ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Члены экипажа в командном бронетранспортёре роты «Б» несколько секунд молча смотрели друг на друга, прежде чем заговорить. Они даже забыли о присутствующем здесь репортёре. Затем самый молодой, рядовой первого разряда, посмотрел на свои дрожащие руки и произнёс фразу, которая выразила мнение всех остальных:

— Эти гребаные ублюдки за все заплатят. Будут плакать кровавыми слезами…

* * *

Четыре бронетранспортёра мчались по пустыне со скоростью сорок миль в час. Они не поехали по укатанной дороге, ведущей через пески к «Следу бури», опасаясь, что противник пристрелялся к радиостанции; это оказалось разумной предосторожностью. Когда транспортёры перевалили через холм и экипажи впервые увидели радиостанцию, их глазам представилась страшная картина: к небу поднималось облако дыма и пыли, а снаряды продолжали взрываться среди того, что осталось от станции. Впрочем, одно здание ещё уцелело, хотя и было охвачено пламенем, и саудовский лейтенант, возглавлявший разведывательную группу, не мог представить себе, чтобы кто-то в этом аду остался жив. В пяти милях к северу он увидел другие вспышки — длинные горизонтальные языки пламени, которые вырывались из танковых орудий и освещали неровности пустыни, совсем не такой гладкой, как это кажется при дневном свете. Спустя минуту интенсивность обстрела радиостанции уменьшилась — противник перенёс огонь на танки, вторгающиеся на его территорию. Лейтенант вознёс молитву Аллаху за то, что тот немного облегчил его почти невыполнимую задачу, а тем временем радист в первом бронетранспортёре попытался связаться по оперативному радиоканалу со станцией.

Бронетранспортёры с трудом пробились через массу искорёженного металла, в которую превратились поваленные антенны, к разрушенному и пылающему зданию. Затем дверцы в задней части одной из боевых машин открылись, оттуда выскочил солдат и побежал, чтобы осмотреться вокруг. На станции работали тридцать мужчин и женщин. Удалось обнаружить девять уцелевших и пять раненых. Солдаты разведывательного взвода ещё пять минут осматривали развалины, но живых больше не нашли, а заниматься мёртвыми не было времени. Бронетранспортёры развернулись и полным ходом устремились к командному пункту своего батальона, где наготове стояли вертолёты, чтобы эвакуировать раненных американцев.

* * *

Командир саудовской танковой роты был изумлён тем, насколько успешным оказалось его неожиданное нападение на вражескую бронетехнику. Он знал, что почти все силы его страны сосредоточены в двухстах милях к востоку. Однако противник оказался именно здесь и рвался на юг. Это стало ясно, когда первые танки ОИР, переваливая через брешь в высоком песчаном валу, появились в его инфракрасном прицеле. Они все ещё находились вне пределов досягаемости танковых орудий, потому что приказ капитана был не располагать танки слишком близко к границе. Молодой офицер не знал, как правильней поступить. При обычных условиях части саудовской армии строго подчинялись приказам командования, поэтому он связался по радио и запросил указаний. Однако командир батальона был сейчас занят: его пятьдесят четыре танка рассредоточились на тридцатимильном отрезке линии фронта и противник вёл по ним артиллерийский огонь. Отовсюду поступали сообщения, что вражеские танки вторглись на саудовскую территорию, а за ними следуют боевые машины пехоты.

Капитан решил, что следует что-то предпринять, и он приказал своим четырнадцати танкам продвинуться вперёд и встретить наступающего противника. С расстояния в три тысячи метров его танки открыли огонь и первыми четырнадцатью выстрелами подбили восемь вражеских машин, что в создавшихся обстоятельствах было совсем не плохо для солдат, которые не были профессиональными танкистами. И капитан принял решение остаться здесь и защищать свою землю от агрессора. Его танки были рассредоточены на трехкилометровом отрезке. Они занимали оборонительную позицию, но не двигались, а его командирский танк находился в центре, чтобы он сам мог следить за тем, что происходит впереди. Вторым залпом саудовские танкисты подбили ещё шесть вражеских машин, но тут в моторный отсек одного из его танков попал артиллерийский снаряд. В танке начался пожар, экипаж поспешно выбрался наружу, однако прежде чем танкисты успели пробежать несколько метров, они были убиты артиллерийским огнём. Капитан видел все это и понял, что теперь в оборонительной линии образовалась брешь. Следовало что-то предпринять, чтобы её закрыть.

