ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Нужно уйти из палаты. Она так и сделала, направившись по крытому проходу в соседнее здание, прямо в лабораторию. Доктор Моуди сидел, как всегда, на своём месте, увлечённый работой, и не слышал её шагов. Когда он повернулся, потирая глаза после двадцати минут работы с микроскопом, то с удивлением увидел, что у святой женщины левый рукав закатан выше локтя, резиновая трубка стягивает предплечье, а ниже в вену воткнута игла. Она уже взяла у себя третью пробу — пять кубиков крови, отбросила одноразовую иглу и опытными руками поставила новую, чтобы взять четвёртую.

— В чём дело, сестра?

— Доктор, мне кажется, что вам нужно сделать анализ этих проб прямо сейчас. Только прошу вас, наденьте стерильные перчатки.

Моуди подошёл к ней и остановился на расстоянии метра, ожидая, когда она вытащит иглу из вены. Он посмотрел на её лицо и глаза — как и женщины в его родном городе Куме, она одевалась просто и опрятно. Этими монахинями можно во многом восхищаться: всегда приветливые, работают с утра до ночи и преданы своему ложному богу — впрочем, это не совсем так. Они были святыми, их уважал сам пророк, но шиитская ветвь ислама относилась к таким людям с меньшим уважением, чем… нет, эти мысли он отложит до другого случая. Он видел это в её глазах, даже более отчётливо, чем распознавали его опытные органы чувств по внешним симптомам, он видел, что она знает.

— Садитесь, сестра, прошу вас.

— Нет, я должна…

— Сестра, — повторил врач более твёрдо, — теперь вы пациент. Прошу вас поступать так, как вам говорят, хорошо?

— Доктор, я…

Его голос смягчился. Нет смысла требовать от неё повиновения, и эта женщина действительно не заслужила такого обращения перед лицом Бога.

— Сестра, вы проявили столько заботы и преданности к пациентам этой больницы. Прошу вас, позвольте проявить хотя бы часть всего этого по отношению к вам.

Жанна-Батиста послушалась. Доктор Моуди начал с того, что надел стерильную пару резиновых перчаток. Затем он измерил её пульс — 88, кровяное давление — 138/90, температуру — 39 градусов. Все показатели выше нормы, первые два из-за третьего, а также от того, о чём она думала. У неё могло быть любое заболевание, от самого тривиального до смертельного, но сестра ухаживала за мальчиком Мкузой, а этот несчастный ребёнок умирал. Моуди оставил её, осторожно взял пробирки с образцами крови и перенёс их к своему микроскопу.

Моуди хотелось быть хирургом. Младший из четырех сыновей, племянников руководителя своей страны, он хотел скорее подрасти, наблюдая за тем, как его старшие братья отправлялись на войну с Ираком. Двое из них погибли, а третий вернулся искалеченным и умер позднее от заражения крови, которое началось от так и не вылеченной руки. Моуди хотел стать хирургом, чтобы спасать жизни воинам Аллаха и дать им ещё одну возможность воевать за Его Святое Дело. Но затем это желание изменилось — он узнал об инфекционных заболеваниях, а это тоже способ встать на защиту Святого Дела, и вот теперь, после многих лет, его желание наконец исполняется.

Через несколько минут он вошёл в инфекционную палату. Моуди знал, что существует аура смерти. Может быть, образ её был следствием воображения, но сам факт, несомненно, существовал. Как только сестра принесла ему образцы крови, он разделил их на две порции, одну пробирку, тщательно упакованную, послал воздушным путём в Центр по контролю за инфекционными болезнями, который находился в Атланте, штат Джорджия, в США — там был и Всемирный центр по анализу редких и опасных инфекций. Вторую пробирку он оставил в холодильнике, ожидая результатов. Центр был, как всегда, предельно оперативен. Несколько часов назад больница получила телекс: лаборатория центра опознала лихорадку Эбола, заирский штамм. Затем последовали подробные инструкции и предупреждения об опасности, которые были совершенно излишними. Вообще-то и диагноз не требовался. В мире мало болезней, убивающих так мучительно, и ни одной, приносящей смерть с такой быстротой.

