ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

Самолет-разведчик Р-ЗС держался на самом краю дальности радиолокационного обнаружения с кораблей индийского флота. Находясь на малой высоте, он пересекал перемежающиеся потоки воздуха над теплой поверхностью Аравийского моря. Операторы, находившиеся на его борту, уже обнаружили тридцать источников , излучения с девятнадцати кораблей. Больше всего их беспокоили мощные низкочастотные радары, работавшие в режиме поиска, хотя датчики, регистрирующие опасность, то и дело отмечали появление импульсов, исходивших от радиолокаторов наведения зенитных ракет «корабль-воздух». Судя по всему, индийский флот после продолжительного пребывания в порту, занимался учениями. Однако проблема заключалась в том, что такие повседневные учения трудно было отличить от состояния боевой готовности. Полученные данные анализировались на борту самолета специалистами электронной разведки и одновременно передавались на крейсер «Анцио» и другие корабли охранения тактической группы «Театр» — так моряки прозвали четыре транспортных корабля типа «Боб Хоуп»[118] и их эскорт. Командир тактической группы сидел в центре боевой информации своего крейсера. На трех огромных дисплеях размером с бильярдный стол каждый (они представлял собой экраны, на которые сзади проецировалось телевизионное изображение, передаваемое компьютерно-радиолокационной системой «Иджис») виднелись корабли индийского флота. Командир даже различал, какие импульсы означают авианосцы, а какие — корабли боевого охранения. Перед ним стояла сложная задача. Тактическая группа «Театр» уже сформировалась и двигалась к Персидскому заливу. Танкеры «Платте» и «Сэпплай» вместе с эскортными фрегатами «Хэйес» и «Карр» уже присоединились к группе, и в течение нескольких следующих часов все корабли охранения поочередно проведут бункеровку, пополнив запасы топлива. Для командиров кораблей ВМС не существовало понятия «слишком много топлива» — оно было таким же несуразным, как «слишком много денег», чего никогда не бывает. После окончания бункеровки танкерам будет отдан приказ занять позицию с внешней стороны ромбовидного формирования из четырех гигантских транспортных кораблей, а эскортные фрегаты займут положение мористее. Эсминец «О'Баннон» переместится вперед и продолжит поиск подводных лодок — в состав индийского флота входили две атомные подводные лодки, и никто не знал, где они сейчас находятся. «Кидд» и «Анцио» займут позицию рядом с транспортными кораблями, обеспечивая их защиту от воздушной угрозы. При обычных обстоятельствах ракетный крейсер типа «иджис» находился бы дальше от охраняемых им кораблей, но в данном случае командир решил перестраховаться. Причина этого заключалась не в боевых приказах командования, а в телевизионных передачах. На каждом корабле находился свой телевизионный приемник, принимающий передачи из космоса; в современном военно-морском флоте моряки потребовали и получили собственные системы кабельного телевидения, и хотя члены экипажа смотрели главным образом те каналы, которые передавали кинофильмы (самым любимым был канал, по которому передавались фильмы из «Плейбоя» — моряки остаются моряками), командир боевой группы не отрывался от канала Си-эн-эн. Поскольку боевые приказы были лаконичными и не всегда посвящали его в ситуацию, царящую в мире, он следил за коммерческими каналами, откуда черпал нужную информацию. Чувствовалось, что члены экипажей испытывают беспокойство. В любом случае было бы невозможно скрыть от матросов события, происходящие дома, и воображение рисовало картины со множеством больных и умирающих, блокированные автострады и пустынные улицы городов. Сначала это потрясло их, так что офицерам и старшинам пришлось собирать матросов в кают-компаниях и беседовать с ними. Затем поступили приказы. Угрожающие события происходили не только дома, но и в районе Персидского залива, и внезапно все четыре огромных транспортных судна со снаряжением для бронетанковой бригады на борту вышли в море и направились в саудовский порт Дахран… а путь туда преграждал индийский флот. Командир крейсера «Анцио» заметил, что теперь матросы успокоились. Правда, они больше не смеялись и не дурачились в кают-компаниях — постоянные учения последних дней красноречиво говорили о серьезности предстоящей операции. Тактическая группа «Театр» шла навстречу врагу.

