ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Одежду террористов отвезли для тщательного изучения в лабораторию ФБР в Вашингтоне. Прежде всего там установили название фирмы-производителя, чтобы выяснить страну, в которой была изготовлена одежда. На основании этого вместе с общим состоянием одежды можно будет определить время её приобретения — факт, который может оказаться немаловажным. Более того, техники, несмотря на вечер пятницы, остались на сверхурочную работу и теперь с помощью обычного скотча снимали с одежды частицы пыли и нити, обращая особое внимание на цветочную пыльцу. Все это позволит установить многое, потому что некоторые растения произрастают только в определённых регионах мира. Для разработки таких доказательств потребуются недели, но при подобных обстоятельствах специалистов не ограничивали ни временем, ни ресурсами. В распоряжении ФБР находился длинный список учёных, к которым можно обратиться за помощью.

Регистрационные номера автомобилей были переданы в бюро автотранспорта ещё до того, как О'Дей застрелил обоих террористов, и люди уже находились в агентствах, сдающих в аренду машины, и проверяли там материалы, занесённые в память компьютеров.

В детском саду «Гигантские шаги» вели опрос взрослых, уцелевших при нападении. Они главным образом подтвердили информацию, полученную от О'Дея. Некоторые детали отличались, но этого следовало ожидать. Ни одна из молодых воспитательниц не смогла опознать язык, на котором говорили террористы. Агенты провели беседы и с детьми, стараясь не травмировать их, причём всякий раз дети сидели на коленях родителей. Двое родителей приехали в Америку со Среднего Востока, и агенты надеялись, что дети узнают хотя бы несколько иностранных слов среди услышанных ими, но эти надежды не оправдались.

Было собрано все оружие, его серийные номера сверили с теми, что имелись в компьютерной базе данных, где хранились все номера оружия, проданного в Америке. Здесь результаты оказались более многообещающими. Сразу удалось установить дату изготовления, и на основании данных, полученных от фирм-производителей, выяснили, в какие магазины поступило оружие, а также когда его покупали. Но этот след оказался уж слишком холодным. Оружие покупалось давно, что казалось странным, потому что оно было совершенно новым. Это установили сразу после проверки стволов и затворов. Никакой изношенности. Вся информация была передана руководству ФБР ещё до того, как стало известно имя покупателя.

* * *

— Чёрт возьми, жаль, что здесь нет Билла, — пробормотал вслух Мюррей, впервые за время службы в ФБР чувствуя, что ему не хватает опыта для решения такой задачи. Начальники отделов собрались вокруг стола в его кабинете. С самого начала было принято решение, что расследованием будут заниматься отделы уголовного розыска и контрразведки. Им в помощь выделялись, как и обычно, технические службы, лаборатории. События развивались с такой быстротой, что в ФБР ещё не приехал представитель Секретной службы. — Какие будут мнения? — спросил Мюррей.

— Дэн, человек, который приобрёл это оружие, находился в стране в течение длительного времени, — заметил глава контрразведки.

— Глубоко законспирированный иностранный агент, — кивнул Мюррей.

— Пэт не узнал языка, на котором они говорили, чего не было бы, будь это любой из европейских языков. Следовательно, террористы прибыли со Среднего Востока, — сказал начальник отдела уголовного розыска. Эта мысль не отличалась особой глубиной и не заслуживала Нобелевской премии, но и ФБР должно соблюдать правила. — Во всяком случае западноевропейский язык он бы узнал. Думаю, что нельзя исключать жителей балканских стран. — Сидящие вокруг стола неохотно кивнули.

— Сколько лет этому оружию? — спросил директор ФБР.

— Одиннадцать. Оно куплено задолго до того, как был принят запрет на его продажу, — ответил начальник отдела угрозыска. — Судя по всему, до сегодняшнего дня им не пользовались.

— Итак, кто-то создал подпольную агентурную сеть, о которой нам ничего не известно. Кто-то, обладающий редкостным терпением. Кем бы ни оказался покупатель этого оружия, думаю, он покупал его по поддельным документам и уже успел скрыться. Классическая работа, Дэн, — подвёл черту глава службы контрразведки, выразив вслух мысли присутствующих. — Мы имеем дело с профессионалами.

