ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Жаль, что я недостаточно хорошо разбираюсь в военных методах применения вируса Эбола. — Лоренц задумчиво покачал головой.

— Двести двадцать три случая первичного заражения — вот и все. Если бы их было больше, мы сейчас уже знали бы об этом. Все случаи заражения произошли на восемнадцати торговых выставках, это получило многократное подтверждение, в то время как после четырех не было ни одного случая. Почему на восемнадцати, а не двадцати двух? — размышлял Александер. — А если диверсанты распылили аэрозоли на всех двадцати двух, но на четырех их замысел потерпел неудачу?

— На основании наших экспериментальных данных могу сказать, что такая возможность не исключена, — заметил Лоренц, раскуривая свою трубку. — Сейчас наши компьютерные модели предсказывают восемнадцать тысяч случаев заболевания. Когда появятся выжившие после заражения вирусом, это несколько изменит модель. Введённый карантин смертельно напугал население. Знаешь, мне кажется, что запрет на переезды не имел особенно большого непосредственного значения, но он настолько перепугал людей, что они перестали вступать в прямой контакт друг с другом, достаточный для того, чтобы ..

— Доктор, сегодня это третья хорошая новость, — задумчиво выдохнул Александер Действительно, первой было известие о выздоравливающей женщине в больнице Хопкинса, второй — аналитические данные Пикетта. И вот теперь лабораторные исследования Гаса и логический вывод, проистекающий из них. — Джон всегда утверждал, что биологическая война скорее психологическая, чем реальная.

— Джон — отличный специалист, Алекс. И ты тоже, дружище.

— Через три дня нам станет ясно, подтверждаются ли наши умозаключения.

— Согласен. А сейчас полагайся на провидение, Алекс.

— В случае необходимости можешь всегда связаться со мной — я буду безотлучно в госпитале Уолтера Рида.

— Я тоже сплю на диване в своём кабинете.

— Пока. — Нажав на кнопку, Александер отключил динамик. Рядом с ним стояли шесть армейских врачей — трое из госпиталя и трое из медицинского института в Форт-Детрике. — У кого есть замечания? — спросил он, глядя на них.

— Безумная ситуация, — устало улыбнулся майор. — Это действительно весьма эффективное психологическое оружие. Пугает всех до смерти. Однако нам это может оказаться на руку. Кроме того, кто-то с противной стороны допустил ошибку. Интересно, как..?

Алекс на мгновение задумался, потом поднял трубку телефона и набрал номер больницы Хопкинса.

— Это доктор Александер, — сказал он дежурной медсестре. — Мне нужно поговорить с доктором Райан. Это очень важно… хорошо, я подожду. — Прошло несколько минут. — Кэти? Это Алекс. Я должен встретиться с вашим мужем. Было бы неплохо, если бы вы тоже присутствовали при этом разговоре. Это исключительно важно.

Глава 55

Начало

В двухстах папках, содержащих личные дела, находилось двести свидетельств о рождении, двести водительских удостоверений, двести адресов, двести комплектов кредитных карточек и других документов. Все это следовало проверить. Вряд ли требовалось объяснять, что сразу после начала расследования особое внимание агентов ФБР, которым была поручена эта работа, привлечёт специальный агент Секретной службы Джефф Раман. Тем не менее тщательной проверке подвергся каждый сотрудник Секретной службы, имевший постоянный доступ в Белый дом. По всей стране (Секретная служба отбирает кандидатов отовсюду, как и любое федеральное агентство) триста агентов ФБР начали со свидетельств о рождении, затем двинулись дальше, сверяя фотографии, сделанные на церемонии вручения свидетельств об окончании средней школы, с фотографиями всех сотрудников. Оказалось, что трое агентов Секретной службы являются иммигрантами, причём в их личных делах отсутствуют некоторые биографические данные. Один из них был французом, привезённым матерью в Америку ещё в младенческом возрасте. Другая оказалась дочерью нелегальных переселенцев из Мексики, однако позднее официально оформила своё американское гражданство и проявила себя с самой лучшей стороны в техническом отделе Секретной службы как настоящий патриот своей новой родины, так и блестящий специалист. Таким образом, лишь у специального агента «Джеффа» Рамана недоставало документов, что легко объяснялось обстоятельствами бегства его родителей из Ирана.

