ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хасан прочистил горло. Роджерс давно не видел таких растерянных людей.

Курд перевел требования генерала. Глаза Махмуда сузились, а ноздри расширились. Роджерс с наслаждением наблюдал за реакцией террориста.

Махмуд ткнул пальцем в конец фургона, и Хасан кивнул. В следующую секунду Махмуд ударил Роджерса ногой. Хасан перешагнул через рухнувшего офицера и отправился исполнять приказание: вначале отвязал от стула ноги Девонн, потом стянул их вместе и только после этого развязал руки женщины.

Девонн попыталась помочь лежащему на полу генералу, но Хасан рванул ее за волосы и оттащил к аккумуляторному отсеку. Роджерс ухватился руками за стол, подтянул связанные ноги и, словно выполняя упражнение на брусьях, резко выпрямился.

Сейчас он им устроит. Надо только подключить аккумуляторы. Как только РОЦ заработает в полном режиме, спутник «ES-4» начнет транслировать его сигналы непосредственно в Оп-центр. У Пола Худа будет целый набор вариантов: от пассивного наблюдения за происходящим до мгновенного уничтожения РОЦа.

Роджерс стал пробираться к рядовой Девонн и Хасану, чувствуя на себе разъяренный взгляд Махмуда. Это чрезвычайно радовало генерала, ибо свидетельствовало об успехе четвертой и последней военной хитрости: ему удалось посеять семена вражды между вражеским командиром и одним из его подчиненных.

Глава 21

Понедельник, два часа двадцать три минуты дня

Вашингтон, округ Колумбия

Пейджер просигналил в тот момент, когда полковник Врет Август проводил занятия с личным составом отряда «Страйкер». Судя по номеру, его вызывал Боб Херберт. Полковник окинул холодными голубыми глазами застывших за деревянными столами солдат. Военная форма цвета хаки была тщательно отглажена, перед каждым лежал открытый учебник по тактике боя.

Сигнал прервал занятие на том, как в феврале 1936 года японские офицеры попытались установить в стране военную диктатуру.

— Вам поручено командование силами мятежников в Токио, — сказал Август, направляясь к двери. — Когда я вернусь, каждый доложит свой план военного переворота. Подумайте, кого из высших чиновников имеет смысл захватить в качестве заложников. Хондо, до моего возвращения вы остаетесь за старшего.

Радист группы Иши Хондо вскочил и отсалютовал офицеру.

Шагая по темному коридору академии ФБР в Квонтико, штат Виргиния, полковник не думал о том, с чем мог быть связан неожиданный звонок. Август не любил гадать. Его отличали стремление к совершенству и строжайшая самооценка.

Делай с полной отдачей, потом оглянись и посмотри, нельзя ли было выполнить задание еще лучше.

Пожалуй, не стоило намекать на захват заложников, подумал полковник.

Интересно, догадался бы кто-нибудь самостоятельно.

Полковник Август был доволен успехами своей группы.

Он считал, что воинская подготовка должна строиться на простых и доступных принципах. Вставать пораньше и до предела нагружаться физически. Таскать тяжести, лазать по канату и бегать. Отжиматься на кулаках и подтягиваться на одной руке до подбородка. Затем долго плавать и завтракать. После завтрака — марш-бросок с полной выкладкой на четыре мили; первая и третья — бегом. Потом душ, кофе и в классы. Темы занятий самые разные: от военной стратегии до приемов инфильтрации, которые сам полковник изучила «Миста'аравим» — секретном подразделении израильских коммандос, действующих под личиной арабов. Другими словами, к началу теоретических предметов солдаты должны радоваться тому, что им позволили присесть. Мозги между тем должны оставаться свежими. Учебный день заканчивался игрой в бейсбол, баскетбол или волейбол, в зависимости от погоды и настроения группы.

За несколько недель десантники проделали большой путь. Физически он подготовил их к противостоянию любой силовой структуре мира. Психологически парни отходили после гибели подполковника Скуайрза. Август работал в тесном контакте с психологом Оп-центра Лиз Гордон. Она помогала ему вывести людей из душевного кризиса. Лиз делала упор на двух направлениях. Во-первых, бойцы должны осознать объективную истину: задание в России было выполнено успешно, десантники спасли десятки тысяч человеческих жизней. Во-вторых, она доказывала им, что с военной точки зрения потери десанта были в «пределах допустимой нормы».