— Боюсь, для этого у нас недостаточно доказательств, — возразил директор ФБР.

— Когда я ошибался последний раз, Дэн? — спросил заместитель директора.

— Много лет назад. Продолжай.

— Может быть, ребятам в лаборатории повезёт, — он улыбнулся в сторону заместителя директора ФБР, руководившего лабораторными исследованиями, — но даже в этом случае с полученными доказательствами мы не сможем обратиться в суд. Разве что нам удастся арестовать покупателя оружия или кого-то другого, связанного с этой операцией.

— Надо заняться проверкой материалов авиакомпаний и паспортов, — сказал начальник отдела угрозыска. — Начать с материалов двухнедельной давности. Искать следует тех, кто приезжали несколько раз. Наверняка прежде приехал человек, который произвёл разведку. Должно быть, уже после того как Райан стал президентом. Отсюда и следует танцевать. — Он умолчал, что при этом придётся проверить около десяти миллионов различных документов. Но именно в таком деле полицейские проявляют себя лучше всего.

— Господи, надеюсь, что относительно законспирированного агента ты ошибаешься, — подумав, вздохнул Мюррей.

— Хотелось бы так думать, — кивнул глава контрразведки, — но я знаю, что это не так. Нам понадобится время, чтобы найти его дом, тщательно обыскать, побеседовать с соседями, проверить материалы агентства по торговле недвижимостью, чтобы узнать имя, под которым он жил, и попытаться действовать дальше. Скорее всего он уже скрылся, но меня пугает другое. Самое страшное, что он прожил здесь по меньшей мере одиннадцать лет. Ему переводили деньги. Его тщательно подготовили. И все это время, вплоть до сегодняшнего дня, он сохранял веру в успех операции. Столько лет вынашивая замысел, ради которого был готов убить всех этих детей.

— Он не единственный, — мрачно заметил Мюррей.

— Ты прав, Дэн.

* * *

— Вы не пройдёте со мной, сэр?

— Я видел вас раньше, но…

— Меня зовут Джефф Раман, сэр.

Адмирал пожал ему руку.

— Робби Джексон.

— Я знаю, сэр, — улыбнулся агент.

Прогулка доставляла удовольствие, несмотря на очевидное присутствие вооружённых солдат в темноте. Горный воздух был холодным и прозрачным, а на небе мерцало множество звёзд.

— Как он себя чувствует? — поинтересовался Робби.

— Тяжёлый день для президента. Погибло столько хороших людей.

— И немало плохих. — Джексон был и остался лётчиком-истребителем, для которого смерть противника остаётся главной целью его работы. Они вошли в коттедж президента.

Робби и Сисси были поражены тем, что увидели. У них не было детей — Сесилия не могла иметь детей из-за медицинских показаний, несмотря на многочисленные попытки, — и потому они не понимали состояния ребятишек. После самых страшных событий, за которыми следовали объятия и утешения родителей, они обычно быстро приходили в себя. Мир, особенно для Кэтлин, уже был прежним. Но это не значит, что на протяжении недель, может быть месяцев, не последуют ночные кошмары, прежде чем ужас, который ей пришлось пережить, окончательно сотрётся из памяти девочки. Джексоны обнялись с Джеком и Кэти, и потом, как обычно, мужчины составили одну пару, а женщины — другую. Робби взял бокал вина и вместе с Райаном вышел из коттеджа.

— Ты пришёл в себя, Джек? — С молчаливого согласия Райана он не был здесь президентом, а являлся всего лишь другом.

— Шок то исчезает, то снова возвращается, — признался Джек. — Мне вспомнилось все, что случилось в прошлом. Ублюдки преследуют не меня — нет, им нужны более уязвимые жертвы. Трусливые мерзавцы! — выругался Джек.

Джексон отпил из своего бокала. Пока ему нечего было сказать, но это пока…

264
{"b":"14491","o":1}