ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

Пока Кэти готовила детей к школе, а сама собиралась на работу, Райан сидел в отделе связи, наблюдая за повтором момента убийства. Офицер, который должен был провести утренний брифинг по национальной безопасности, все ещё находился в ЦРУ, собирая последнюю информацию, которую он затем переработает и передаст президенту. Должность советника по национальной безопасности оставалась пока вакантной — ещё одно дело, которым нужно сегодня заняться.

— Это да! — выдохнул майор Кэнон.

Президент кивнул, затем вернулся к своей прошлой жизни офицера разведки.

— О'кей, скажите мне, что нам известно.

— Сэр, мы знаем, что кого-то убили, по-видимому, президента Ирака.

— Это не мог быть двойник?

— Не исключено, — согласился Кэнон, — но «След бури» докладывает, что внезапно резко увеличилась активность переговоров по высокочастотной связи как по военным каналам, так и по полицейским, и эта активность исходит из Багдада. — Офицер морской пехоты показал на монитор, на котором демонстрировались «перехваты» в реальном времени, осуществлённые многочисленными станциями прослушивания Агентства национальной безопасности. — Потребуется некоторое время для перевода, но моя профессия заключается в анализе потока информации. Происходящее похоже на правду, сэр. Полагаю, такое можно и фальсифицировать, но я не решился бы… Вот, смотрите!

На экране появился перевод, опознанный как исходящий из военной командной сети.

«Он мёртв, он мёртв, объявите тревогу в своём полку и приготовьтесь немедленно двинуться в город — получатель команды: полк Республиканской гвардии особого назначения, расквартированный в Салман-Пак; ответ: будет исполнено, будет исполнено, кто отдаёт команду, каковы мои приказы…»

— Опечатки и все такое, — заметил Райан.

— Сэр, нашим людям трудно одновременно переводить и печатать. Обычно мы редактируем текст, перед тем как…

— Успокойтесь, майор. Я сам пользуюсь только тремя пальцами. Ну, скажите, что вы думаете.

— Сэр, я здесь всего лишь младший офицер, вот почему мне приходится нести ночное дежурство и…

— Будь вы глупым, вас вообще не взяли бы сюда.

— Хорошо, сэр, — кивнул Кэнон. — Он стопроцентно мёртв, Ираку нужен новый диктатор. В нашем распоряжении спутниковые фотографии, необычно возросший поток информации и обмен сигналами — все это указывает на исключительное происшествие. Я так считаю. — Он сделал паузу и, как всякий хороший разведчик, постарался придумать другое объяснение. — Если только это не заранее обдуманный манёвр, чтобы очистить своё правительство от ненадёжных людей. Это возможно, но маловероятно. Подобный случай не должен произойти в общественном месте, на глазах тысяч людей.

— Значит, камикадзе?

— Да, господин президент. Такое можно сделать только один раз, и даже в первый раз это чертовски опасно.

— Согласен. — Райан подошёл к кофеварке — отдел информации и связи Белого дома был военной организацией, и они сами готовили себе кофе. Джек налил две чашки и вернулся обратно, вручив одну майору Кэнону, чем потряс всех находившихся в помещении. — Быстрая работа. Поблагодарите от меня парней, которые занимались этим, ладно?

— Слушаюсь, сэр.

— С кем мне нужно связаться, чтобы колеса начали крутиться?

— У нас есть телефоны, господин президент.

— Вызовите сюда как можно быстрее мистера Адлера, директора ЦРУ… кого ещё? Начальников отделов Ирака Госдепа и ЦРУ. Военной разведке представить оценку состояния их вооружённых сил. Выясните, все ли ещё в городе принц Али. Если он ещё здесь, передайте ему мою просьбу остаться. Я хочу поговорить с ним сегодня утром, если это возможно. Что ещё?

— Командующий центральной группой, сэр. В Тампе у него лучшие специалисты по военной разведке, я имею в виду, лучше всех знакомые с тем регионом.

— Вызовите его сюда — впрочем, нет, мы поговорим с ним по наземной линии связи, это позволит ему ознакомиться с ситуацией.

