ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Эрни, — сказал потрясённый Холбрук, полный благоговейного трепета, — это вдохновляет.

— Да.

* * *

Самое сложное заключалось в том, что тревожные симптомы болезни были неясными и толковать их можно было по-разному. Мальчик на редкость красив, хотя сейчас серьёзно болен, отметила сестра Жанна-Батиста. Температура подскочила до 40,4 градуса, и одно это уже смертельно опасно, но другие симптомы оказались ещё хуже. Спутанность сознания усилилась вместе с рвотой, в которой стала заметна кровь. Все указывало на внутреннее кровотечение. Сестра знала, что это могут быть признаки нескольких заболеваний, но больше всего её беспокоило, если это лихорадка, называемая заирской Эбола. В джунглях этой страны — она всё ещё думала о ней, как о Бельгийском Конго, — таилось множество болезней, и хотя одна была опаснее другой, не было болезни страшнее лихорадки Эбола. Ей пришлось взять кровь для анализа — первый каким-то образом затерялся — и Жанна-Батиста сделала это с предельной осторожностью. Молодой персонал больницы не соблюдал правила с такой тщательностью, как раньше… Родители удерживали мальчика, пока она брала у него кровь из вены. Руки её были надёжно защищены резиновыми перчатками. Все прошло гладко — мальчик уже почти не приходил в сознание. Сестра выдернула иглу и тут же положила её в пластиковую коробку для последующего уничтожения. Пробирка с кровью не представляла опасности, но и её она уложила в отдельный контейнер. Больше всего сестру беспокоила игла. Многие из обслуживающего персонала, пытаясь сберечь деньги для нужд больницы, повторно использовали инструмент, несмотря на опасность заражения СПИДом и другими болезнями, возбудители которых передавались через кровь. Она решила заняться этим сама — так, на всякий случай.

У сестры не было времени более внимательно осмотреть пациента. Выйдя из палаты, она прошла под крышей, предохраняющей от жаркого солнца, в соседнее здание. У больницы было долгое и заслуженное прошлое, она была построена с учётом местных условий. Несколько низких каркасных зданий соединялись крытыми переходами. Здание, в котором помещалась лаборатория, находилось всего в пятидесяти метрах. Лаборатория явилась даром судьбы: несколько лет назад Всемирная организация здравоохранения внесла больницу в свой каталог, установила в ней современное оборудование и прислала несколько молодых врачей, получивших образование в Англии или в Америке. К сожалению, в их составе не оказалось медсестёр.

Доктор Мохаммед Моуди сидел за лабораторным столиком. Высокий, худой и темнокожий, он холодно держался с персоналом, но дело своё знал. Услышав её шаги, Моуди повернулся и обратил внимание на то, что Жанна-Батиста по пути бросила иглу в специальный контейнер для последующего уничтожения.

— В чём дело, сестра?

— Пациент Мкуза. Бенедикт Мкуза, африканец, мальчик восьми лет. — Она передала доктору историю болезни. Моуди открыл папку и прочитал её содержимое. Для медсёстры — христианка она или нет, она была святой женщиной и прекрасной сестрой симптомы не казались связанными между собой. Для врача картина была куда более очевидной. Головная боль, озноб, лихорадка, сумеречное сознание, возбуждение — и вот теперь признаки внутреннего кровотечения. Когда он поднял голову, его глаза были бесстрастными. Если скоро на коже появится петехия[25]

— Он лежит в общей палате?

— Да, доктор.

— Немедленно переведите его в изолятор. Я буду там через полчаса.

— Да, доктор. — Выйдя из лаборатории, сестра потёрла лоб.

Это, должно быть, из-за жары. К ней просто невозможно привыкнуть, особенно если ты родом из Северной Европы. Может быть, после того как она позаботится о пациенте, стоит принять таблетку аспирина.