На каждом из кораблей сопровождения был свой вертолёт, и с него передавались данные на основной корабль противолодочной обороны эсминец «О'Баннон» с его отличной группой противолодочной обороны. Эсминец получил своё название по имени «золотого» корабля времён Второй мировой войны, эсминца типа «флетчер», принимавшего участие во всех крупных морских сражениях на Тихом океане, который не получил при этом ни единой царапины и на котором даже не пострадал ни один член экипажа. На надстройке нового эсминца сверкала золотая буква «А», выделяющая лучшего охотника за подводными лодками, по крайней мере в смоделированных ситуациях. Наследие «Кидда» было скромнее. Его назвали в честь адмирала Айзека Кидда, который погиб на линкоре «Аризона» утром 7 декабря 1941 года в Пирл-Харборе. Эсминец относился к группе «мёртвых адмиралов», состоящей из четырех ракетных эсминцев, построенных для иранского флота во времена правления шаха, который сумел уговорить колеблющегося президента Картера. После падения шахского режима эсминцы остались в Америке, и по чьему-то своенравному капризу все четверо были названы в честь адмиралов, погибших в проигранных битвах. А вот крейсер «Анцио» по ещё более странной традиции, существующей на флоте, назвали в память битвы у итальянского города Анцио, начавшейся с дерзкой высадки морского десанта и превратившейся затем в отчаянное сражение. Вообще-то военные корабли и предназначались для действий в отчаянных ситуациях, однако задача их командиров заключалась в том, чтобы подобное название применялось только к положению противника.

В реальной войне всё было бы очень просто. «Анцио» был вооружён пятнадцатью ракетами «томагавк» с боеголовками, снаряжёнными тысячью фунтов взрывчатого вещества, и корабли индийского флота уже находились в пределах досягаемости этих ракет. Теоретически командир тактической группы мог бы отдать приказ о их запуске с расстояния в двести миль, руководствуясь координатами цели, переданными с «орионов», — навести ракеты можно было и по информации с вертолётов, но самолёты являлись куда менее уязвимыми.

— Капитан! — послышался голос старшины у экрана слежения. — Мы зарегистрировали воздушные радары. К «Ориону» приближаются самолёты — похоже, это два «харриера», расстояние ещё не определено, пеленг постоянный, мощность излучения возрастает.

— Спасибо. Небо свободно для всех самолётов до тех пор, пока мы не примем иного решения, — напомнил присутствующим Кемпер.

Возможно, это были учения, однако корабли индийской эскадры не сдвинулись и на сорок миль за прошлые сутки, постоянно маневрируя с востока на запад, раз за разом пересекая свой собственный курс. Обычно учения проводились иначе. Судя по всему, индийская эскадра заняла этот район океана и не собирается его уступать, подумал капитан «Анцио», а район находится прямо по курсу к месту назначения группы «Театр».

Ни одна из сторон не скрывала своих намерений. Все делали вид, что в силе остаются самые обычные мирные условия. У «Анцио» действовал мощный поисковый радар SPY-1 с излучением в миллионы ватт. Индийские моряки тоже пользовались своими радиолокаторами. Ситуация напоминала игру в шахматы.

— Капитан, видим многочисленные неизвестные контакты в воздухе на пеленге ноль-семь-ноль, расстояние два-один-пять миль. Сигналы опознания отсутствуют, это не гражданские самолёты. Обозначаем их как «Рейд-один». — На центральном экране появились светящиеся точки.

— На этом пеленге не отмечено электронных излучений, — доложили с пульта слежения.

— Хорошо. — Капитан откинулся на спинку кресла и скрестил ноги. В фильмах Гари Купер в таких случаях небрежно закуривал сигарету.

вернуться

118

Боб Хоуп — популярный американский комик, который снимался в серий фильмов (1940-1953) с однотипными названиями, начинавшимися словами «Дорога в…»

330
{"b":"14491","o":1}