ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Придётся пролить немало крови. У меня появится куча врагов.

— Не беспокойтесь, моя жена — врач, — заверил его Райан.

— Половина работы заключается в том, чтобы иметь надёжную развединформацию, — напомнил ему Бретано.

— И это мне тоже известно. Мы уже начали реорганизовывать ЦРУ. Джордж справится с Министерством финансов. Сейчас я просматриваю список судей и выбираю человека, который возглавил бы Министерство юстиции. Все это я уже сказал по телевидению. Я подбираю надёжную команду и хочу, чтобы вы вошли в её состав. Я ведь тоже сам пробивал себе дорогу в жизни, правда? Думаете, два таких парня, как мы с вами, сумели бы добиться таких успехов где-нибудь ещё? Наступило время расплачиваться, Бретано. — Райан откинулся на спинку кресла, довольный собственным красноречием.

Такому предложению было трудно противиться.

— Когда браться за дело?

Райан посмотрел на часы.

— Завтрашнее утро вас устроит? — спросил он.

* * *

Группа технического обслуживания приехала перед самым рассветом. Вокруг самолёта стояли вооружённые охранники, задача которых заключалась в том, чтобы не подпускать любопытных, хотя этот аэропорт и без того охранялся надёжнее многих других международных аэропортов, потому что здесь находилась база иранских ВВС. У бригадира был блокнот, в котором перечислялось, что нужно сделать. Длинный список заинтересовал его, но не больше. Самолёты этого типа всегда обслуживались особенно тщательно, потому что летающие в них люди считали себя божьими избранниками или кем-то ещё более важным. Впрочем, это не имело значения. У него был список того, что нужно сделать, а рекомендация соблюдать особую осторожность вряд ли была необходима. Его люди всегда работали очень тщательно. В списке мер по уходу за техническим оборудованием говорилось, что нужно заменить два прибора в кабине лётчиков, и у него были наготове два таких прибора, все ещё в коробках фирм-производителей; после установки будет произведена их калибровка. Два других члена его бригады заправят самолёт и сменят масло в двигателях. Остальные начнут работать в салоне под наблюдением самого бригадира.

Они едва принялись за работу, как появился — чего и следовало ожидать — капитан с новыми приказами, отменявшими прежние. Требовалось как можно быстрее заменить кресла в салоне. Через несколько часов «Гольфстрим G-IV» вылетал в очередной рейс. Офицер ничего не сказал о месте назначения, а бригадиру это было безразлично. Он приказал своему механику, занимающемуся заменой приборов, поспешить с работой. На «Гольфстриме G-IV», где существовала блочная система установки приборов, это было относительно просто. Подъехал грузовик с креслами, которые сняли два дня назад, и группа по очистке салона принялась за их установку ещё до того, как началась уборка самолёта. Бригадир не мог понять, почему сначала их пришлось снимать, а теперь снова устанавливать, но в его обязанности не входило задавать вопросы, да и ответы мало что объяснили бы ему. Жаль, что все так торопились. Было бы намного проще очистить салон до установки кресел, всё-таки открытое пространство. Вместо этого все четырнадцать кресел быстро установили на свои места, и самолёт снова превратился в мини-лайнер, даже весьма комфортабельный. Кресла, привезённые для установки, подверглись, как обычно, чистке в ангаре, из пепельниц выбросили мусор, протёрли. Затем прибыла машина с продуктами для бортового камбуза, и вскоре самолёт оказался переполненным рабочими, которые только мешали друг другу. В возникшей суете никому не удалось выполнить свою работу должным образом, но это не по вине бригадира. Теперь все начали торопиться. Уже приехали пилоты со своими картами и лётными планами. Войдя к себе в кабину, они обнаружили там механика, лежащего на полу под креслом пилота, он заканчивал установку цифровых приборов, контролирующих работу двигателей. Пилоты никогда не проявляли терпения к работе механиков и потому стояли, раздражённо глядя на то, как тот делает своё дело. Впрочем, механику было все равно, что думают о нём пилоты. Он подсоединил последний провод, вылез из-под сидения и провёл ряд тестов, чтобы убедиться, что все работает нормально, даже не глядя на пилотов, которые станут поносить его куда громче, если он должным образом не установит электронные приборы. Механик ещё не вышел из кабины, когда второй пилот сел в своё кресло и провёл те же самые тесты. Только спустившись на асфальтовую площадку аэродрома, механик увидел причину такой спешки.

