ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Худ видел, как трижды мигнули фары. Затем экран опустел.

— О том, что сейчас происходит, можно только догадываться, — донесся до Худа голос Херберта. — В темноте мы ничего не видим. Вине оценил ситуацию как «Приоритет А-1». Сейчас он пытается наладить обзор района в инфракрасных лучах.

Но на перепрограммирование ближайшего спутника уйдет не менее девяноста минут.

Худ продолжал вглядываться в темную картинку на мониторе. Самый худший из возможных кошмаров становился реальностью. Суперсекретная технология попадала в руки типов, которых Роджерс называл «уличными бойцами». Эти люди воевали без правил и не ведали страха. Они не боялись убивать и быть убитыми. Худ помнил беспорядки в Лос-Анджелесе, случившиеся во время его пребывания на посту мэра.

Не забывал Худ и о том, что сильный противник требует решительного противодействия. Хватит терзаться виной. Пришла пора отбросить непреодолимое желание крушить и пинать все вокруг и приступать к руководству операцией.

— Боб, — сказал он. — Если не ошибаюсь, на базе ВВС в Инсирлике есть отряд быстрого реагирования, так?

— Очень небольшой, — ответил Херберт. — Но мы можем использовать его только на территории Турции.

— Почему?

— В его состав входят турки. Если совместное подразделение США и Турции вторгнется на территорию арабского государства, это будет расценено как военная операция НАТО. Переполошится вся Европа, даже наши союзники. Я уже не говорю об арабских странах.

— Отлично, — сказал Худ.

Он очистил экран, вызвал текстовый редактор и принялся печатать приказ.

— Я направляю туда десантников.

— Без одобрения конгресса?

— Если Марта не сумеет его добиться в течение ближайших девяноста минут — да. Я не могу ждать, пока они раскачаются.

— Правильно, — кивнул Херберт. — Я прикажу готовить транспортную авиацию к операции в пустыне.

Худ взял световое перо и расписался на экране. Его подпись появилась под приказом «О развертывании отряда быстрого реагирования» номер 9. Он сохранил документ на жестком диске и тут же отправил копии Марте Маколл и полковнику Брету Августу, новому командиру десантников, Потом задумчиво постучал пальцами по столу.

— С вами все в порядке? — с тревогой спросил Херберт.

— Конечно, — откликнулся Худ. — Мое положение в тысячу раз лучше, чем у Майка Роджерса.

— Майк справится с ситуацией, — уверенно произнес Херберт.

— Проинформируйте полковника Августа о всех деталях предстоящей миссии.

Разработайте операцию и отправьте ее по факсу в наше посольство в Лондоне. А они пусть доставят ее прямо в аэропорт Хитроу. Расписание полета у Багза.

— Хорошо, Пол.

— Докладывайте обо всех новостях. Мне также может понадобиться помощь на месте. Как считаете, есть ли смысл подключить наши курдские источники?

— Думаю, нет, — ответил Херберт. — Если бы на наши курдские источники можно было хоть в чем-то положиться, мы бы заранее знали о взрыве проклятой плотины.

— Верно. Так или иначе, нацельте людей на сбор информации. И хорошо заплатите им из «черного» бюджета.

— Это уже делается, — сказал Худ. — Агенты получили задание выяснить, куда направляется подорвавшая плотину группа.

— Отлично, — вздохнул Худ. — Я позвоню Марте из машины и объясню ситуацию. Ей придется провести работу с сенатором Фоке и комитетом конгресса по надзору за разведкой.

— Будьте готовы к тому, что Марте это все крайне не понравится, — предупредил Херберт. — Мы собираемся провернуть тайную операцию без одобрения конгресса.

— Придется ей с этим смириться.

— А также с тем, что мы задумали эту операцию без ее участия, — добавил Херберт.

— Я объясню ей все из машины. В конце концов, она руководитель нашего политического отдела, а не представитель турецкого или сирийского лобби. — Худ поднялся. — Что еще я забыл?

— Только одно, — сказал Херберт, Худ удивленно поднял брови.

— Надеюсь, вы не посчитаете это фамильярностью, но вы забыли успокоиться.

