ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Что нам известно про эпидемию в Америке? Почему не заболело больше людей? Каким образом им удалось выслать сюда свои войска?

— Это мне неизвестно, — признался начальник разведслужбы.

— А что вам вообще известно ?

— Похоже, что у американцев один бронетанковый полк в Кувейте и ещё один в Саудовской Аравии. Бронетехника для третьего сейчас в Дахране, разгружается с транспортных судов — тех самых, которые не сумели остановить индийцы.

— Тогда уничтожьте их! — крикнул Дарейи. Наглость этого американца, осмелившегося назвать его по имени, причём так, что это видели и слышали жители ОИР — и, может быть, поверили? — выводила его из себя.

— Наши военно-воздушные силы атакуют на севере. Там идёт бой, который решит судьбу войны. Отвлекать их оттуда — значит напрасно тратить время, — объяснил начальник разведслужбы.

— Тогда нанесите по этим судам ракетный удар!

— Постараюсь выполнить ваш приказ.

* * *

Бригадного генерала, командующего Четвёртой бронетанковой бригадой саудовской армии, заранее проинформировали, что в районе расположения его бригады возможны всего лишь отвлекающие манёвры воинских подразделений противника. Предполагалось, что он должен быть наготове нанести контрудар внутрь территории ОИР, как только части Армии Аллаха вторгнутся в Кувейт. Подобно многим генералам на протяжении военной истории, он совершил роковую ошибку, слишком доверившись полученным разведданным. В его распоряжении находились три бронетанковых батальона, причём каждый из них закрывал тридцатимильный сектор фронта, а сами батальоны располагались на расстоянии от пяти до десяти миль друг от друга. Получи саудовская армия приказ о наступлении, и он мог бы использовать гибкую дислокацию своих танков для того, чтобы наносить изматывающие удары по флангу противника, однако сразу после начала военных действий генерал потерял один батальон, и в результате его позиция оказалась разорванной надвое с зияющей брешью шириной в сорок миль посредине. Теперь перед ним встала сложная задача — командовать оставшимися батальонами, расположенными на значительном расстоянии друг от друга. Он ещё больше ухудшил своё положение, начав двигаться вперёд, вместо того чтобы отступить. Это было смелым решением, но генерал упустил из виду, что позади находилось пространство глубиной в сотню миль, отделяющее его от военного городка короля Халеда. Он мог бы использовать это пространство, чтобы отойти назад, перегруппироваться, а затем нанести мощный удар вместо разрозненных наступательных действий.

Армия Аллаха использовала тактику наступления, разработанную Советами ещё в семидесятые годы. Первоначальный прорыв оборонительных линий противника был осуществлён танковой бригадой, которая мчалась позади завесы из массированного артиллерийского огня. Уничтожение радиостанции «След бури» было запланировано с самого начала. Эта станция, как и вторая, «Пальма», — они знали даже их кодовые названия — представляла собой глаза и уши командной структуры противника. Армия Аллаха не могла ничего предпринять против американских спутников, но расположенные на земле посты, занятые сбором разведывательной информации, оказались лёгкой добычей. Как и предполагалось, американцы имели в своём распоряжении и другие средства сбора разведданных, но их было не так много, причём половина состояла из самолётов, способных заниматься сбором этой информации только в светлое время суток. Как и в случае с Советской Армией, для которой был составлен план прорыва к Бискайскому заливу, армия ОИР была готова понести потери, жертвуя жизнями солдат, но выигрывая время для того, чтобы достигнуть политической цели раньше, чем против неё будет собрана вся мощь потенциальных союзников. Если саудовцы пришли к выводу, что Дарейи стремится в первую очередь захватить нефтяные месторождения — ну что ж, тем лучше, потому что в Эр-Рияде находилась королевская семья и правительство Саудовской Аравии. Поступая таким образом, армия ОИР обнажала свой левый фланг, однако союзным войскам, расположенным в Кувейте, придётся пересечь Вади-эль-Батин и затем пройти двести миль по пустыне лишь для того, чтобы добраться до того места, где уже находится Армия Аллаха.

