ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Адвокат видел, как Катцен опустил фонарь на землю и ухватил животное за задние ноги.

Мэри Роуз вцепилась в руку Коффи.

Катцен сделал шаг назад. Овца сдвинулась на один дюйм. Потом еще на один.

Катцен отпустил ноги, снова обошел животное и склонился над трупом.

— Мин не видно, — сказал он, после чего снова взялся за ноги и сдвинул овцу еще на несколько дюймов. И снова заглянул под труп животного.

Убедившись, что мин действительно нет, эколог быстро стащил овцу с дороги и вернулся в машину. По лицу его текли струйки пота.

— Какого дьявола я возился с этой гадостью? Коффи с тревогой вглядывался в темноту.

— Мне кажется, военные тут ни при чем. Скорее, кто-то решил посмотреть, что у нас внутри фургона. Катцен захлопнул дверь, — Ну и отлично. Пусть думают, что все увидели. Пора наконец заехать на эту гору!

Мэри Роуз тревожно вздохнула и нажала на педаль газа.

— Не знаю, как вы, а я изрядно перетрусила, — призналась она.

Коффи прошел в заднюю часть трейлера, чтобы объяснить солдатам причину задержки. Опустившись на пол, адвокат почувствовал неожиданное головокружение.

Пришлось даже положить голову на колено.

— Эй, Фил! — позвал он. — У тебя все в порядке?

— Во рту пересохло, — откликнулся Катцен. — А что? Коффи почувствовал, как в ушах нарастает оглушительный звон, — Дело в том, что я... у меня тут проблемы... Голова кружится. И в ушах гул. У тебя нет?

Не услышав ответа, Коффи обернулся и увидел, как Катцен тяжело рухнул на пассажирское сиденье. Мэри Роуз навалилась на руль. Ему показалось, что женщина с трудом держит голову.

— Я останавливаюсь, — простонала она. — Что-то не так...

Фургон застыл на месте. Коффи поднялся на ноги. У него тут же закружилась голова. Ухватившись за спинку прикрученного к полу стула, он с трудом попытался выпрямиться. Тошнота подкатила к горлу, и адвокат кулем свалился на пол.

Спустя мгновение перед глазами поплыли темные облака, кто-то подхватил его под руки и потащил в неизвестном направлении.

Глава 18

Понедельник, восемь часов тридцать пять минут вечера

Огизли, Турция

«Смотрят и не видят», — подумал Ибрагим. Молодой курд пристрелил дикую овцу и вытащил ее на дорогу. Когда водитель трейлера затормозил, Ибрагим выбрался из канавы, подкрался к машине и заткнул выхлопную трубу своей рубашкой. Окна были закрыты. Теперь главное — чтобы они захлопнули двери. Тогда углекислый газ подействует минуты через три. Он специально выбрал относительно ровный участок, чтобы фургон просто остановился, когда водитель потеряет сознание.

Все произошло так, как он и задумал. Вытащив рубашку, Ибрагим заскочил в трейлер и быстро открыл окна. Увидев несколько компьютеров, он удивился и обрадовался одновременно. Оборудование, а главное, информация им пригодятся.

Затем Ибрагим проверил состояние трех американцев. Они еще дышали.

Выживут. Ибрагим оттащил потерявшего сознание человека в носовую часть машины, после чего усадил всех на пол, спинами друг к другу. 06резав ножом ремни безопасности, связал между собой руки пленников, затем туго перетянул их ноги, Бросив последний взгляд на салон, Ибрагим уселся за руль. В этот момент он услышал странный звук. Ему показалось, что кого-то рвет. На полу валялся фонарь, и Ибрагим осветил заднюю часть трейлера. Только сейчас он заметил, что в полу были дверцы. Вытащив из кобуры пистолет тридцать восьмого калибра, Ибрагим осторожно взялся за ручку, с трудом подавив желание всадить в каждую дверь по несколько пуль. Положив палец на спусковой крючок, он рванул дверь аккумуляторного отсека.

Внутри оказалась женщина — в сознании, хотя вряд ли что-либо соображала.

Голова ее моталась в рвотной луже. Ибрагим открыл второй отсек. Там находился еще один солдат, Этот был без сознания, Запертые в тесных отсеках возле самого выхлопа, эти двое пострадали больше других.