Казалось, Бенедикт Мкуза проклят самим Аллахом, но Моуди знал, что это не правда — ведь Аллах милосерден и намеренно не убивает юных и невинных. Вернее было бы сказать, что так предписано судьбой, но это тоже не смягчало горя пациента и его родителей. Они сидели у кровати, одетые в защитные комбинезоны, и наблюдали за тем, как перед ними рушится их мир. Мальчик страдал — точнее сказать, корчился в ужасных муках. Некоторые части его тела уже омертвели и начали распадаться, хотя сердце все ещё продолжало гнать кровь по сосудам, а мозг — думать. Единственное, что могло так же воздействовать на человеческое тело, — это огромная доза радиации. Симптомы были поразительно схожи. Внутренние органы сначала отмирали по одному, затем по несколько и наконец все сразу. Мальчик был настолько слаб, что у него прекратилась рвота, зато кровь текла из другого конца желудочного тракта. Одни лишь глаза казались нормальными, хотя кровь сочилась и из глазниц. Тёмные юные глаза, печальные и не понимающие, что происходит, не догадывающиеся, что жизнь, так недавно начавшаяся, теперь несомненно подходит к концу, ищущие помощи родителей, как они делали это все его восемь коротких лет. В палате страшный запах крови мешался с запахами пота и других телесных выделений, и взгляд на лице мальчика становился все более отдалённым. Лёжа прямо здесь, перед ними, он, казалось, исчезал вдали. Доктор Моуди закрыл глаза и прочитал короткую молитву за мальчика, потому что он был всего лишь мальчиком и, хотя не мусульманином, но всё-таки верующим, несправедливо лишённым доступа к писаниям Пророка. Аллах был прежде всего милосердным, и наверняка проявит милосердие к этому мальчику, сразу отправив его в рай. И чем быстрее, тем лучше.

Если аура бывает чёрной, то в палату влилась чёрная аура. Смерть окутывала юного пациента все теснее. Болезненные вдохи становились все реже, глаза, обращённые к родителям, замерли, руки и ноги, вздрагивающие в агонии, двигались все медленнее и наконец успокоились.

Сестра Мария-Магдалена, которая стояла чуть позади между отцом и матерью, положила руку на плечо каждого. Доктор Моуди подошёл к пациенту и прижал стетоскоп к его груди. Он услышал шум, бульканье и неясные звуки рвущихся тканей — это некроз разрушал тело. Ужасный процесс распада продолжался. А вот сердце молчало. Доктор передвинул этот давний врачебный инструмент, чтобы окончательно убедиться, и поднял голову.

— Он умер. Мне очень жаль. — Он мог бы добавить, что такая смерть при лихорадке Эбола оказалась удивительно милосердной — по крайней мере так говорилось в книгах и статьях. Это было первое столкновение Моуди с вирусом, и оно оказалось достаточно ужасным.

Родители сумели сохранить самообладание. Они знали о неминуемом исходе больше суток — довольно, чтобы примириться с этим, но слишком мало, чтобы избежать потрясения от потери сына. Они уйдут и станут молиться, как это положено.

Тело Бенедикта Мкузы будет сожжено, и с ним погибнет вирус. Телекс из Атланты говорил об этом совершенно недвусмысленно. Очень жаль.

* * *

Райан размял пальцы, когда очередь глав государств и дипломатов подошла к концу. Он повернулся к жене, увидел, что она тоже массирует руку, и глубоко вздохнул.

— Принести тебе что-нибудь? — спросил Джек.

— Чего-нибудь прохладительного. У меня завтра две операции. — А ведь Секретная служба все ещё не разработала удобного способа доставки Кэти в больницу, подумал Райан. — И много подобных церемоний нам придётся выносить? — спросила жена.

— Не знаю, — признался президент, хотя понимал, что график встреч разрабатывается на месяцы вперёд и ему придётся придерживаться предложенной программы независимо от желания. По мере того как проходил каждый день, его все больше и больше поражало, что находятся люди, которые стремятся занять эту должность, — здесь столько посторонних обязанностей, что на выполнение основных времени едва остаётся. Однако не исключено, что эти посторонние обязанности и составляют собственно работу.

51
{"b":"14491","o":1}