ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Существует штамм лихорадки, носящий название «штамм Маинги». Он получил название по имени медсёстры, которая заразилась им и умерла. Никто так и не сумел определить способ её заражения. Мой коллега, Джордж Вестфаль, умер в 1990 году, заразившись таким же таинственным путём. В его случае нам тоже не удалось определить способ переноса заражённых частиц. Существует мнение, что этот штамм может распространяться по воздуху. Доказать или опровергнуть это никто не сумел, — объяснил Александер. — К тому же вы знаете, что существуют методы, которые увеличивают вирулентность вируса. Например, внедрение в клетки организма раковых генов.

— И не существует методов лечения лихорадки Эбола, даже экспериментальных?

— Руссо ведёт интересные исследования в институте Пастера, но пока ему не удалось добиться положительных результатов.

По лицам врачей, сидевших вокруг длинного стола, пробежала волна почти физического потрясения. Они относились к числу лучших в мире и знали это. Теперь они поняли, что в данном случае это не имеет значения, — их знания и опыт были бессильны против такого врага.

— А как относительно вакцины? — спросил главный врач терапевтического отделения. — Неужели создать её настолько трудно?

— Учёные в Форт-Детрике занимаются этой проблемой вот уже десять лет. Главным препятствием является то, что вакцина, эффективная против одного штамма, бессильна против другого. Кроме того, сами испытания смертельно опасны. Насколько мне известно, вероятность заражения от вакцины около двух процентов.

Фирма «Мерк» считает, что ей удалось добиться несколько более благоприятных результатов, но для проверки требуется время.

— Да… — покачал головой главный врач хирургического отделения. Использовать вакцину, при которой происходит заражение двух человек из ста при смертности заболевания восемьдесят процентов, значит, из миллиона вакцинированных заразятся двадцать тысяч и умрут примерно шестнадцать. Такая арифметика является неприемлемой. Если подвергнуть вакцинации все население Соединённых Штатов, в результате одной лишь попытки гарантировать их безопасность могут погибнуть три миллиона человек! Вот уж действительно, лечение опаснее самой болезни!

— Пока слишком рано говорить о размахе предполагаемой эпидемии. Кроме того, у нас нет надёжной информации о том, как лихорадка Эбола будет распространяться в существующих в нашей стране климатических условиях, — высказал свою точку зрения заведующий урологическим отделением. — Следовательно, мы пока не знаем, какие меры следует предпринять.

— Совершенно верно. — По крайней мере присутствующие понимают его с полуслова, подумал Александер.

— Первыми столкнутся с жертвами лихорадки Эбола мои люди, — заметил главный врач отделения экстренной помощи. — Я должен предупредить их. Мы не можем без крайней необходимости подвергать свой персонал такой опасности.

— Кто скажет об этом Джеку? — впервые взяла слово Кэти. — Ему нужно сообщить о происходящем и как можно быстрее.

— Это обязанность министра здравоохранения и начальника армейского института в Форт-Детрике.

— Но они пока не готовы сделать это. Ты сам только что сказал об этом, Алекс, — возразила Кэти. — Скажи, ты уверен, что это намеренная попытка вызвать в Америке вспышку эпидемии?

— Да.

«Хирург» повернулась к Рою Альтману.

— Немедленно вызовите сюда мой вертолёт.

Глава 49

Развитие событий

Вызов, поступивший из Балтимора, удивил полковника Гудмана. Он опоздал с ланчем из-за испытательного полёта на запасном VC-60, на котором только что заменили двигатель, и сейчас сидел за столом. Тот вертолёт, что доставлял «Хирурга» в Балтимор и обратно, стоял на площадке. Экипаж из трех человек подошёл к вертолёту, и пилот включил турбины, ещё не зная, почему изменился обычный распорядок дня. Через десять минут после того, как полковник получил вызов, вертолёт взлетел и направился на северо-восток. Прошло ещё двадцать минут, и он завис над посадочной площадкой на крыше здания. Действительно, там стояли «Хирург» с «Песочницей», группа агентов Секретной службы и… кто-то в зелёном халате, не знакомый полковнику. Гудман проверил направление и силу ветра и начал снижаться.

