ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Но почему..? — Голос Пламера стих.

— Да потому, что он такой человек, а вы публично обделали его.

— Лоренс!

Пламер молчал несколько секунд, затем повернулся к хозяйке магазина, стоявшей за прилавком.

— Миссис Циммер, я благодарен вам за то, что вы уделили нам время. Все, сказанное здесь, никогда не будет упомянуто. Я обещаю вам это. — Он посмотрел на Лоренса. — Желаю тебе успеха в учёбе, Лоренс. Спасибо за то, что ты мне рассказал. Больше я не буду вас беспокоить.

Оба репортёра вышли из магазина и направились к «лексусу» Хольцмана.

«Почему я должен доверять вам? Вы ведь репортёры.» Эти простые слова студента глубоко ранили Пламера. Они оказались особенно болезненными потому, что упрёк был заслуженным.

— Что ещё? — спросил он.

— Насколько мне известно, они даже не знакомы с обстоятельствами смерти Бака Циммера, знают лишь, что он погиб, исполняя служебные обязанности. По-видимому, Кэрол была беременна своим самым младшим ребёнком, когда погиб Бак. Лиз Эллиот пыталась распустить слух, что Райан изменял жене и это его ребёнок. Меня обманули.

Послышался тяжёлый вздох.

— И меня тоже.

— Итак, что ты собираешься теперь предпринять, Джон?

Пламер поднял голову.

— Мне нужно кое-что проверить.

— Того, что учится в Массачусетсе, зовут Питер. Он специализируется по компьютерам. Его сестру в Шарлоттесвилле зовут, по-моему, Алиса. Я не знаю имени той, что заканчивает в этом году среднюю школу, но могу выяснить. У меня есть сведения о покупке этого магазина — сделку осуществили через холдинговую корпорацию. Все совпадает по времени с проведением операции в Колумбии. Райан и Кэти приезжают сюда на каждое Рождество. Не знаю, как они будут делать это теперь. Наверняка что-нибудь придумают. — Хольцман улыбнулся. — Райан умеет хранить секреты.

— А парень из ЦРУ, который…

— Я знаю его, но не могу назвать имя. Он узнал, что местные панки беспокоят Кэрол, и поговорил с ними. В полицейском участке есть протоколы. Я читал их, — сказал Хольцман. — Между прочим, очень интересный человек. Это он вывез из России жену и дочь Герасимова. Кэрол смотрит на него, как на огромного плюшевого медведя. И он же спас Когу. Серьёзный оперативник.

— Мне нужен один день, всего один, — сказал Пламер.

— Не могу тебе отказать. — За время обратного пути к Ритчи-хайуэй они больше не обменялись ни словом.

* * *

— Доктор Райан? — Оба повернулись. Это был капитан Овер-тон, который просунул голову в дверь.

— Да, слушаю, — сказала Кэти, отрываясь от журнальной статьи.

— Мэм, в лесу происходит кое-что, и я думаю, что вашим детям будет интересно посмотреть на это, если вы не возражаете. Если хотите, можете посмотреть и вы.

Через пару минут вся семья сидела на задних скамейках «хаммера», который ехал в сторону леса, находившегося рядом с забором, окружающим Кэмп-Дэвид. Машина остановилась в двухстах ярдах от него. Капитан и капрал провели их дальше пешком. Они остановились в пятидесяти футах.

— Ш-ш-ш, — предупредил капрал «Песочницу» и поднёс бинокль к её глазам.

— Как здорово! — восторженно произнёс маленький Джек.

— Наше появление не испугает её? — спросила Салли.

— Нет, ведь здесь никто не охотится, а к машинам они привыкли, — сказал им капитан Овертон. — Это Эльвира, одна из живущих здесь ланей.

У Эльвиры только что родился оленёнок. Она уже встала и облизывала своего нового детёныша, который удивлёнными глазами смотрел на окружающий мир.

— Бэмби! — проявила Кэтлин свои познания в диснеевской фильмотеке.

Прошло всего несколько минут, и оленёнок встал на подгибающиеся тонкие ножки.

— Кэтлин? — обратился к малышке капитан.

— Да? — Девочка зачарованно смотрела на маленькое чудо.

— Ты должна дать ей имя. Такова наша традиция.

— Мисс Марлен, — тут же произнесла «Песочница».