На площадке стояли пять имамов. Важные и чем-то взволнованные, они поглядывали на белоснежный реактивный самолёт. Механик, как и все в бригаде, знал поимённо каждого из них, так как священнослужители часто выступали по телевидению. Рабочие почтительно поклонились имамам и ускорили работу, отчего качество её не улучшилось. Бригаду по уборке самолёта отозвали, и потому рабочие ограничились тем, что протёрли кое-что после того, как были установлены кресла. Высокопоставленные пассажиры не медля поднялись на борт и направились в хвостовую часть салона, чтобы посовещаться. Пилоты включили двигатели, национальные гвардейцы и грузовики едва успели освободить дорогу, как «гольфстрим» вырулил на взлётную полосу.

* * *

В Дамаске совершил посадку второй такой же самолёт из состава небольшого воздушного флота, и пилоты тут же получили приказ немедленно лететь в Тегеран. Они выругались, но не нарушили приказа, проведя на аэродроме всего сорок минут.

* * *

На радиостанции прослушивания «Пальма» царила суматоха. В Ираке что-то происходило. Это было ясно по тому, что всё выглядело не так, как обычно. Переговоры по шифрованным радиоканалам, которыми пользовались высшие военные чины Ирака, достигли максимума и затем стихли совсем, затем снова последовал всплеск и снова прекратился. На дешифровальной станции в военном городке короля Халеда компьютеры искали разгадку передач, зашифрованных с помощью кремниевых чипов, которыми пользовались иракские тактические радиостанции. В каждом случае на это уходило время. Технология шифрования, бывшая когда-то монополией одних богатых государств, с появлением персональных компьютеров стала доступна самому скромному жителю Америки и других технически развитых стран, и неожиданным побочным результатом этого стала доступность исключительно высокоразвитых шифрованных каналов связи даже для самых бедных государств. Теперь дешифровка кодов Малайзии была почти такой же сложной, как и России, а также и Ирака — благодаря помощи американцев, которые побеспокоились, чтобы ФБР не могло читать любовные признания, отправленные по электронной почте. Шифровальная система тактических радиостанций по необходимости была несколько проще и поддавалась расшифровке, но для этого все равно требовался суперкомпьютер «Крей», доставленный в Саудовскую Аравию несколько лет назад. Кроме того, радиостанция «Пальма» находилась в Кувейте и полностью финансировалась местным правительством, а потому за оказанные услуги требовались ответные. Кувейтцы хотели получить доступ к информации, полученной станцией АНБ. Это было только справедливо, но АНБ и персонал военной разведки не были подготовлены к тому, чтобы решать, что справедливо, а что нет. Но даже в этом случае им были отданы приказы.

— Они говорят о своих семьях? — спросил вслух сержант американских ВВС. Это было что-то новое. «Пальма» получала по этому каналу информацию и раньше и собрала немало сведений об интимных наклонностях высокопоставленных иракских генералов, познакомилась с множеством грубых шуток, если они переводились на английский язык. А вот упоминание о семьях они услышали впервые.

— Эвакуация, — заметил сидящий рядом главный сержант. — Они улепётывают. Лейтенант! — позвал он. — Там что-то происходит.

Младший дежурный офицер занималась другими делами. Радиолокатор, установленный в кувейтском международном аэропорту после войны, был исключительно мощным. Он действовал в двух режимах — один обслуживал гражданских авиадиспетчеров, а другой кувейтские ВВС. Он охватывал огромное пространство. И вот теперь во второй раз за два дня из Ирана в Багдад вылетел маленький реактивный авиалайнер. Его курс ничем не отличался от предыдущего, и код транспондера был таким же. Расстояние между двумя столицами составляло всего четыреста миль, едва достаточно, чтобы реактивный авиалайнер успел подняться на крейсерскую высоту и таким образом эффективно использовать топливо. При этом он пересекал край пространства, охваченного кувейтским радиолокатором. В воздухе также барражировал самолёт раннего радиолокационного наблюдения и оповещения Е-3В АВАКС, но информация от него поступала прямо в военный городок короля Халеда, минуя радиостанцию «Пальма». Для военных разведчиков, обслуживающих наземную станцию, превзойти воздушных наблюдателей было вопросом профессиональной чести, тем более что почти весь наземный персонал состоял из военнослужащих ВВС. Лейтенант уже обратила внимание на странные авиарейсы между Багдадом и Тегераном. Она пересекла помещение станции и подошла к сержантам.

96
{"b":"14491","o":1}