ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Премьер-министр Индии, — послышался тихий голос сотрудницы протокольного отдела.

— Здравствуйте. — Первая леди приветливо улыбнулась и пожала протянутую руку, которая, к счастью, оказалась тонкой и хрупкой.

— Должно быть, вы очень гордитесь своим мужем.

— Я всегда гордилась Джеком. — Кэти Райан была с нею одного роста. Она заметила, премьер-министр Индии щурит глаза за стёклами очков. Наверно, ей следует прописать другие очки, по-видимому, у неё бывают головные боли от того, что она давно не меняла стекла. Странно. В Индии работают весьма квалифицированные офтальмологи. Далеко не все остаются в Америке.

— И такими прелестными детьми, — добавила премьер-министр.

— Вы весьма любезны, — механически улыбнулась Кэти, понимая, что это замечание так же легковесно, как облака в небе. Кэти внимательнее посмотрела в глаза женщины и поняла, что индийскому государственному деятелю что-то в ней не нравится. Она считает, что лучше меня. Но почему? Потому что она глава государства, а Кэролайн Райан всего лишь хирург? Неужели что-то изменилась бы, будь она адвокатом? Нет, вряд ли, подумала Кэти. Её мозг лихорадочно работал, перебирая различные варианты — так случалось, когда в ходе хирургической операции происходило что-то неожиданное и опасное. Нет, дело совсем не в этом. Кэти вспомнила вечер здесь же, в Восточном зале, когда она встретилась с Элизабет Эллиот. Тогда собеседница смотрела на неё с таким же надменным выражением: я лучше тебя из-за того, какую должность занимаю и что делаю. «Хирург» — это кодовое название, присвоенное ей Секретной службой, отнюдь не вызвало у неё раздражения — глубоко заглянула в тёмные глаза гостьи. Нет, здесь что-то другое, более значительное. Кэти отпустила её руку, когда к ней подошёл очередной государственный деятель.

Премьер-министр отошла в сторону и направилась к официанту, чтобы взять с подноса стакан сока. Обратило бы на себя внимание, поступи она так, как ей действительно хотелось. Она это сделает на следующий день, в Нью-Йорке. А пока она посмотрела на своего коллегу из Китайской народной республики, приподняла свой стакан не больше чем на сантиметр и кивнула, не меняя выражения лица. Никакой улыбки. Достаточно выражения глаз.

— Это верно, что вас зовут «Фехтовальщиком»? — с лукавой улыбкой спросил принц Али бин Шейк.

— Да, верно. Меня прозвали так из-за того подарка, который вы мне преподнесли, — ответил Джек. — Благодарю вас за то, что вы прибыли сюда.

— Нас, мой друг, связывают прочные узы. — Его королевское высочество ещё не был главой государства, но из-за болезни своего суверена принимал на себя все больше и больше обязанностей короля по управлению Саудовской Аравией. Сейчас он возглавлял сферу международных отношений и разведывательную службу — первая была создана по образцу Уайтхолла, а последняя — под руководством израильского Моссада, в результате одного из самых необычных и малоизвестных противоречий в той части земного шара, которая отличается взаимозависимым отсутствием логики. В общем Райан был этим доволен. Несмотря на то что ему приходилось заниматься множеством дел, принц Али справлялся с ними.

— Вы ещё не встречались с Кэти? Принц повернул голову.

— Нет, но я знаком с вашим коллегой, доктором Катцем. Он принимал участие в обучении моего личного офтальмолога. Вашему мужу очень повезло, доктор Райан.

Почему арабов считают холодными, грубыми с женщинами, лишёнными чувства юмора? — спросила себя Кэти. Судя по принцу Али, этого не скажешь. Принц мягко взял её руку.

— А-а, вы, должно быть, встретили Берни, когда он ездил к вам в девяносто четвёртом году, — заметила Кэти. Институт Уилмера помог создать в Эр-Рияде офтальмологический институт, и Берни провёл в Саудовской Аравии пять месяцев, обучая специалистов.

— Он сделал операцию моему двоюродному брату, пострадавшему в авиационной катастрофе. Теперь брат снова летает. Это ваши дети?

— Да, Ваше высочество. — Этот политический деятель будет занесён в её личную картотеку как хороший парень.

— Вы не будете возражать, если я поговорю с ними?

