ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Директор проекта тоже был врачом, обучался в Париже и Лондоне, но прошло немало лет с тех пор, как он лечил последнего пациента. Вот уже более десяти лет он занимался главным образом молекулярной биологией, и в особенности изучением вирусов. Он знал о них больше любого другого учёного, хотя и этого было мало. Он знал, например, как выращивать вирусы, и теперь перед ним находился идеальный образец, человеческое существо, самой судьбой превращённое в фабрику, вырабатывающую самые смертоносные организмы, известные человеку. Директор никогда не видел сестру Жанну-Батисту здоровой, никогда не разговаривал с нею, никогда не наблюдал её за работой. И это было к лучшему. Возможно, она была опытной медсестрой, как сказал Моуди, но все это осталось в прошлом, и нет никакого смысла проявлять излишнюю жалость к человеку, который неминуемо умрёт через трое, самое большее через четверо суток. Чем дольше она останется в живых, тем лучше, это позволит использовать материал человеческого тела для производства нового продукта, превращая самое совершенное творение Аллаха в Его смертоносное проклятие.

Что касается проблемы со второй монахиней, директор отдал распоряжение, пока Моуди принимал душ. Сестру Марию-Магдалену проводили в другое помещение, дали чистую одежду и оставили одну. Там она помылась под душем, неотступно пытаясь понять, что происходит — где она находится. Сестра все ещё не пришла в себя и не испытывала страха. Подобно Моуди, она долго стояла под душем, что помогло ей думать более ясно и сформулировать вопросы, которые следует задать врачу через несколько минут, когда они снова встретятся. Да, она сделает именно это, думала Мария-Магдалена, надевая чистое бельё и белый халат. Ей было приятно снова чувствовать на себе знакомую одежду медсёстры, ощущая в руках свои чётки, которые она взяла с собой в душ. Эти чётки были металлическими и вовсе не теми, которые ей вручили вместе с её рясой, когда она дала монашеский обет более сорока лет назад. Однако металлические чётки легче поддаются дезинфекции, и, стоя в душе, она воспользовалась возможностью вымыть их. Уже одевшись и покинув душевую, она решила, что молитва будет лучшей поддержкой перед поисками информации, и старая монахиня опустилась на колени, перекрестилась и обратилась к Богу. Она не слышала, как позади открылась дверь.

Солдат из службы безопасности получил чёткий приказ. Он мог бы исполнить его несколькими минутами раньше, но нарушить уединение женщины, обнажённой и стоящей под душем, было бы мерзким поступком, к тому же она не могла никуда уйти. Он почувствовал удовлетворение, когда увидел, что она молится, повернувшись спиной к нему, явно удовлетворённая в своей преданности вере. Теперь его ни в чём нельзя будет упрекнуть. Преступник, приговорённый к смерти, всегда получает возможность обратиться к Аллаху; лишить его этого — значит принять на себя тяжкий грех. Так что все к лучшему, подумал он, поднимая свой автоматический пистолет девятимиллиметрового калибра. Сейчас она беседует с Богом…

…и теперь она встретилась с Ним лицом к лицу. Большим пальцем он опустил курок, сунул пистолет в кобуру и позвал двух санитаров, чтобы навели здесь порядок. Ему приходилось убивать людей и раньше, он участвовал в расстрелах государственных преступников, и это был его долг, не всегда приятный, но всё-таки долг. На этот раз солдат покачал головой. Сейчас — он не сомневался в этом — душа женщины послана им прямо к Аллаху. Как странно испытывать удовлетворение после казни.

* * *

Тони Бретано прилетел на самолёте своей компании. Оказалось, что он ещё не принял решения относительно предложения компании «Локхид-Мартин», и Райану было приятно, что Джордж Уинстон ошибся. Во всяком случае не владел информацией.

— Я уже один раз отказался, господин президент.

— Не один раз, а два, — кивнул Райан. — Вы отклонили предложение возглавить департамент в Пентагоне и занять пост заместителя министра транспорта. Ваша кандидатура рассматривалась и в связи с другими назначениями, но тогда решили к вам не обращаться.

— Я слышал об этом, — согласился Бретано. Он принадлежал к числу невысоких мужчин, страдающих по этому поводу комплексом неполноценности, о чём свидетельствовало его несколько вызывающее поведение. В его голосе слышались интонации выходца из «Малой Италии» в Манхэттене, хотя он провёл немало лет на Западном побережье, и все это тоже кое о чём говорило Райану. Тем самым Бретано заявлял, кем он был и кем стал — он получил пару дипломов в Массачусетском технологическом институте и без труда мог говорить с произношением выпускника Кембриджа.