Официальные формулировки вряд ли могли исцелить психическую травму, но Лиз надеялась, что они помогут снять чувство вины и вернут солдатам уверенность в себе. Пока что ее схема работала. Август отмечал возросшее внимание на занятиях и смех во время отдыха.

Высокий стройный полковник шел очень быстро, хотя со стороны могло показаться, что он никуда не спешит, Он не обращал внимания на попадавшихся навстречу офицеров ФБР. Едва приняв командование ударной группировкой, полковник постарался изолировать себя и своих людей от какого бы то ни было внешнего воздействия.

Кабинет Августа располагался в дальнем конце коридора. Он набрал на замке свой личный код и вошел внутрь. Август всегда чувствовал себя лучше, когда закрывал дверь и отгораживался от мира «белых рубашек». Не то, чтобы он не уважал или не любил этих людей, скорее наоборот. Это были отважные, смышленые и преданные парни. Они любили свою страну не меньше, чем он. Но Августа страшила их судьба. Полковник инстинктивно боялся кабинетной работы. Этим объяснялся его отказ перейти на работу в Вашингтон, И лишь после настойчивых уговоров школьного друга Майка Роджерса Август согласился оставить свой пост в НАТО и заняться переподготовкой ударной группировки Оп-центра.

Перед ним стояла сложнейшая задача по выведению из психологического кризиса команды, потерявшей своего лидера. Ну и конечно, для Августа было честью поработать с генералом Роджерсом. С детских лет они с увлечением конструировали аэропланы и мечтали о прекрасных девушках. Роджерс не пожалел сил и подключил одну из прежних подружек Августа к операции по переманиванию друга на новую работу.

Схема сработала. Увидев свою первую любовь Барбару Матиас, Август понял, что в НАТО ему возвращаться не за чем. Он купил «форд» и «рэмблер», переехал в казарму Квонтико и впервые после Вьетнама зажил нормальной жизнью.

Август плотно закрыл за собой дверь, после чего прошел к столу и нажал кнопку автонабора. На другом конце провода Боб Херберт поднял трубку.

— Добрый день, полковник.

— Добрый день, Боб.

— Включите компьютер, — сказал Херберт. — Там приказ. Распишитесь в получении и отправьте по электронной почте обратно.

В животе Августа приятно похолодело от предчувствия новых приключений.

Спустя несколько секунд на экране появилось распоряжение Пола Худа. Приказ номер девять о развертывании отряда быстрого реагирования. Полковнику Августу предписывалось вместе с вверенным ему ударным подразделением погрузиться на вертолет и прибыть на базу ВВС Эндрюс, где их ожидал транспортный самолет «С-141В».

Август схватил электронную ручку и расписался в получении приказа. Затем он сохранил документ и отправил его Херберту.

— Спасибо, — сказал Херберт. — В пятнадцать ноль-ноль вас встретит на летном поле лейтенант Эссекс из штаба генерала Роджерса. У него вы узнаете подробности задания. Большего я вам сказать не могу. Добавлю лишь, что положение чрезвычайно серьезное, Майк и Региональный Оп-центр захвачены курдскими террористами.

Август почувствовал жар в горле, — Либо вы возвратите нашу собственность, — продолжал Херберт, — либо, согласно сценарию, мы закрываем эту лавочку. Возможно, это придется сделать еще до вашего прибытия на место. Постараемся, однако, избегать поспешных действий.

Вы все поняли?

«Закрыть лавочку, — подумал Август. — Придумали же выражение!» На деле это означало уничтожение РОЦа независимо от того, кто в данный момент находится внутри.

— Так точно, — откликнулся полковник. — Все понятно.

— Я глубоко ценю и уважаю генерала Роджерса. Только он может одновременно цитировать Арнольда Тойнби и Берта Ланкастера. Я хочу, чтобы он вернулся. Я хочу видеть его живым.

30
{"b":"14492","o":1}