— Буду только рада. — Принц кивнул и направился к детям. Кэролайн Райан, повторил про себя принц Али, занося её в свою собственную картотеку. Обладает высоким интеллектом, весьма проницательна. Гордая женщина. Окажет немалую помощь своему мужу, если он захочет использовать её для этой цели. Как жаль, подумал принц, что традиции его собственного народа не позволяют шире использовать женщин. Пока он ещё не стал королём, может быть, не станет им совсем, но даже если и займёт королевский трон, существуют пределы его власти, которые он не сможет преодолеть даже при самых благоприятных обстоятельствах. Его нации предстоит ещё такой длительный путь развития, хотя многие забывают о том, как поразительно далеко прыгнуло королевство на протяжении жизни всего двух поколений. И всё-таки между ним и Райаном существуют тесные узы дружбы и благодаря этому тесные узы дружбы связывают Америку и королевство. Он направился к детям Райана, но ещё до того, как подошёл к ним, уже увидел все, что ему требовалось. Дети были несколько ошеломлены происходящим. Младшая дочь освоилась быстрее всех, под зорким взглядом агента Секретной службы она пила лимонад, пока несколько жён дипломатов пытались говорить с нею. Она привыкла, чтобы на неё обращали внимание, как это обычно бывает с маленькими детьми. Мальчик, сын Райана, казался смущённым больше других, но это нормально для парня его возраста, уже не ребёнка, но ещё не мужчины. Старшая дочь — в документах её называли Оливией, но отец звал девочку Салли — находилась сейчас в самом трудном возрасте. Принца Али удивило, что детям Райана происходящее внове. Родители явно защищали их от официальной жизни Джека. Несомненно, кое в чём дети избалованы, но на их лицах нет того скучного надменного выражения, которое бывает у других детей их положения. Многое можно узнать о характере мужчины и женщины, глядя на их детей. Через мгновение он склонился над Кэтлин. Сначала девочка была удивлена его странным одеянием — Али боялся мороза и потому выглядел особенно необычно, — но через несколько секунд его тёплая улыбка расположила её к нему, и она потянулась ручонками к его густой бороде, пока Дон Рассел, стоя в метре от них, бдительно следил за нею — словно медведь на страже. Принц Али посмотрел на него, и мужчины обменялись быстрым, понимающим взглядом. Он знал, что и Кэти Райан наблюдает за ними. Существует ли более надёжный путь к сердцам родителей, чем подружиться с их детьми? Но в этом было нечто большее, и в своём письменном отчёте, адресованном министрам, он предупредит их, чтобы те не судили о Райане по его несколько нескладной речи на похоронах. То, что он не был обычным политическим деятелем, возглавившим страну, совсем не означало, что он не сумеет управлять ею.

Но некоторые будут делать выводы, исходя из этого выступления.

И многие из них находились в этом зале.

* * *

Сестра Жанна-Батиста изо всех сил старалась отмахнуться от своего недомогания, работала до самого заката, несмотря на жаркий день, пыталась терпеть, но вскоре недомогание переросло в настоящую боль. Сначала она полагала, что слабость уйдёт сама собой, как это обычно бывает при большинстве заболеваний. Сразу после приезда, в первую же неделю, она заболела малярией и так и не вылечилась от неё до конца. Она и решила, что это очередной приступ малярии, но потом поняла, что ошибается. Лихорадка, которую она отнесла на счёт типично жаркого дня в Конго, тоже не объясняла появившиеся симптомы. Сестру удивил охвативший её страх. Хотя она много ухаживала за больными и утешала их, но так и не поняла, что они испытывают страх. Она знала, что они испуганы, понимала их страхи и отвечала на них молитвой и добротой. А вот теперь впервые в жизни она познала суть страха. Она видела страх в глазах умирающих. Не часто, но видела. Большинство больных не заходило так далеко. А Бенедикт Мкуза дошёл до этой стадии, хотя ему от этого мало пользы. Он несомненно умрёт к вечеру, сказала ей сестра Мария-Магдалена после утренней мессы. Всего три дня назад она вздохнула бы, утешив себя мыслью, что на небесах появится новый ангел. Но не на этот раз. Теперь она боялась, что ангелов будет два. Сестра Жанна-Батиста оперлась плечом о притолоку. В чём она промахнулась? Она была осторожной медсестрой и не допускала ошибок. Ну что ж, ничего не поделаешь.

50
{"b":"14491","o":1}