Стрелок-наводчик командирского танка, как и все остальные стрелки, занимался поисками вражеских Т-80 с куполообразными башнями, а тем временем с боевых машин пехоты, шедших следом за танками противника, полетели противотанковые ракеты. Попадая в саудовские танки, они не пробивали лобовую броню, но разрывали гусеницы, моторные отсеки, выводили из строя системы управления огнём. Когда пламя охватило половину его танков, командир роты решил, что настало время отойти. Четыре танка развернувшись, устремились на позицию, расположенную в двух километрах к югу. Капитан остался с тремя танками, чтобы прикрыть отход отставшей части роты и сумел подбить ещё один вражеский танк, прежде чем повернуть и тоже отойти назад. Воздух вокруг пронзали противотанковые ракеты, и одна из них попала в хвостовую часть его танка, вызвав взрыв боезапаса. Из открытого люка вырвался вертикальный столб пламени, и весь экипаж задохнулся ещё до того, как сгореть заживо. Оставшись без командира, рота сражалась ещё тридцать минут, постепенно отступая назад, пока уцелевшие три танка не устремились на юг, стараясь найти командный пункт своего батальона.

Его не оказалось. Противник сумел засечь местонахождение батальонного командного пункта по радиопереговорам, и целая артиллерийская бригада ОИР нанесла по его незащищённой позиции сокрушительный удар в тот самый момент, когда на четырех бронетранспортёрах сюда прибыли уцелевшие сотрудники со станции «След бури». Штаб батальона был стёрт с лица земли. В первый же час второй войны в Персидском заливе в оборонительных порядках саудовской армии образовалась тридцатимильная брешь, открывшая прямую дорогу к Эр-Рияду. Этот успех стоил Армии Аллаха потери половины танковой бригады — дорогая цена, но она оправдывала их цель.

* * *

В первые часы общая картина боевых действий была неопределённой. Впрочем, так обычно и бывает. Диггз знал, что сначала преимущество почти всегда оказывается на стороне нападающего, и его задача командира заключалась в том, чтобы ликвидировать хаос в своих частях и внести его в подразделения противника. С уничтожением «Следа бури» пока было утрачено управление «хищниками» и получение информации от них. Чтобы установить связь с ними, понадобится время. На истребителях 366-го авиакрыла не было радиолокационной аппаратуры J-STARS, с помощью которой генерал мог наблюдать за передвижением наземных войск. В небе находились два самолёта АВАКС, каждый из которых охраняли четыре истребителя. Взлетевшие с аэродромов ОИР двадцать истребителей устремились к АВАКСам. Несомненно, это будет испытанием для ВВС.

Однако у Диггза были свои проблемы. С утратой беспилотных «хищников» он практически оказался почти слеп, и первое, что предпринял генерал, это распорядился послать вертолётную эскадрилью, приданную Десятому бронетанковому полку, чтобы прощупать местность к западу. Ему вспомнились слова Эддингтона. В конце концов, целью Армии Аллаха действительно может быть вовсе не экономический потенциал Саудовской Аравии.

* * *

— Наши войска вошли в пределы королевства, — доложил ему начальник разведки. — Они натолкнулись на сопротивление, но прорвались и продвигаются вперёд. Американский шпионский пост уничтожен.

Эта новость ничуть не обрадовала Дарейи.

— Как они узнали, откуда им удалось получить эти сведения?

Начальник разведслужбы не решился спросить, о чём идёт речь, и потому уклонился от прямого ответа.

— Теперь это не имеет значения. Через двое суток мы будем в Эр-Рияде, и это решит исход войны.

355
{"b":"14491","o":1}