ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

Пока не появился телерепортаж с места разгрома дивизий Армии Аллаха, начали распространяться слухи, как это обычно бывает в странах, где нет свободных средств массовой информации. Русскому дипломату позвонили домой ещё до семи утра и разбудили его, но уже через несколько минут он ехал в своей машине по пустынным улицам Тегерана к условленному месту, чтобы встретиться с человеком, который, как надеялся дипломат, уже созрел для вербовки.

Русский разведчик потратил десять лишних минут, петляя, чтобы проверить, нет ли за ним слежки, но всякий, кто захотел бы следить за ним этим утром, должен был быть невидимкой. К тому же, подумал он, почти всю службу безопасности аятоллы наверняка отправили на фронт.

— Да? — спросил русский вместо приветствия. Сейчас не время для обмена любезностями, решил он.

— Вы были правы. Нашу армию разгромили этой ночью. В три утра меня вызвали в министерство, чтобы расспросить о намерениях американцев, и там я узнал все. Мы даже не можем связаться с нашими войсками. Командующий армией исчез. В Министерстве иностранных дел царит паника.

— Этого следовало ожидать, — кивнул русский. — Могу сообщить вам, что туркменский лидер…

— Мы знаем… Он позвонил Дарейи вчера вечером и спросил, имеет ли тот какое-нибудь отношении к эпидемии.

— И что ответил ваш духовный вождь?

— Он сказал, что это клевета, распространяемая неверными, — чего ещё можно ждать от него? — Чиновник сделал паузу. — Его ответ не прозвучал достаточно убедительно. Как бы то ни было, туркменский лидер отошёл в сторону. Индия предала нас — я узнал и об этом. Китаю ещё не известно о происшедшем.

— Полагать, что китайцы поддержат вас, — все равно что нарушать ваш запрет на алкоголь. Моё правительство выступит, разумеется, на стороне Америки. Вы остались совсем одни, — подчеркнул русский. — Мне нужна информация.

— Какая именно?

— О месте, где находится лаборатория, производящая биологическое оружие. Эта информация нужна мне сегодня.

— На экспериментальной ферме к северу от аэропорта.

Неужели все так просто? — изумлённо подумал русский.

— Вы уверены в этом? — спросил он.

— Оборудование было закуплено в Германии и Франции. В то время я работал во внешнеторговом отделе. Если хотите убедиться, это очень просто. Много ли ферм, которые охраняют вооружённые солдаты? — Чиновник беспомощно пожал плечами.

Русский кивнул.

— Я проверю. Есть и другие проблемы. Скоро Америка объявит войну — я имею в виду тотальную войну — вашей стране. Моя страна сможет предложить вам роль посредника в переговорах. Если вы сможете прошептать пару разумных слов в ухо нужного человека, наш посол готов прийти на помощь, и вы окажете услугу всему миру.

— Это просто. К полудню мы будем пытаться найти выход из создавшегося положения.

— Для вашего теперешнего правительства выхода нет. Никакого, — подчеркнул сотрудник Службы внешней разведки.

Глава 63

Доктрина Райана

Войны обычно начинаются в точно рассчитанное время и редко заканчиваются в заранее определённые сроки. С рассветом Одиннадцатый бронетанковый полк был хозяином на ещё одном поле боя, уничтожив одну из дивизий Второго корпуса Армии Аллаха. Другая дивизия вела бой со Второй бронетанковой бригадой саудовской армии, атакующей со стороны восходящего солнца. Тем временем американский полк снова остановился для заправки горючим и пополнения боезапаса, прежде чем нанести удар по Третьему корпусу противника, который до сих пор не принимал активного участия в сражениях.