Совещание руководителей отделений закончилось только пять минут назад. Требовалось принять решения. Два этажа больничного корпуса будут очищены и приготовлены для приёма пациентов с симптомами лихорадки Эбола. Директор приёмного отделения экстренной помощи собрал свой персонал для инструктажа. Сотрудники отделения профессора Александера поддерживали телефонную связь с Атлантой и получали оттуда последнюю информацию о количестве зарегистрированных случаев заболевания. Кроме того, они сообщили в центр о том, что университет Хопкинса принял решение начать подготовку к действиям при нештатной ситуации. Это означало, что Алекс не сможет уже подняться к себе в кабинет, чтобы переодеться. На Кэти лабораторный халат был надет поверх обычного платья, тогда как Александер остался в зелёной стерильной одежде — это был уже третий комплект за этот день, который он надел для участия в совещании. Кэти посоветовала ему не обращать на это внимания. Им пришлось подождать, пока остановится несущий винт, прежде чем агенты Секретной службы позволили всем подняться по трапу внутрь вертолёта. Александер заметил, что в миле от них барражирует запасной вертолёт, а совсем недалеко кружит третий, размером поменьше, похожий на полицейскую вертушку. По-видимому, в целях безопасности, решил он.

Все поспешно поднялись на борт. Кэтлин — Александер ещё ни разу не видел её — заняла откидное сиденье позади пилотов. Считалось, что это самое безопасное место в вертолёте. Александеру не приходилось летать на «Чёрном ястребе» уже несколько лет. Впрочем, система пристежных ремней с креплением в четырех точках за это время не изменилась. Кэти защёлкнула ремни сама, а маленькой Кэтлин пришлось помочь, зато ей очень нравился её розовый лётный шлем с силуэтом зайчика — несомненно, это была идея морских пехотинцев, которым принадлежал вертолёт. Через несколько секунд турбины загудели и винт начал вращаться.

— Все происходит слишком быстро, — заметил Александер по системе внутренней связи.

— Ты считаешь, что нам следовало подождать? — спросила Кэти.

— Нет, — ответил профессор, умолчав о своих сомнениях по поводу собственного наряда для встречи с президентом.

Вертолёт оторвался от площадки, набрал высоту и повернул на юг.

— Полковник? — обратилась Кэти к пилоту, сидящему в правом кресле.

— Да, мэм?

— Летите побыстрее, — скомандовала она.

Гудман ещё ни разу не слышал, чтобы «Хирург» говорила словно в операционной. В её голосе звучала сталь, и любой морской пехотинец привык её узнавать. Полковник опустил нос вертолёта, и скорость «Чёрного ястреба» сразу увеличилась до ста шестидесяти узлов.

— Вы что-то спешите, полковник? — услышал Гудман голос пилота со второго вертолёта.

— Первая леди торопится. Курс «Браво», летим прямо к месту назначения. — Затем полковник вызвал башню управления полётами международного аэропорта Балтимор-Вашингтон и попросил диспетчеров держать прибывающие и взлетающие самолёты в режиме ожидания, пока он не пролетит над аэропортом. На это не потребуется много времени. На земле никто не заметил, но два «Боинга-737» были вынуждены зайти на повторный круг, что вызвало раздражение находившихся в них пассажиров. «Песочница», сидевшая на откидном сиденье за спинами пилотов, решила, что все идёт классно.

* * *

— Господин президент?

— Да, Андреа? — Райан поднял голову.

— Ваша жена летит из Балтимора. У неё какое-то срочное дело. Прибытие через пятнадцать минут, — сообщила Прайс.

— Что-то случилось? — спросил Джек.

— Нет, сэр, все в порядке. «Песочница» летит с ней, — заверила президента начальник личной охраны.

— О'кей. — Райан снова склонился над последними данными расследования.

294
{"b":"14491","o":1}