ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В следующую секунду генерал все понял. Под одной из кнопок значилось «Повтор вызова». Последний раз Роджерс звонил в лагерь. Теперь туда звонил Махмуд.

Хасан стоял на расстоянии одного фута. Роджерс слышал гудки и в оцепенении ждал, кто поднимет трубку. Надо же было допустить такую глупость...

— Алло?

Это была Мэри Роуз, Похоже, Хасан удивился, услышав женский голос. Он молчал, а Роджерс молил Бога, чтобы она отключилась. Он подумал, не крикнуть ли, чтобы они сворачивали РОЦ, но потом сообразил, что они все равно не успеют, а его и Селена тут же прикончат.

— Алло?

Только не говори ничего больше, заклинал про себя Роджерс. Ради Бога, Мэри Роуз, не говори больше ни слова...

— Генерал Роджерс, я вас не слышу, — сказала она. — Не знаю, слышите ли вы меня? Я кладу трубку.

Хасан тоже отключился, с победной улыбкой сложил телефон и запихнул его в нагрудный карман Роджерса. Затем минуты две говорил с остальными, после чего торжествующе посмотрел на пленного.

— Значит, генерал Роджерс? А я думал, вы ученый. Оказывается, американские военные вместе с турками ищут... А может, вы нас ищете, генерал? — Хасан наклонился так близко, что едва не ткнулся носом в лицо Роджерса. — Так вот, вы нас нашли. А эта девушка, которая взяла трубку... Она ведь не в Газиантепе.

— Вы ошибаетесь, — сказал Роджерс. — Она сидит в полицейском участке.

— Между этим местом и Газиантепом высокие горы. Туда нельзя позвонить по такому телефону. Единственное возможное направление — юго-восток.

— Это спутниковая связь, — солгал Роджерс. — Она осуществляется через любые горы.

Стоящий за спиной Седена человек сказал что-то по-арабски. Хасан кивнул и прошипел:

— Он говорит, что ты лжец. Для спутника нужно блюдце, тарелка. У нас нет на тебя времени. Мы идем в долину Бекаа.

Араб сердито повернулся к тяжело дышащему после пытки полковнику Седену.

Опустившись на колено, он снова зажег зажигалку. Роджерс разглядел в ее свете выражение лица полковника. Благослови его Господь, оно выражало непокорность.

Хасан что-то спросил у Седена по-турецки. Полковник не ответил. Хасан запихнул в рот турка носовой платок, ухватил офицера за волосы и поднес зажигалку к ноздрям. Полковник задергался в судорогах. Кляп заглушал его крики.

На этот раз Хасан не убрал огонь. Вопли Седена прорывались через платок, он извивался и сучил ногами, пытаясь вырваться на свободу.

Хасан погасил пламя и вытащил кляп. Затем зашипел что-то прямо в ухо пленному.

Полковник задыхался, руки и ноги его дрожали. По состоянию турка Роджерс видел, что Хасан его в ближайшие минуты «расколет». Во время любой пытки наступает момент, когда человек теряет над собой контроль. Воля Седена была сломлена, сейчас он думал только о том, как избежать дальнейших мучений.

Хасан снова сунул платок в рот офицеру и на этот раз поднес зажигалку к его левой брови. Седен зажмурился, но Роджерс знал, что это не поможет.

Пламя выжгло волосы на брови и поползло по лбу. Седен сдавался. Роджерс не хотел, чтобы он жил с чувством вины... если им суждено было выжить.

— Хватит! — крикнул генерал. — Я буду говорить. Хасан выключил зажигалку и выпустил волосы полковника. Турок переломился пополам.

— Чего вы хотите? — спросил американец. Какое-то время можно продержаться на увертках и хитростях.

— Для начала, генерал, мы возьмем вас в качестве заложников, — сказал Хасан. — Однако нам надо кое-что еще.

Роджерс не стал уточнять, чего именно хотели террористы. Все было ясно и так.

— Я помогу вам выбраться из Турции, — сказал он. — Но к лагерю я вас не поведу.

— Мы хорошо знаем эти места и найдем его сами, — уверенно ответил Хасан.

— Только мы туда не пойдем. У твоих людей есть транспорт. Позвони и скажи, чтобы тебя забрали.

— Не выйдет.

Хасан подошел к генералу.

— Теперь подумай. Махмуд и я подъедем к вашему лагерю на мотоцикле. Будет темно, мы переоденемся в вашу одежду. Как ты думаешь, остановят нас или нет?

