ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Они еще живы, — сказал Худ. — Слава Богу. Катцен, Папшоу и Девонн тоже увидели фотоснимок. Коффи наклонился к экрану, — Даже если террористы контролируют грунтовку, — сказал Худ, — они никак не ожидают вооруженной группы. Тем более профессионалов, знающих весь расклад.

— Другими словами, снова возникает вопрос о направлении туда РОЦа, — сказал Херберт. — Ваше мнение, Пол?

— Фил, насколько я понял, против, — поколебавшись, произнес Худ.

— Если нам не повезет, — пожал плечами Катцен, — они получат хороший подарок.

— Лоуэлл? — спросил Худ.

— С юридической стороны, Пол, — произнес Коффи, — у нас могут возникнуть проблемы. Маршрут исследовательского трейлера согласовывался на уровне правительства Турции и конгресса.

— Да вы что, спятили! — взорвался Херберт. — Майка держат заложником, а вы говорите о каких-то юридических тонкостях!

— Я думаю, — сказал Катцен, — что десантники могут спрятаться в аккумуляторном отсеке.

— Аккумуляторный отсек... — задумчиво повторил Херберт. — Что скажете, рядовые?

— Нормально, сэр, — откликнулся Папшоу. — Там нас никто не увидит.

Худ спросил, все ли посмотрели на фотоснимок, после чего вернулась телевизионная связь.

— Решили, — сказал Худ. — Мы ввязываемся в это дело и задействуем трейлер — с минимумом оборудования. Кто руководит операцией?

— Мы не можем назвать ее военной акцией по спасению, — сказал Коффи. — Для этого потребуется одобрение конгресса, которое никогда не поступает вовремя. Так что по крайней мере на бумаге операция должна проходить как гражданская.

— Принимается, — сказал Худ. — Десантникам переодеться, оружие спрятать, но держать наготове, Кто берет на себя руководство?

Наступило молчание.

— Я согласен, — сдавленно произнес наконец Коффи, — Похоже, я тут самый старший.

— Дьявол, Лоуэлл, вы же ни разу в жизни не стреляли из пистолета, — проворчал Херберт. — фил по крайней мере знает, как это делается.

— Да, он палил в воздух, чтобы распугать тюленей, — сказал Коффи. — В людей он не стрелял ни разу. В этом отношении мы с ним девственники.

— А я нет, — неожиданно сказала Мэри Роуз. — Когда я училась в Колумбийском университете, я каждую неделю ходила в пистолетный клуб на Мюррей-стрит. Один раз я даже наставила пистолет на человека — он залез ко мне в комнату в общежитии. Мне все равно, кто возглавит операцию, но я намерена в ней участвовать.

— Спасибо, Мэри Роуз, — сказал Худ. — Фил, вам приходилось командовать псевдовоенизированными подразделениями «Гринписа»?

— Действительно, псевдо, — улыбнулся Катцен. — Дробовики с холостыми патронами. Мы провели три акции в штате Вашингтон, две во Флориде и две в Канаде.

— Хотите руководить операцией?

— Если так надо, я согласен.

— Я ожидал от вас другого ответа, — резко сказал Худ. — Способны ли вы возглавить эту акцию? Катцен покраснел.

— Да, — пробормотал он и посмотрел на решительные лица Мэри Роуз и десантников. — Черт побери, я сказал «да»!

— Хорошо, — проворчал Худ, — Лоуэлл, вам я рекомендую оставаться на месте. Похоже, придется улаживать шероховатости с турецкими властями. Кроме вас, никто этого не сделает, — Не спорю, — кивнул Лоуэлл и опустил голову. Несмотря на то что он сам вызвался участвовать в операции и получил приказ остаться, он чувствовал себя трусом.

— Пол, вы сознаете, что, если дело провалится, нам придется подыскивать себе другую работу? — спросил Херберт.

— Я все прекрасно понимаю, — ответил Худ. — Сейчас меня больше всего волнует, как вытащить Майка.

— И еще, — добавил Херберт. — Источник из Анкары сообщил, что президентский совет Турции и кабинет министров собирают экстренное заседание по мобилизации вооруженных сил. Они хотят предотвратить дальнейшие теракты.

— Как только мы снимем аккумуляторы, — сказал Катцен, — нам придется полагаться исключительно на глаза и уши.