Глава 7

Имидж президента

Все началось рано, когда два самолёта дальнего радиолокационного обнаружения Е-3В «сентри», перебазированные с авиабазы Тинкер в Оклахоме на авиабазу Поуп в Северной Каролине, взлетели ровно в 8.00 по местному времени и направились на север. Было принято решение не закрывать все местные аэродромы, это было бы слишком. Национальный аэропорт Вашингтона оставался закрытым, а поскольку больше не было конгрессменов, то и дело мчащихся к нему, чтобы лететь в свои избирательные округа (стоянка, отведённая для них, была всем хорошо известна), создавалось даже впечатление, что его так и не откроют. В двух других международных аэропортах — Даллеса и Балтимор-Вашингтон — были получены строгие указания, чтобы все прилетающие и улетающие самолёты не входили в пределы двадцатимильного «зонтика» с центром в Белом доме. Всякий самолёт, который приблизится к внешнему краю «зонтика», немедленно получит предупреждение по радио. В случае, если он не обратит внимания на предупреждение и продолжит полет, тут же рядом с ним окажется истребитель. Ну а если не подействует и это, третий этап вполне очевиден… Два звена истребителей, по четыре F-16 в каждом, поочерёдно барражировали над городом соответственно на высоте восемнадцать и двадцать тысяч футов. На такой высоте их шум едва слышен (однако это позволяет им перейти в пике и почти мгновенно достичь сверхзвуковой скорости), а белые инверсионные полосы, прочертившие голубое небо над городом, также впечатляющи, как и те, что прочертили когда-то самолёты Восьмой воздушной армии над Германией.

Примерно в это же время Двухсотшестидесятая бригада военной полиции из резерва национальной гвардии Вашингтона, округ Колумбия, передислоцировалась для поддержания «порядка на транспортных магистралях». Больше сотни HMMWV[26] заняли боковые улицы вместе с полицейскими автомобилями и машинами ФБР, расположившимися поблизости. «Поддержание порядка» заключалось в том, что они попросту блокировали эти улицы. Почётный караул из всех родов войск выстроился на улицах, по которым будет двигаться процессия. Никто не знал, в снаряжении чьих автоматов был боезапас.

Кое-кто даже считал, что принято решение ослабить меры безопасности, потому что на улицах не было видно бронетехники.

В общей сложности в городе находился шестьдесят один глава государства; день обещал превратиться в настоящий ад для сил безопасности, и средства массовой информации приложили все усилия, чтобы все почувствовали это.

Когда-то, во время последних государственных похорон, Жаклин Кеннеди решила присутствовать на церемонии прощания с телом убитого президента, своего мужа, в утреннем платье, но минуло тридцать пять лет, и теперь принятой формой одежды будут тёмные деловые костюмы. Исключение составят те государственные деятели, которые носят мундир (принц уэльский был офицером), и гости из тропических стран. Некоторые из них облачатся в национальную одежду и будут терпеть холод во имя достоинства своей страны. Только собрать их со всех концов города и доставить в Белый дом представлялось кошмаром. А тут возникла новая проблема: как выстроить их в процессию? В алфавитном порядке по названиям стран? В алфавитном порядке по именам? Или по количеству лет на посту главы государства — но тогда преимущество получат те несколько диктаторов, что сумели обрести легитимность в высших дипломатических кругах, а это укрепит статус правительств и стран, с которыми Америка поддерживала дружеские отношения, но к которым не испытывала особенно нежных чувств. Все главы государств прибыли в Белый дом и, после того как последние американские граждане покинули вестибюль, прошли мимо гробов, останавливаясь, чтобы в последний раз поклониться погибшему главе великой страны. Отсюда они проследовали в Восточный зал, где многочисленные сотрудники Госдепартамента старались поддержать порядок, непрерывно снабжая их кофе и булочками.

Райан и его семья находились на своём «семейном этаже», заканчивая одеваться для предстоящей церемонии. Им помогал персонал Белого дома. Лучше всего это получалось у детей, которые привыкли к тому, что мама и папа приглаживают им волосы по пути к выходу, и с улыбкой наблюдали, как с их родителями обращаются теперь точно так же. Джек держал в руках текст своей первой речи. Прошло время, когда он мог закрыть глаза в надежде, что все это исчезнет. Теперь он чувствовал себя подобно боксёру, который явно уступает по силе своему сопернику, но отказывается лечь на помост и вынужден принимать удар за ударом, стремясь лишь к одному: достойно закончить схватку. Мэри Аббот последний раз поправила ему волосы и закрепила их на месте спреем — сам Джек никогда в жизни добровольно не сделал бы этого.

вернуться

25

Петехия (от ит. petecchie — пятно, сыпь) — точечные кровоизлияния в коже и слизистых оболочках.

вернуться

26

HMMWV (High mobility multi-purpose wheeled vehicle) — высокоподвижный многоцелевой колёсной автомобиль — один из видов мощного армейского джипа. Вмещает 12 солдат, или крупнокалиберный пулемёт на турели, или ракетную противотанковую установку TOW.

42
{"b":"14491","o":1}