ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ваше замечание заслуживает внимания, господин президент. Это могло бы стать интересной темой обсуждения в первый же свободный уик-энд в Кэмп-Дэвиде. — Оба замолчали, услышав рёв турбин вертолёта, опускавшегося на лужайку. — Это за мной. У тебя приготовлена напутственная речь?

— Да, и она не более увлекательна, чем прогноз погоды в солнечный день.

— Ничего не поделаешь, Джек, таковы правила игры, — напомнил Адлер и тут же подумал, что Райану, наверно, постоянно говорят об этом. Немудрёно, что это вызывает у него раздражение.

— Мне ещё никогда не встречалась игра, в которой не меняли бы правила. Даже в бейсболе понадобилось ввести роль подающего, чтобы оживить ход матча, — бесстрастно заметил президент Соединённых Штатов.

Роль подающего, размышлял государственный секретарь по пути к выходу. Поразительный выбор слов…

Через пятнадцать минут Райан стоял на лужайке Белого дома, наблюдая за тем, как вертолёт набирает высоту. Он пожал руку Адлеру и сделал краткое заявление перед телевизионными камерами, сохраняя серьёзное, но оптимистичное выражение лица. Может быть, компания Си-Спэн ведёт передачу в прямом эфире, но только она. Если бы Адлер вылетал в день, когда мало интересных новостей — как правило, в Вашингтоне к таким дням относится пятница, — возможно, такому событию уделили бы минуту-другую во время одной из вечерних передач. Да и то вряд ли. Пятница — это тот день, когда по телевидению подводят итоги недели, выделяют того или иного чем-то интересного человека и стараются добавить что-нибудь развлекательное.

— Господин президент! — услышал Джек. Он повернулся и увидел «Торговца», своего министра финансов, идущего к нему на несколько минут раньше назначенного срока.

— Привет, Джордж.

— Помните о туннеле между Белым домом и зданием моего министерства?

— Ну и что?

— Сегодня утром я прошёлся по нему. Там просто удивительный бардак. Вы не возражаете, если я прикажу очистить его? — спросил Уинстон.

— Джордж, это входит в обязанности Секретной службы, а ведь она подчиняется тебе, верно?

— Да, я знаю, но туннель ведёт к Белому дому, и я подумал, что надо спросить вашего согласия. О'кей, я займусь этим. Наверно, особенно приятно ходить по нему в дождь.

— Как продвигается работа над новым налоговым кодексом? — спросил Райан, когда они уже подходили к дому. Агент распахнул перед ними двери. Это всегда смущало Райана. Есть вещи, которые человек должен делать сам.

— На следующей неделе у нас будет готова компьютерная модель. Я хочу, чтобы проект был подготовлен как можно лучше, без повышения общей суммы налогов, облегчая положение трудящихся и делая справедливой ситуацию для богатых. Кроме того, мои люди лезут из кожи вон, стараясь снизить административные издержки. Господи, Джек, как я ошибался!

— В чём именно? — Они свернули за угол и вошли в Овальный кабинет.

— Мне казалось, что у меня одного отнимает деньги прежний налоговый кодекс. Оказывается, так происходит почти с каждым. Это гигантская индустрия. После того как будет принято новое налоговое законодательство, множество людей останется без работы…

— Ты полагаешь, что это сделает меня счастливым?

— Все они найдут себе другую работу, приносящую пользу обществу, может быть, за исключением адвокатов. Кроме того, мы сэкономим несколько миллиардов долларов налогоплательщикам, дав им налоговые декларации, в которых сможет разобраться любой с помощью арифметики, преподаваемой в четвёртом классе. Господин президент, ведь правительство не стремится к тому, чтобы люди тратили заработанные ими деньги на покупку ненужных вещей, верно?

Райан попросил секретаря пригласить Арни. Судя по всему, осуществление плана Джорджа не обойдётся без политических осложнений.

* * *

— Слушаю вас, адмирал.