В общем-то ситуация казалась очень простой. Он не скрывал, что родился в Иране и приехал в Америку вместе со своей семьёй после свержения шаха, спасаясь от преследований нового режима. Все указывало на то, что он вполне адаптировался к жизни в новой стране и даже стал баскетбольным фанатиком, причём настолько хорошо разбирался в этом виде спорта, что почти никогда не проигрывал споров по поводу исхода того или иного матча. В Секретной службе даже шутили, что букмекеры регулярно консультируются с ним перед важными матчами. Раман не упускал случая выпить пива со своими сослуживцами. Он завоевал репутацию высококвалифицированного профессионала. То, что Раман остался холостяком, не вызывало особого удивления — среди сотрудников федеральных правоохранительных органов это не было чем-то необычным. Предъявляемые к ним требования — а в Секретной службе они были особенно жёсткими — заставляли агентов (главным образом мужчин) делить свою любовь между семьёй и профессиональными обязанностями. Нередко эти требования были намного строже, чем у самой ревнивой жены, так что разводы происходили чаще, чем свадьбы. Рамана видели в компании женщин, но он никогда не рассказывал об этом. Если у него и была личная жизнь, то спокойная и незаметная. Не было никаких сомнений в том, что он никогда не встречался с другими иранскими иммигрантами или соотечественниками, приезжавшими из Ирана, не проявлял религиозных чувств и не упоминал ислам в разговорах, разве что однажды сказал президенту, что его семья столько натерпелась от религии, что он предпочитает не затрагивать этой темы.

Все это не произвело ни малейшего впечатления на инспектора по особым поручениям О'Дея, который вернулся на работу, потому что директор ФБР Мюррей доверил ему руководство этим расследованием. О'Дей исходил из того, что, если противнику удалось внедрить своего человека в ближайшее окружение президента, у этого человека будет тщательно разработанная легенда, в которой не удастся обнаружить ни малейшего изъяна. Таким образом, проверка биографических данных и образа жизни представляет собой всего лишь обязательную часть расследования, причём далеко не самую важную. К тому же ему предоставили неограниченные полномочия. Агент Прайс, возглавляющая президентскую охрану, сама сказала об этом. Пэт набрал группу следователей из состава центрального управления ФБР и вашингтонского полевого отдела. Лучшим из них он доверил проверку Арефа Рамана, который по счастливому стечению обстоятельств находился сейчас в Питтсбурге.

Квартира Рамана, расположенная в северо-западной части города, была скромной, но удобной. То, что в ней установлена сигнализация, не составило каких-либо трудностей — в группу входил отличный специалист, который за две минуты справился с замками, затем мгновенно опознал контрольную панель и набрал на ней аварийный код фирмы-изготовителя, отключающий сигнализацию. Прежде эту процедуру называли «делать чёрное дело», что достаточно ясно говорило о её смысле. Теперь в ходу был термин «спецоперация», а это могло означать что угодно.

Два агента, которые первыми вошли в квартиру, после того как были вскрыты двери и отключена сигнализация, осмотрелись и дали знак ещё троим, ожидавшим у входа. Прежде всего они сфотографировали все внутри и начали искать предметы, на первый взгляд не привлекающие к себе внимания, намеренно оставленные владельцем в определённом положении, так что, если их сдвинуть, они дадут ему знать, что в квартире кто-то побывал. Это может оказаться дьявольски трудным, однако эти пять агентов не первый день служили в управлении контрразведки ФБР и прошли хорошую школу. На обыск уйдут часы исключительно напряжённого труда. Агенты знали, что сейчас по меньшей мере ещё пять таких же групп проводят обыск квартир остальных потенциальных подозреваемых.

329
{"b":"14491","o":1}