Глава 45

Подтверждение

Как говорится, позади оставались мили, мили и мили. Шоссе было ровным, прямым и скучным — лучшего не мог бы придумать ни один инхенер-дорожник, но в этом не было чьей-то заслуги. Такова была местность. Браун и Холбрук теперь знали, почему горцы стали горцами. По крайней мере в горах есть какое-то разнообразие. Можно было бы ехать быстрее, но требовалось время, чтобы освоить привычки этого массивного зверя, так что они редко превышали пятьдесят миль в час. Из-за этого на них бросали ядовитые взгляды водители грузовиков, проносящихся мимо по шоссе Ай-90, особенно те, кто гнали собственные седельные тягачи, сидя за рулём в ковбойской шляпе; по их мнению, то, что в восточной Монтане отсутствует ограничение скорости, должно использовать на всю железку. Иногда их обгоняли какие-то ретивые адвокаты — кто ещё мог позволить себе езду в этих мощных германских автомобилях? — они проносились мимо, а Браун и Холбрук взирали на них, словно из кабины уборочного комбайна.

Оба оценили всю тяжесть проделанной ими работы. Оба очень устали за недели, потраченные на подготовку бетоновоза, смешивания взрывчатки, отливки пуль и последующего послойного их размещения. Они постоянно недосыпали, и теперь езда по прямым и ровным дорогам Среднего Запада действовала усыпляюще, и Браун и Холбрук начинали дремать прямо в кабине. Первую ночь они провели в мотеле Шеридана, сразу после того как пересекли границу штата Вайоминг. Такая продолжительная езда за рулём проклятого бетоновоза уже в первый же день едва не прикончила их, особенно на отрезке между I-90 и I-94 в Биллингсе. Они знали, что бетоновоз будет вести себя на поворотах, как свинья на льду, но одно дело знать и совсем другое испытать это на себе, когда подтверждаются худшие твои опасения. Кончилось тем, что они проснулись уже после восьми утра.

Мотель обслуживал почти исключительно водителей, здесь были как те, кто сидели за рулём собственных легковых автомобилей, так и шофёры-дальнобойщики, перевозящие грузы из штата в штат. В столовой водителей ждал обильный завтрак, который мигом исчезал с тарелок голодных крепких плечистых мужчин и нескольких похожих на них женщин. Разговор за столами можно было легко угадать.

— Мерзавцы, ублюдки, — высказал точку зрения огромный водитель грузовика с животом, свисающим через пояс с ковбойской пряжкой, и изобилием татуировки на мясистых руках.

— Ты так считаешь? — Эрни Браун устроился у стойки в надежде выяснить настроение этих родственных душ насчёт интересующих его проблем.

— Кто ещё поднимет руку на малышню? Одни ублюдки — никто больше. — Водитель снова принялся за блины, утопающие в брусничном сиропе.

— Я слышал по телевидению, что их прикончили два копа, — заявил шофёр молочной цистерны. — Пятерым размозжили пулями головы. Вот это да!

— А как тот парень, что погиб, отстреливаясь от шестерых террористов с автоматами! Он успел ухлопать троих, а может, и четверых, и это из пистолета! Вот это настоящий американский коп. — Водитель с явной неохотой оторвался от блинов. В кузове его грузовика было полно скота, а поговорить хотелось. — Уж этому парню точно уготовано место в Валгалле, можно не сомневаться.

— Но это же были не простые полицейские, а федералы, приятель, — возразил Холбрук, пережёвывая тост. — Они совсем не герои, скорее…

— Эй, друг, заткни свою вонючую пасть! — предостерегающе произнёс шофёр молочной цистерны. — Слушать тебя не хочу! Там же было двадцать или тридцать детей.

В разговор вмешался ещё один водитель.

— А этот чернокожий парень, что открыл огонь из своего М-16. Черт побери, я даже вспомнил службу в Счастливой долине, во Вьетнаме. С удовольствием поставил бы ему кружку пива, даже пожал бы руку.

— Ты служил в воздушно-десантных? — Водитель грузовика с грузом скота отодвинул свою тарелку.

— Батальон «Чарли», Первая воздушно-десантная дивизия, Седьмой корпус. — Он повернулся, и все увидели на его кожаной куртке эмблему Первой воздушно-десантной дивизии.

— Гэри-Оуэн, братишка! А я «Дельта», Вторая воздушно-десантная дивизия, Седьмой корпус. — Он встал из-за стола и подошёл, чтобы пожать руку бывшему сослуживцу. — Откуда едешь?

272
{"b":"14491","o":1}