— Вы хотели, чтобы я доложил вам об ударной группе «Эйзенхауэра». — Джексон направился к огромной настенной карте, заглядывая в записку, которую держал в руке. — Сейчас она находится вот здесь и быстро продвигается к месту назначения. — В этот момент в его кармане загудел пейджер. Он достал его и посмотрел на крошечный дисплей. На лице Робби отразилось удивление. — Сэр, вы не будете возражать…

— Действуйте, адмирал, — кивнул министр обороны Бретано. Джексон снял трубку телефона на противоположном конце стола и набрал пять цифр. — J-3 слушает… Что? Где они? Тогда найдите, капитан, ясно? — Он положил трубку. — Это звонили из Национального центра военных операций. Дежурный докладывает, что индийский флот исчез — то есть исчезли два их авианосца.

— Что это значит, адмирал?

Джексон вернулся к карте и провёл рукой по голубой поверхности океана к западу от Индийского континента. — Последний раз мы проверили их местонахождение тридцать шесть часов назад. Предположим, им нужно три часа для того, чтобы выйти из гавани и образовать походный ордер… Умножаем двадцать узлов на тридцать три часа и получаем шестьсот шестьдесят морских миль… Это примерно полпути между их портом и Африканским Рогом. — Он повернулся. — Господин министр, из гавани вышли два авианосца, девять кораблей охранения и танкеры. Присутствие танкеров означает, что они собираются надолго остаться в море. У нас не было разведывательной информации, которая могла бы предупредить об этом. — Как всегда, едва не добавил Джексон, но удержался.

— Так где же всё-таки они находятся?

— В этом всё дело. Мы не знаем. На острове Диего-Гарсия у нас базируются самолёты-разведчики Р-3 «Орион». Сейчас пару таких самолётов отправят на поиски индийского флота. Кроме того, мы можем поставить такую же задачу перед двумя разведывательными спутниками. Нужно сообщить об этом Госдепу. Может быть, наше посольство в Дели сумеет узнать что-нибудь.

— Разумное предложение. Через несколько минут я скажу об этом президенту. У нас есть основания для беспокойства?

— Не исключено, что они просто вышли на ходовые испытания после завершения ремонтных работ, — как вы знаете, некоторое время назад мы изрядно потрясли их клетку.

— Но теперь в Индийском океане находятся всего два авианосца, и оба принадлежат иностранной державе?

— Совершенно верно, сэр. — А единственный американский авианосец полным ходом движется в противоположном направлении, подумал Джексон. Но по крайней мере министр обороны начал осваиваться с положением вещей.

* * *

Адлер находился на борту бывшего «ВВС-1», старой, но надёжной модификации почтенного «Боинга 707-320В». В состав его официальной делегации входило восемь человек, которых обслуживали пять стюардов ВВС. Он посмотрел на часы, рассчитал лётное время — им придётся совершить промежуточную посадку на базе ВВС в Элмендорфе на Аляске — и решил, что успеет поспать на заключительном этапе полёта. Как жаль, подумал он, что правительство не засчитывает воздушные мили тем, кому приходится часто летать. В этом случае он получил бы право на бесплатные авиабилеты на всю оставшуюся жизнь. А пока Адлер достал свои тегеранские заметки и снова принялся перечитывать их. Он закрыл глаза, пытаясь восстановить в памяти детали от прибытия в мехрабадский аэропорт и до вылета оттуда. Каждые несколько минут он открывал глаза, перелистывал страницу блокнота и заносил туда дополнительные комментарии. В случае удачи он поручит перепечатать записки и послать по кодированному факсу для включения в текст обзора национальной безопасности.

* * *

— Динг, перед тобой, возможно, открывается новая карьера, — заметила Мэри-Пэт, разглядывая через увеличительное стекло фотографию. — Он выглядит здоровым. — В её голосе прозвучало разочарование.

— Ты полагаешь, что всякий сукин сын может претендовать на долгую жизнь? — спросил Кларк.

— Но ведь я работал на вас, мистер К., — пошутил Чавез.

— Не исключено, что мне придётся мириться с этим ещё тридцать лет.

— Зато какие у вас будут здоровые внуки, jefe[91]. И к тому же свободно говорящие на двух языках.

вернуться

91

Господин (исп.).

253
{"b":"14491","o":1}