ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Покачивая огромной кружкой, Худ вышел из кабинета, чтобы заварить себе очередную порцию кофе.

Глава 8

Понедельник, три часа пятьдесят три минуты дня

Санлиурфа, Турция

Мэри Роуз Мохэли закончила проверку локальных систем Регионального Оп-центра. Затем она убедилась, что солнечные батареи и аккумуляторы функционируют в предписанном режиме.

Все оборудование РОЦа работало на двух дюжинах аккумуляторов. Еще четыре аккумулятора должны были обеспечить работу двигателя на случай отсутствия бензина; на них можно проехать без подзарядки почти восемьсот миль. Солнечные батареи обеспечивали работу кондиционеров и подачу воды.

Наконец Мэри Роуз выпрямилась. Она хотела выбраться из машины и немного размяться, но в это время раздался голос Майка Роджерса:

— Мэри Роуз, если не возражаете, я попрошу вас запустить программу Мэта.

Молодая женщина топнула с досады, туфелька издала негромкий скрип. Если бы Роджерс повернулся, он бы увидел, как опустились ее плечи.

— Да, конечно, я не возражаю, — отозвалась она и снова склонилась над приборами. Психолог Оп-центра Лиз Гордон предупреждала ее, что единственные лучи, которые она увидит, работая с Майком Роджерсом, будут исходить с компьютерных мониторов.

Озадачив свою помощницу, Роджерс с наслаждением потянулся, после чего принялся за работу.

Ну вот, проворчала про себя Мэри Роуз, генерал Роджерс отдохнул.

Она взглянула на экран и передвинула мышку. Программу «OLM» разработал Мэт Столл. Им обоим не терпелось проверить ее в действии. Между тем программа являлась составной частью второй волны программного обеспечения. Ее установка и запуск должны были завершиться к четырем часам дня. Как бы то ни было, просьбы генерала Роджерса являлись необсуждаемыми приказами.

Девушка потерла усталые глаза, от чего ей ничуть не полегчало. Она еще мучилась перепадом во времени после долгого перелета, усталость въелась в самые кости. Докторская диссертация Мэри Роуз по передовым компьютерным технологиям давала надежду на то, что когда-нибудь удастся заменить измученный мозг неутомимыми машинами. Невольно приходила на ум мысль о том, сколько же ошибок совершили в этой части земного шара представители Соединенных Штатов только потому, что не умели правильно думать.

А вот генерал Роджерс, похоже, сомнений не ведает. Он вообще кажется неутомимым. Генерал смотрел на заполнивший всю стену ряд мониторов, показывающих вид на район со спутников, а также всевозможную информацию, начиная от уровня микроволнового излучения и кончая загазованностью отдельных участков. Резкое увеличение микроволнового излучения свидетельствует о росте переговоров по сотовой связи, что нередко означает подготовку к военным действиям, Нет, генерал Роджерс не знал усталости. Мэри Роуз видела, что он просто дрожит от удовольствия, изучая поступающую информацию. После короткого пятнадцатиминутного ленча они работали без перерыва.

Проблески грядущих войн завораживали генерала. Сражения между огромными армиями остались в прошлом. Война завтрашнего дня — это стычки элитных подразделений, поединок спутников, компьютеров и узлов связи. Современный противник — не армия, а группа террористов, которая исчезает сразу же после нанесения химического или биологического удара. Главные задачи будут возлагаться на команды типа Регионального Оп-центра, которые способны на жесткий ответ — подобраться как можно ближе к мозговому центру противника и провести лоботомию. Для этого необходимо иметь отборные десантные подразделения типа боевого отряда Оп-центра, В новой войне в ход пойдут хирургические бомбовые удары, заминированные автомобили или электробритвы. Расчет строится на том, что при оторванной голове перестают действовать руки и ноги.

Мэри Роуз знала, что в отличие от большинства «старых вояк», предпочитающих традиционные методы ведения боевых действий, генерал Роджерс радовался всему новому. Несколько лет назад генералу исполнилось сорок. Он наслаждался неожиданными идеями не меньше, чем старыми афоризмами, запас которых был у него неисчерпаем. К примеру, усаживаясь сегодня рано утром перед компьютером, он вспомнил изречение Сэмюэла Джонсона: "Мир еще далеко не иссяк.

Завтра я увижу то, чего не видел никогда".