Ключ к успеху заключался в стремительном продвижении вперёд, а ключ к такому продвижению состоял в быстром уничтожении Четвёртой саудовской бригады. Артиллерия ОИР, все ещё расположенная к северу от песчаного вала, вела массированный огонь по тем местам, откуда саудовцы взывали о немедленной помощи, безжалостно уничтожая технику и живую силу, разрушая коммуникации между частями, стоящими на пути наступающих войск. Такая тактика почти несомненно должна была привести к успеху при условии, что Армия Аллаха готова заплатить за него дорогой ценой. Против каждого из батальонов Четвёртой бригады сконцентрировалось по бронетанковой бригаде армии ОИР.

Командир Четвёртой бригады тоже располагал приданной ему артиллерией, однако он решил, что лучше всего использовать её для основного удара, уничтожить артиллерийским огнём те воинские части противника, которые осмелились рваться к сердцу его государства. Теперь он попытался открыть огонь, но снаряды ложились позади бронетанковых бригад Армии Аллаха, вошедших в соприкосновение с ещё уцелевшими саудовскими батальонами. После их уничтожения перед танками откроется брешь, которая будет втрое шире, чем в первый час битвы.

* * *

Диггз находился в главном командном центре, где получал информацию от всех вступивших в бой частей. Теперь он понял, что происходит. Он сам так же поступал с иракскими войсками в 1991 году, в Израиле, где два года был командиром бронетанкового полка, славных «Буйволов», а также при учениях в Национальном центре боевой подготовки. Теперь он увидел, что значит находиться на другой стороне. Для саудовских войск события развивались слишком быстро. Вместо того чтобы задуматься и предпринять согласованные действия, они успевали только реагировать на действия противника, были почти парализованы стремительностью происходящего, что показалось бы им, окажись они на другой стороне, всего лишь увлекательной игрой.

— Прикажите Четвёртой бригаде отступить километров на тридцать, — негромко посоветовал Диггз. — Там огромное пространство для манёвра.

— Мы остановим их прямо на границе! — прозвучал автоматический ответ командующего саудовской армией.

— Генерал, вы совершаете ошибку. Вы рискуете бригадой без всякой на то необходимости. Потом можно отвоевать потерянное пространство, но вы не сможете вернуть потерянное время и убитых солдат.

Однако генерал не слушал его, а у Диггза было недостаточно звёзд на петлицах, чтобы настаивать на своём. Ещё один день, подумал он, всего один день…

* * *

Вертолётам требовалось время. Эскадрилья «М» Десятого полка состояла из шести разведывательных вертушек ОН-58 «киова» и четырех штурмовых вертолётов АН-64 «апач», причём все они несли больше запасных баков с горючим, чем вооружения. Пилотов предупредили, что в воздухе находятся вражеские истребители, а это исключало полёты на большой высоте. Сенсорные устройства на вертолётах обшаривали окружающее пространство в поисках радиолокационных импульсов от радаров наведения ракет «земля — воздух» — без сомнения, они должны были находиться в этом районе, — а пилоты осматривали местность перед собой с помощью систем наблюдения с электронным усилением силы света, включив радары «Лонгбоу». Находясь над территорией ОИР, они время от времени замечали разведывательные бронемашины, иногда им попадалась бронетанковая рота, вытянувшаяся километров на двадцать в пределах видимости кувейтской границы, но ничего больше. Ещё пятьдесят миль внутрь территории противника — картина не изменилась, хотя теперь попадались и танки. Когда вертолёты оказались в окрестностях города Эль-Бусайя, к которому, согласно информации с разведывательных спутников, приближалась Армия Аллаха, все, что им удалось обнаружить, — это следы гусениц на песке и несколько групп автозаправщиков. Экипажам вертолётов было предписано обнаружить главные силы противника и определить направление их движения.

356
{"b":"14491","o":1}