлер находился у себя в кабинете. Вещи были упакованы и уже находились в служебном автомобиле, который доставит его в Белый дом, откуда он после обмена рукопожатиями с президентом и короткого и ничего не значащего заявления перед вылетом отправится на вертолёте на авиабазу Эндрюз. Он мог бы отправиться туда прямо из Госдепа, но при столь драматичных обстоятельствах вылет с лужайки Белого дома будет выглядеть по телевидению более впечатляюще и придаст дополнительную важность его миссии, хотя лишний крюк, который придётся ему сделать, не скажется благоприятно на костюме. Впрочем, на этот раз самолёт ВВС гораздо удобнее и стюарды даже смогут погладить его одежду.

— Итак, что нам известно? — обратился заместитель государственного секретаря Ратледж к старшим советникам своего шефа.

— Ракета была выпущена с истребителя КНР. На радиолокационных записях кораблей ВМС это отчётливо видно. Мы не знаем почему так произошло, хотя адмирал Джексон с уверенностью заявил, что это не могло быть случайностью.

— Как прошла ваша встреча в Тегеране? — спросил другой помощник у государственного секретаря.

— Сразу не скажешь. По пути в Пекин я напишу подробный отчёт и передам его сюда по факсу. — Адлер не имел времени обдумать все подробности своей встречи с Дарейи.

— Нам необходимы эти сведения, если мы хотим детально отразить их в докладе по национальной безопасности, — напомнил ему Ратледж. Ему был отчаянно нужен этот документ. С его помощью Эд Келти сможет доказать, что Райан снова принялся за свои прежние штучки, снова играет роль секретного агента и даже заставил Скотта Адлера делать то же самое. Ключ к подрыву политической легитимности Райана таился где-то здесь, совсем рядом. До сих пор Райан ловко уворачивался от атак Келти, что, несомненно, объяснялось умелым руководством Арни ван Дамма, но его оплошность при ответе на вопрос о политике в отношении Китая вызвала недоумение в Госдепартаменте. Подобно многим руководителям Госдепа, Ратледжу хотелось, чтобы Тайвань просто исчез, тогда Америка получила бы возможность установить нормальные отношения с новой мировой сверхдержавой.

— Не торопись, Клифф. Нужно действовать постепенно.

Обсуждение снова вернулось к Китаю. Было решено, что проблему ОИР можно отложить на несколько дней.

— Белый дом не собирается вносить каких-либо изменений в наши отношения с Китайской Народной Республикой? — спросил Ратледж.

Адлер отрицательно покачал головой.

— Нет, президент всего лишь пытался объяснить ситуацию — да, я знаю, ему не следовало называть Китайскую Республику Китаем, но, может быть, это потрясло их клетку в Пекине, заставило их призадуматься, так что я не считаю, что его оговорка может принести нам вред. Им надо дать понять, что они не могут безнаказанно убивать американцев. Мы пересекли эту линию, парни. Один из моментов, который я хочу им подчеркнуть, состоит именно в серьёзности отношения к этому вопросу.

— Никто не может быть застрахован от случайностей, — послышался чей-то голос.

— Военно-морской флот утверждает, что это не было случайностью.

— Ну перестаньте, господин секретарь, — простонал Ратледж. — Зачем, чёрт возьми, им понадобилось преднамеренно сбивать авиалайнер?

— Наша задача в том и состоит, чтобы выяснить все обстоятельства происшедшего. Адмирал Джексон привёл убедительные доказательства, подтверждающие его точку зрения. Представьте себе, что вы полицейский, идёте по улице и вдруг видите прямо перед собой вооружённого грабителя. Зачем вам убивать старушку в квартале от вас?

— Несомненно, это произошло случайно, — продолжал настаивать Ратледж.

— Послушай, Клифф, случайности бывают разными. В данном случае погибли американцы, и если кто-то из присутствующих здесь страдает провалами памяти, я обязан напомнить о всей серьёзности этого.

Они не привыкли выслушивать подобное. Да что это происходит с Адлером? Задача Государственного департамента сохранять мир, предупреждать конфликты, ведущие к смерти тысяч людей. Несчастные случаи остаются несчастными случаями. Очень жаль, конечно, но они происходят, как случаются рак и сердечные приступы. Госдепу следует решать важные проблемы.

251
{"b":"14491","o":1}