— Мы немедленно займёмся этим, сэр. — ответил майор Кэнон. Президент похлопал офицера по плечу и вышел из комнаты. Только после того, как за ним закрылась тяжёлая дверь, майор Чарлз Кэнон произнёс:

— А вы знаете, наш верховный главнокомандующий разбирается в своём деле.

— Это правда, то, что я слышала? — спросила Прайс, когда они вышли в коридор.

— Вы когда-нибудь спите? — поинтересовался Райан, и тут же у него мелькнула мысль. — Я хочу, чтобы вы приняли участие в совещании.

— Но почему, сэр, ведь не…

— Вы должны разбираться в политических убийствах, верно?

— Да, господин президент.

— Тогда ваше мнение сейчас для меня важнее, чем точка зрения разведчика.

* * *

Время можно было выбрать и более удачно. Дарейи был удивлён только что полученной информацией. Он ни в коей мере не был разгневан услышанным — разве только момент выбран не самый лучший. На мгновение он замолчал, сначала шёпотом произнёс благодарственную молитву Аллаху, потом помолился за душу неизвестного убийцы. Убийцы ли? — спросил он себя. Скорее «судьи», так лучше назвать этого человека, одного из тех, что проникли в Ирак много лет назад, когда война все ещё продолжалась. Большинство из них просто исчезли, вероятнее всего их раскрыли и расстреляли. Общая идея подобной операции принадлежала ему, её разработка не была особенно трудной для «профессионалов», работающих в его разведывательной службе. Эти люди большей частью остались в ней от шахской службы безопасности «Савак» и прошли подготовку под руководством израильтян в шестидесятые и семидесятые годы. Ничего не скажешь, они действовали, знали своё дело, но в глубине сердца оставались наёмниками, сколько бы не выказывали религиозный пыл и преданность новому режиму. Они следовали обычными, стандартными путями, пытаясь таким образом осуществить нестандартную операцию — пробовали взятки и подкупы, искали диссидентов, недовольных правительством, и всякий раз терпели неудачу. На протяжении многих лет Дарейи думал, а уж не пользуется ли цель всего этого внимания в той или иной степени непонятным благоволением Аллаха — но такие мысли вызывались отчаянием, а не разумом или верой, и даже Дарейи был подвержен человеческим слабостям. Можно не сомневаться, что и американцы пытались устранить этого человека, и, наверно, точно таким же способом, пытаясь найти высокопоставленных военных, стремящихся занять трон всемогущего диктатора, провести военный переворот, как это им часто удавалось в других частях света. Однако нет, объект оказался слишком хитрым для этого, и, раскрывая очередной заговор, становился все осторожнее, так что американцы терпели неудачи, так же как израильтяне и все остальные. Все, кроме меня, удовлетворённо сказал себе Дарейи.

Это была традиция, уходящая корнями в глубокую древность. Один человек, действующий в одиночку, один преданный человек, способный на все, чтобы осуществить операцию. Для этого в Ирак было послано одиннадцать человек. Им было сказано затаиться, уйти глубоко в подполье, они прошли тщательную подготовку, направленную на то, чтобы забыть, кем были в прошлом, действовать безо всяких контактов с иранскими спецслужбами или связниками. Все документы, связанные с их существованием, были уничтожены, поэтому, даже если иракский агент проникнет в спецслужбу Дарейи, он ничего не узнает о предстоящей операции, не имея имён её участников. Не пройдёт и часа, как старые соратники Дарейи придут к нему в кабинет, чтобы поздравить его с успехом, восхваляя Аллаха и превознося мудрость аятоллы. Может быть, это и верно, но даже они не знали всего, что он сделал и сколько людей обрёк на смерть.

* * *

Телевизионная передача происшедшего в Багдаде, обработанная в цифровом изображении, мало что прояснила, хотя сейчас Райан мог опереться на мнение профессионалов.

— Господин президент, программист с автоматизированным рабочим местом типа «Силикон грэфикс» мог искусственно создать подобное изображение, — заметил офицер, ответственный за развединформацию. — Вы наверняка смотрели кинофильмы, а разрешающая способность фильма намного выше, чем у изображения на телеэкране. С помощью компьютера можно сфальсифицировать практически что угодно.

57
{"b":"14491","o":1}