— Вы отказались от предложенных должностей, потому что не хотели заниматься бюрократической работой в этом огромном здании на другом берегу реки, не так ли?

— Для этого у меня недостаточно острые зубы, да и там слишком часто приходится вилять хвостом. Если бы я так руководил своей компанией, мои акционеры уже давно линчевали бы меня. Бюрократическая машина Министерства обороны…

— Тогда наведите там порядок, — предложил Джек.

— Это невозможно.

— Только не говорите мне такие глупости, Бретано. Все, что сделано одним человеком, может быть исправлено другим. Если вы полагаете, что у вас не хватит сил справиться с этой работой, — хорошо, так прямо и скажите, и можете отправляться обратно к себе на Западное побережье.

— Одну минуту…

Райан прервал его снова.

— Нет, это вы подождите одну минуту. Вы слышали, что я сказал в своём обращении по телевидению, и я не собираюсь повторяться. Мне нужно навести порядок в правительстве, а для этого требуются люди, способные сделать это. Если вы заявляете, что не можете навести там порядок, отлично, я найду кого-нибудь с достаточно крепким характером, чтобы…

— С достаточно крепким характером? — Бретано едва не вскочил с кресла. — Крепким? Позвольте сказать вам кое-что, господин президент. Мой папа торговал фруктами с тележки на углу. Я ничего не получил в подарок от этого мира, всего добился сам!

Тут он внезапно замолчал, увидев, что Райан смеётся, и на несколько мгновений задумался.

— Ловко вы меня поддели, — сказал он более спокойно, голосом председателя корпорации, кем и был на самом деле.

— Джордж Уинстон сказал мне, что у вас задиристый характер. За последние десять лет у нас не было даже полуприличного министра обороны. Когда я делаю что-то не правильно, мне нужно, чтобы меня предупредили об этом. Не думаю, однако, что я в вас ошибаюсь.

— Что вам нужно?

— Когда я снимаю телефонную трубку, мне нужно, чтобы немедленно принимались за дело. Я хочу знать, следует ли посылать наших парней под пули, хорошо ли они снаряжены, как подготовлены и насколько надёжная поддержка им обеспечена. Я хочу, чтобы противник нас боялся. Тогда работа Государственного департамента будет намного легче, — объяснил президент. — Когда я был мальчишкой в восточном районе Балтимора и видел полицейского, идущего по Моньюмент-стрит, я сразу понимал две вещи. Я знал, что нельзя ссориться с ним и что я могу положиться на него, если мне понадобится помощь.

— Иными словами, вам нужен готовый продукт, который мы можем быстро доставить в то место, куда нам это потребуется.

— Совершенно верно.

— Наши силы заметно ослаблены, — осторожно заметил Бретано.

— Мне нужно, чтобы вы подобрали себе хорошую команду — я не стану вмешиваться — и разработали силовую структуру, способную удовлетворить наши потребности. Затем мне нужно, чтобы вы перестроили Пентагон и создали из него организацию, которая могла бы обеспечить управление этими силами.

— Сколько вы даёте мне на то времени?

— На первый этап — две недели.

— Слишком мало.

— Перестаньте, Бретано. Мы посвящаем исследованиям столько сил, что меня удивляет, почему на бумагу, на которой напечатаны все эти расчёты, не ушли все деревья в нашей стране. Черт побери, вы не можете не помнить, что я знаю, откуда ожидать удара. Раньше я занимался этим. Месяц назад мы вели войну и задыхались, потому что у нас было слишком мало сил. Нам повезло. Но я больше не хочу полагаться на одно везение. Мне нужно, чтобы вы избавились от бюрократов, и тогда, если нам понадобится сделать что-то, это будет сделано. Более того, мне нужно, чтобы мы приняли необходимые меры ещё до того, как в этом возникнет необходимость. Если мы проведём необходимую работу, в мире не найдётся безумцев, готовых напасть на нас. Вопрос заключается в следующем: готовы ли вы взяться за это, доктор Бретано?

95
{"b":"14491","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Страшные сказки закрытого королевства
Когда темные боги шутят
Ее кровная месть
Счастливый город. Как городское планирование меняет нашу жизнь
Организованный ум
Север греет. Коллекция рецептов Русского Севера от Карелии до Камчатки
Поток: Психология оптимального переживания
Изучаем Python. 4-е издание
Ненастье