Но теперь ситуация менялась. К обеим уцелевшим дивизиям было привлечено полное внимание всех самолётов тактической авиации союзников, находящихся на этом театре военных действий. Сначала была уничтожена их противовоздушная оборона. В каждый радиолокатор, стоило ему начать действовать, истребители F-16 пускали ракеты HARM[138], и через два часа в воздухе обозначилось полное господство авиации союзников. Истребители ОИР, действующие с аэродромов на своей территории, попытались оказать поддержку сухопутным войскам, окружённым и оказавшимся в трудном положении, но ни одному из них не удалось преодолеть заслон из саудовских и американских истребителей, наводимых на цель радиолокаторами АВАКСов. Они потеряли более шестидесяти самолётов в бесполезных попытках прорваться к войскам, которые им приказали защищать. Гораздо легче было нанести удар по кувейтским бригадам, столь нагло вторгшимся на территорию огромного и мощного северного соседа. Крохотные ВВС маленькой страны были вынуждены полагаться лишь на собственные силы в течение почти всего дня, хотя сами бои не имели никакого стратегического значения: дороги через болота были перерезаны, дамбы и мосты взорваны, так что потребуется немало времени, чтобы восстановить прерванные коммуникации. В результате воздушные бои стали выражением обоюдной ярости, но и здесь кувейтские истребители сумели достойно проявить себя, сбивая три вражеских истребителя за каждый потерянный. Для маленькой страны, которая только начала осваивать военное искусство, об этих боях ещё долгие годы будут складываться легенды, причём рассказы о славных победах с каждым годом будут становиться все цветистее. И всё-таки потери в ходе боев окажутся бессмысленными, а гибель людей напрасной, потому что ход войны стал уже необратимым.

После того как Третий корпус Армии Аллаха лишился противовоздушной обороны, внимание союзной авиации было обращено на более серьёзные проблемы. На земле находилось свыше шестисот танков, восемьсот бронетранспортёров, больше двухсот артиллерийских орудий — как самоходных, так и на механической тяге, — несколько тысяч грузовиков и тридцать тысяч солдат, которые оказались далеко на территории иностранного государства и теперь пытались спастись. Штурмовые «иглы» F-15E барражировали над этой массой людей и боевой техники на высоте пятнадцати тысяч футов, сбросив скорость до минимальной, пока операторы их систем вооружения выбирали цели и наносили по ним удары «умными» бомбами лазерного наведения. Небо было безоблачным, солнце ярким, а поле боя ровным, и укрыться там было негде. Действовать здесь оказалось намного легче, чем на бомбардировочном полигоне на базе Неллис. Спустившись ниже, F-16 тоже взялись за охоту, нанося удары ракетами «маверик» и сбрасывая обычные бомбы. Ещё до полудня генерал-лейтенант, командир корпуса, поняв, что он является теперь старшим из командного состава Армии Аллаха, собрал машины поддержки, пытаясь установить хоть что-то вроде порядка, и приказал отступать. Под бомбовыми ударами с воздуха, видя, как с востока приближается Пятая бронетанковая бригада саудовской армии, а в тыл готовятся ударить американские войска, он решил двинуться на северо-запад, надеясь вернуться на свою территорию в том же месте, где Армия Аллаха недавно пересекла границу. Его бронетехника попыталась установить дымовые завесы, что в некоторой степени затруднило действия союзной авиации. Проявив разумную осторожность, саудовские и американские истребители не стали снижаться, опасаясь, что войска ОИР начнут отстреливаться, а это на малой высоте могло оказаться эффективным. Поведение истребителей дало командиру корпуса надежду, что он сумеет вывести хотя бы две трети своих войск. По крайней мере ему не приходилось беспокоиться о горючем — теперь в его распоряжении находились автозаправщики всей Армии Аллаха.

* * *

Сначала Диггз отправился в бригаду Эддингтона. Ему были знакомы подобные зрелища и запахи. Танки могут гореть удивительно долго, иногда по несколько дней, из-за находящихся в них топлива и боезапаса, а едкий запах химических веществ скрывает отвратительный смрад сгоревшей человеческой плоти. Задача армии всегда заключалась в уничтожении вооружённого противника, но мёртвые вражеские солдаты скоро начинали вызывать жалость, особенно когда погибли в такой бойне. Однако не так уж и много солдат Армии Аллаха погибло от пуль и снарядов Каролинской бригады. Большинство сдались в плен. Их следовало теперь собрать, разоружить, пересчитать и заставить работать, главным образом копать могилы, чтобы похоронить тела своих погибших товарищей. Всё это было так же старо, как и сами войны, и урок, преподанный побеждённым, всегда оставался одним и тем же: вот почему вы не должны снова воевать с нами.

вернуться

138

HARM (High-speed AntiRadiation Missile) — ракеты, предназначенные для борьбы с радиолокационными установками противника.

379
{"b":"14491","o":1}