— Я попрошу Вайенза держать район под спутниковым наблюдением, — сказал Херберт, — Всем спасибо, — произнес Худ. — Я должен проинформировать сенатора Фоке, пока она не узнала о случившемся от кого-нибудь из Анкары или еще хуже — из «Вашингтон пост».

Худ отключился. Следом за ним отключился и Херберт, сказав, что собирается выяснить, каким материалом располагает по этому делу разведка.

Команда Регионального Оп-центра осталась одна. Катцен потер руки.

— Ладно. Мэри Роуз, дайте распечатку карты. Остальным готовиться к отъезду, — Обернувшись к Коффи, он добавил:

— А вы пожелайте нам удачи и... можете доесть моего цыпленка.

Коффи улыбнулся.

— Желаю удачи. Она вам действительно очень понадобится.

— Это еще почему? — нахмурился Катцен.

— Потому что я отправляюсь с вами. С турками я могу общаться и по телефону.

Глава 16

Понедельник, двенадцать часов одна минута дня

Вашингтон, округ Колумбия

Пол Худ размышлял о том, как вытащить Майка Роджерса, когда ему позвонила из Белого дома заместитель начальника штаба Стефани Клоу. В час дня президент хотел выслушать его предложения по кризису на Евфрате.

Пол немедленно выехал, поручив своему помощнику Бенету Багзу докладывать о всех изменениях в ситуации. В отсутствии Худа и Майка Роджерса руководство Оп-центром автоматически переходило к Марте Маколл. Бобу Херберту это было не по душе. Он не любил политиков-карьеристов, к числу которых относил и Марту.

При этом он всегда отдавал ей должное: Марта прекрасно ориентировалась в коридорах власти, В это время дня на дорогу от штаб-квартиры Оп-центра на военно-воздушной базе Эндрюс до Белого дома уходило около часа. Как правило, в Оп-центре имелся дежурный вертолет, на котором до столицы можно было добраться за пятнадцать минут, но несколько дней назад выяснилось, что все машины марки «Сикорски-СН53Е» имеют серьезные проблемы с головками роторов. Вертолетный парк правительства оказался прикован к земле. Худу это было только на руку. Он обожал водить автомобиль.

Большинство чиновников его ранга имели личных водителей. От этой привилегии Худ отказался и не пользовался ею даже в свою бытность мэром Лос-Анджелеса. Он всегда испытывал неловкость, когда его вез другой человек. О собственной безопасности Худ не волновался. Никто не собирался его убивать, А если ситуация изменится, то пусть лучше начинают с него, чем с жены, детей или матери. Кроме того, находясь в машине один, он имел возможность решать вопросы по телефону. А также слушать музыку и думать. Сейчас он думал о Майке Роджерсе.

Худ и его заместитель сильно отличались друг от друга. Майк был профессиональным военным, Худ ни разу в жизни не брал в руки оружия. Майк был прирожденным бойцом, Худ отличался темпераментом дипломата. Майк цитировал лорда Байрона, Эриха Фромма и Уильяма Шермана, Худ мог с трудом припомнить стихи Хэла Дэвида и высказывания Альфреда Ньюмэна, которые вычитывал в журналах своего сына. Майк был ярко выраженным интровертом, Худ — вдумчивым экстравертом. Они часто спорили, временами весьма ожесточенно. Роджерс имел смелость высказывать и отстаивать собственное мнение, за что Худ его уважал и ценил. Роджерс вообще очень нравился Худу.

Худ бросил пиджак на переднее сиденье; сверху лежал сотовый телефон.

Руководитель Оп-центра хотел знать, как развиваются события, и с нетерпением ждал и боялся звонка.

Он понимал, что смерть является составной частью разведки, Эту мысль вдалбливал ему в голову Боб Херберт с первых дней совместной работы.

Разведчики-нелегалы нередко проваливались, после чего их подвергали пыткам и уничтожали. Иногда случалось наоборот: нелегалы убивали, чтобы остаться в живых.

Элитное десантное подразделение Оп-центра тоже теряло бойцов в секретных операциях. На сегодняшний день погибли двое: Басе Мур в Северной Корее и подполковник Чарли Скуайрз в России. Бывало, что офицеров убивали дома, хотя чаще это случалось за границей. Худ и сам едва не погиб, выявляя вместе с французскими разведчиками неонацистов в Европе.

20
{"b":"14492","o":1}