— Конечно. Мои люди несут дежурство круглосуточно.

— Мы все равно окажемся слишком близко. Они не решатся стрелять первыми.

А мы сделаем это не задумываясь.

Роджерс лихорадочно соображал. Отпетый сорвиголова рядовой Папшоу расстреляет любой подозрительный мотоцикл, а вот рядовая Девонн действительно растеряется. А если дежурить выпадет филу Катцену, Лоуэллу Коффи или Мэри Роуз Мохэли, они могут оказаться даже невооруженными. Роджерс не имел права рисковать их жизнями, тем более что РОЦ в любом случае будет захвачен, — Какие гарантии, что вы не убьете меня и полковника, после того как я позвоню?

— Мы уже давно могли бы вас прикончить, — проворчал Хасан. — А потом позвонить в ваш лагерь и сказать, что нашли вас истекающими кровью и без сознания. Они бы сразу за вами отправились, генерал. Нам не нужны лишние трупы.

— Хотите сказать, чем больше заложников, тем лучше?

— Аллах терпелив и милосерден, — произнес Хасан. — Если вы нам поможете, мы поступим с вами хорошо.

— В результате наводнения погибло много невинных людей и верующих, — сказал Роджерс. — Где же было выше милосердие?

— Верующие попали в рай, — ответил Хасан. — Остальные радовались тому, что жили на украденной у нас земле, Они пали жертвой своей жадности, — Не своей, — возразил Роджерс. — Виноватые в этом поколения давно умерли.

— Как бы то ни было, — настойчиво повторил Хасан, — они остались здесь жить и, значит, должны умереть.

Махмуд сказал что-то нетерпеливым и раздраженным тоном.

— Махмуд прав, — кивнул головой Хасан. — Хватит болтать. Доставай телефон и звони. — Он сам вытащил аппарат и сунул его в руки Роджерса. — Нажми кнопку повторного набора. И не вздумай их предупредить. Это приведет к кровопролитию.

Роджерс посмотрел на телефон.

Мысль о том, что приходится подчиняться обыкновенному террористу, глубоко угнетала его. Не лучше ли разбить проклятый телефон и попытаться раскидать эту троицу? Что подумают подчиненные, когда узнают, что их генерал сдался? С другой стороны, если он с ними не справится, команда РОЦа обречена на неминуемую гибель.

Роджерс тяжело вздохнул.

— Быстро! — рявкнул Хасан.

Генерал посмотрел на телефон. Потом медленно нажал на кнопку повторного вызова и поднес аппарат к уху.

И в этот момент понял, что все, в чем он старался себя убедить, было чепухой. Никто не заставит его завлечь своих соотечественников в ловушку...

Глава 15

Понедельник, шесть часов пятьдесят восемь минут вечера

Санлиурфа, Турция

Лоуэлл Коффи дремал в водительском сиденье Регионального Оп-центра, когда раздался телефонный звонок. Он вздрогнул и некоторое время ошарашенно вертел аппарат в руках, прежде чем нажать нужную кнопку.

— Мобильный исследовательский археологический центр, — сказал Коффи, — Бенедикт, это Карлтон Кунигит.

Лоуэлл до конца не проснулся. Тем не менее узнал голос Майка Роджерса и сообразил, что его имя — не Бенедикт. По правде говоря, единственный Бенедикт, которого он знал, был Бенедикт Арнольд — предатель, пытавшийся сдать англичанам Вест-Пойнт во времена американской революции, Поскольку предрасположенность Роджерса к шуткам всегда оценивалась по нулевой шкале, у него, очевидно, имелись серьезные причины назвать собеседника Бенедиктом. К тому же он преднамеренно исказил собственный псевдоним, чего никогда не сделал бы без особой необходимости.

На осмысление всех деталей неожиданного звонка ушло несколько мгновений, после чего юрист откликнулся;

— Как вы там, мистер Кунигит?

Одновременно Лоуэлл нажал на кнопку записи, высунул руку из окна и пощелкал пальцами. Фил Катцен и Мэри Роуз доедали купленного на рынке и зажаренного на костре цыпленка. Коффи жестом показал, что они должны подойти быстро и тихо. Сотрудники Оп-центра побросали бумажные тарелки и подбежали к фургону.

— Что там у вас? — спросил Лоуэлл.

18
{"b":"14492","o":1}