— Спасибо, Боб, — проворчал Худ. — Шестеро моих людей находятся в руках террористов. А вместе с ними — ключи ко всем разведывательным операциям Соединенных Штатов. С учетом всего сказанного меня можно считать очень спокойным и выдержанным человеком.

— Не забывайте, что вы не один находитесь в таком положении, — сказал Херберт. — Вчера я обедал с Доном Уорби из генеральной финансовой службы. Так вот он рассказал, что в прошлом году было предпринято двести пятьдесят тысяч попыток взломать компьютеры министерства обороны. Более шестидесяти пяти процентов хакеров добились успеха. Представляете, сколько секретной информации уплыло на сторону? Так что наш РОЦ — лишь один из фронтов огромной битвы.

— Верно, — сказал Худ. — Но именно за его безопасность я отвечаю своей головой.

— И еще, Пол. Мне не раз приходилось иметь дело с захватом заложников. Вы испытываете огромное эмоциональное давление, и это плохо, ибо оно не позволяет принять выверенные решения. Приходится работать в непривычной обстановке, где нет ни инструкций, ни жестких правил. В течение нескольких дней, недель или месяцев, смотря сколько это продлится, вы будете таким же заложником, как и Майк.

— Понимаю, — проворчал Худ. — Но мне от этого не легче, — Не легче, — согласился Херберт. — Вы должны психологически принять этот процесс. И свою в нем роль. То же самое с Майком. Он знает, что ему надо делать. Если он сможет вывести своих людей, он обязательно это сделает. Если нет, он заставит их играть в шарады, сочинять лимерики и рассказывать о своих семьях. На нем лежит огромный груз ответственности. Вам остается позаботиться об остальном. Все, что вы задумали, правильно и своевременно. Теперь надо сделать так, чтобы с нашей стороны не было нервозности и сбоев. Это не просто.

Мы можем получать разведданные о жестоком обращении с нашими людьми — что им не дают воды, пищи, что их избивают. Что их могут убить, наконец. И если вы не будете спокойным и раскованным, вы сломаетесь, Задача террористов — вызвать у вас ненависть, гнев, отчаяние. Ибо в таком состоянии люди совершают самые тяжелые ошибки.

Худ вынул дискету из компьютера. Херберт прав.

— Продолжайте. Что мне надо делать? Как вы обычно поступаете в этих ситуациях?

— Черт побери, Пол, — сказал Херберт. — Мне никогда не приходилось руководить такой большой командой. Я всегда был исполнителем. Могу дать вам только один совет. Нельзя привязываться к людям, с которыми работаешь. Правило предельно простое: чтобы эффективно руководить подобными операциями, надо полностью избавиться от эмоций. Как от сострадания, так и от гнева.

Предположим, вы узнаете, что у кого-то из террористов есть сестра или ребенок.

Готовы ли вы поступить "ими так же, как они поступили с нашими людьми?

— Честно говоря, не знаю, — пробормотал Пол. — Не хотелось бы опускаться до их уровня.

— На что подобные типы всегда и рассчитывают, — ответил Херберт. — Помните операцию «Коготь орла», когда команда «Дельта» попыталась вызволить наших заложников из Тегерана?

— Помню.

— Ребята высадились в весьма оживленном районе. Спустя минуту они захватили автобус с сорока четырьмя гражданскими лицами. Прежде чем вся операция окончательно провалилась, предполагалось держать иранцев в качестве заложников, пока командос не захватят нужные точки. После чего задержанных хотели выпустить на военной базе в Манзарие. Извините, если я напоминаю вам Беркова, но убежден, что это было правильное решение. Причем обращаться с ними следовало так же, как они поступали с нашими.

— Вы бы сделали из них мучеников, — сказал Худ.

— Нет, — возразил Херберт. — Обыкновенных сломленных пленников. Никакой прессы, никаких сожженных иранских флагов. Просто глаз за глаз. Если террористы узнают, что мы готовы отплатить им их же монетой, они лишний раз подумают, стоит ли трогать наших граждан. По-вашему, Израиль до сих пор существует, потому что они играют по правилам? Нет. Я видел их жизнь вблизи. Дав волю состраданию, вы поставите под угрозу жизнь своих соотечественников.

27
{"b":"14492","o":1}