— Я следую этому принципу, Мэри Роуз, — жизнерадостно сообщил ей генерал.

.

Запуск программы Мэта занял около пятнадцати минут. Не успела она загрузить «OLM» и провести необходимую диагностику, как генерал потребовал взломать файл турецкой службы безопасности. Он хотел узнать побольше о полковнике Неджате Седене, которого прислали на помощь их команде. Роджерс нисколько не сомневался, что главная задача полковника состоит в наблюдении за американскими специалистами.

Слежка — всегда замкнутый цикл. Порой Роджерс называл ее круговоротом воды в природе. Сам он следил за турками и сирийцами, израильтяне следили за теми и за другими, ЦРУ осуществляло тотальную слежку. В некотором роде подобная ситуация Роджерса даже устраивала.

Мэри Роуз, однако, усмотрела в его просьбе нечто большее. Генерал хотел определить калибр человека, с которым ему придется работать. Еще на борту доставившего их в Турцию самолета Мэри Роуз отметила интересную особенность генерала. Он любил, когда его окружали люди, пусть даже враги, столь же фанатично преданные своему делу.

Поеживаясь от неприятного предчувствия, Мэри Роуз набирала команды на клавиатуре компьютера. Поскольку кресла на колесиках издавали характерный и легко узнаваемый звук, все сиденья в Региональном оперативном центре были прикручены к полу. Инженер Оп-центра, выпускник Йельского университета Харлан Беллок сказал по этому поводу следующее:

— Ролики привлекут внимание любопытных. Из археологического фургона не должны доноситься звуки офисной мебели.

Мэри Роуз все понимала, но сидеть на алюминиевых стульях было неудобно. К тому же она сильно страдала от недостатка солнечного света. Окна в трейлере были тщательно затемнены, Столл настоял на последнем, опасаясь, что против них применят стандартный «набор наблюдения».

«Лучше бы я пошла в отряд „Страйкер“, — подумала Мэри Роуз. — Изучала бы рукопашный бой, занималась спортом, стреляла, лазила по скалам и плавала в бассейне Академии ФБР в Квонтико, штат Виргиния, Загорала...» С другой стороны, загорать ей удавалось и по выходным, а больше всего на свете Мэри Роуз любила компьютеры и передовые технологии. Так что хватит ныть, девочка, пора взламывать турецкие файлы.

Длинные каштановые волосы Мэри Роуз, перехваченные лентой, при работе не мешали. Светло-карие глаза напряженно вглядывались в экран, губы были плотно сжаты. Программа стремительно загружалась через модем в компьютеры турецкой разведки. Там, словно крошечный живой шпион, «OLM» расчищала место для загрузки необходимых программ Регионального Оп-центра.

— Молодец, хороший мальчик, — прошептала Мэри Роуз, и плечи девушки расслабились. Роджерс засмеялся.

— Со стороны можно подумать, что вы гладите папочкиного рысака или иноходца.

Отец Мэри Роуз, Уильям Р. Мохэли, известный издатель, был владельцем лучших скаковых лошадей на всем Лонг-Айленде. Он всю жизнь надеялся, что его единственная дочь станет знаменитой наездницей. Но после того как в шестнадцать лет рост Мэри Роуз достиг пяти футов десяти дюймов, надежду пришлось оставить.

Сама Мэри Роуз ничуть не расстроилась. Лошади были для нее лишь увлечением. Она никогда не хотела, чтобы они стали ее судьбой.

— Я, кстати, чувствую себя, как на скачках, — ответила она генералу, — Детище Мэта и его немецких партнеров работает на бешеных скоростях.

Присвоив себе чужое имя, «крот» проник в систему. Там он нашел нужную информацию и скопировал ее в новое место. Программа «крот» в точности соответствовала работающей турецкой программе, благодаря чему объем доступной памяти не изменился ни на один бит. Вся операция заняла не более двух минут.

«Крот» представлял собой гораздо более сложную программу, чем те, которыми пользовались большинство хакеров. Вместо того чтобы наугад подбирать пароли, на что уходили часы, а то и дни, «OLM» устремлялась непосредственно к «ячейкам» или «мусорным корзинам», где находились отработанные коды. Неразличимый в компьютерной свалке «крот» стремительно просматривал информацию и довольно быстро находил повторяющиеся комбинации, которые позволяли найти ключ к паролю.

10
{"b":"14492","o":1}