«Выходит, американский офицер все-таки предупредил своих людей», — подумал Ибрагим. Двое спрятавшихся должны были их убить. В спину. Но Аллах не допустил подобной несправедливости, пусть вечно славится Его имя!

Вытащив солдата, Ибрагим сорвал с него черную рубашку. Потом он разрезал ее на полосы, перебросил пленного через стул и крепко привязал его руки к передним, а ноги к задним ножкам.

Затем он проделал то же самое с женщиной.

Оглядев своих пленников, Ибрагим улыбнулся, сел в водительское кресло и трижды мигнул дальним светом, давая Хасану знать, что все в порядке. Спустя несколько минут фургон благополучно добрался до вершины холма.

Глава 19

Понедельник, два часа ноль одна минута дня

Вашингтон, округ Колумбия

Из расположенных по бокам компьютера динамиков раздался сигнал. Пол Худ увидел внизу монитора код Боба Херберта и нажал комбинацию «Ctrl/Ent».

— Да, Боб.

— Шеф, я знаю, что у вас запарка, — произнес Херберт, — однако на это вы должны взглянуть.

— Что-то с Майком? — тревожно спросил Худ.

— Мне жаль, но новости действительно плохие.

— Давайте.

— Пересылаю.

Худ откинулся в кресле и ждал. До звонка Херберта он сбрасывал нужную Информацию на дискеты, чтобы взять их с собой в самолет. Дискеты были специально предназначены для правительственных полетов. В случае катастрофы они превращались в пепел.

В три часа Худ и помощник заместителя директора Уорнер Викинг вылетали рейсом госдепартамента в Лондон. На аэродром их должен был доставить специально присланный из Белого дома вертолет. Худ наблюдал, как файлы переносятся на дискеты. Вскоре диск перестал гудеть, но Худ по-прежнему вглядывался в пустой экран.

— Еще секунду, — донесся голос Херберта. — Я хочу, чтобы компьютер оживил для вас изображение.

— Жду, — с ноткой нетерпения ответил Худ, Он пытался представить, что может оказаться хуже уже случившегося.

Майк Роджерс захвачен заложником... Неужели существуют более мрачные новости? Жена на него рассердилась. Он только что сообщил ей, что не попадает ни на сольный скрипичный концерт дочери, ни на финальный футбольный матч сына.

Шарон отреагировала обычным способом: каждый раз, когда интересы службы выступали на первое место, она становилась холодной и замкнутой. Наверное, она за него боялась. Представители американского правительства не пользовались особой любовью на Ближнем Востоке. После столкновения Худа с французскими террористами Шарон окончательно потеряла покой.

Еще больше ее волновало, что они так редко видят друг друга. У них почти не было воспоминаний, благодаря которым браки становятся прочными и надежными.

Худ неплохо обеспечивал семью, давал детям возможность общаться с интересными людьми и видеть много нового. Но в глубине души он всегда сознавал, что его работа — повод для постоянной ревности со стороны Шарон.

— Вот, — сказал Херберт, — Смотрите на левую часть экрана.

Худ подался вперед. Изображение дрожало, тем не менее можно было разглядеть стоящий в темноте фургон Регионального Оп-центра.

— Похоже, вариантов у нас не много? — спросил Худ.

— Похоже, — ответил Херберт.

Согласно разработанной инструкции, в случае попадания Регионального Оп-центра в руки противника кто-то должен был немедленно нажать «горячую» кнопку. Комбинация «Ctrl» — «Alt» — «Del» и заглавного "F" на любой клавиатуре РОЦа вызывала замыкание аккумуляторов. Электрический заряд выжигал все важнейшие узлы компьютеров. Региональный Оп-центр в одно мгновение превращался в набитый пластмассой и проволокой фургон. Если по каким-либо причинам «горячая» кнопка не срабатывала, оставшиеся в живых сотрудники были обязаны уничтожить центр любыми доступными средствами. В случае попадания к противнику кодов и систем связи под угрозой оказывались жизни десятков секретных сотрудников.

Все это были теоретические разработки. Никто не предполагал, что РОЦ может действительно оказаться в руках террористов.

26
{"b":"14492","o":1}