ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но цивилизованная Америка не могла обращаться с Другими так, как они обращались с ней. Америка всегда играет по правилам. И в этом ее главное отличие от монстров типа Третьего рейха или Советского Союза.

«А ведь именно это, — размышлял Худ, потягивая пепси, — и позволяет людям поступать с нами по-хамски...» Он вернулся к своему креслу с твердым намерением довести дело до победного конца. Он искренне и страстно верил в то, что Америка идет единственно правильным путем в мире, и надеялся, что знаток и любитель истории Майк Роджерс тоже это понимает.

— Курды и исламские фундаменталисты плохо разбираются в политике, — сказал Худ, усаживаясь перед компьютером. — Давай подумаем, что мы из этого сможем извлечь.

— Слушаюсь, сэр, — откликнулся Бикинг и принялся наматывать волосы на палец.

Глава 23

Понедельник, десять часов тридцать четыре минуты вечера

Огюзли, Турция

Ибрагим сидел на водительском сиденье и следил, как меняются показания датчиков по мере замены аккумуляторов. Потом он нажал на несколько кнопок и посмотрел, как работают освещение, кондиционеры и другие приборы. Назначение очень многих рычажков и кнопок было ему не понятно.

Махмуд прислонился к спинке его кресла и курил сигарету. Усталые глаза курда ни на секунду не выпускали из поля зрения работающих в задней части фургона американцев. Хасан был с ними — светил фонарем и помогал где было возможно.

Остальные пленники полностью пришли в себя и молча следили за происходящим. Катцен, Коффи, Мэри Роуз и полковник Седен были по-прежнему привязаны к спинкам сидений, рядовой Папшоу лежал связанный в компьютерном отсеке. Никто не предложил пленным ни воды, ни пищи, сами они тоже ни о чем не просили.

Ибрагим выглянул в окно. Как только ожили приборы, он опустил стекло, чтобы выходил дым от сигареты Махмуда. Бедуинский табак был до тошноты сладок и больше напоминал аэрозоль от насекомых. Ибрагим всегда поражался, как его брат может курить такую гадость.

С другой стороны, он вообще многого не понимал в брате, Например, агрессивности. Махмуд получил огромное удовольствие от сцены с американцами.

Они оба проявили себя не самым достойным образом, но Ибрагим видел, что брат с нетерпением ожидает следующей стычки.

Что касается самого Ибрагима, то он прекрасно понимал всю важность их работы, хотя никакого удовольствия она ему не доставляла. Он взглянул на свое отражение в зеркале бокового вида. Сегодня они совершили великое дело, но какое право имел он остаться в живых? Валид воевал долго и самоотверженно. И сегодня он воз-. благодарит Аллаха не в молитве, а лично.

Разглядывая свое отражение, Ибрагим обратил наконец внимание на само зеркало. Оно имело форму блюдца, что обеспечивало широкий обзор дороги. Оправа тоже была изогнута, но гораздо больше, чем того требовала необходимость.

Ибрагим вытащил нож и попытался отогнуть оправу от стекла.

Главарь американцев — тот, кого звали Кунайтом, — поднял голову и что-то сказал, обращаясь к Ибрагиму. Ему ответил Хасан. Американец снова заговорил, Ибрагим оглянулся. Кунайт уже не выглядел таким самоуверенным. Ибрагиму показалось, что ситуация начинает меняться. Хасан показал на люк, и американец вернулся к своей работе.

Ибрагим продолжал изучать зеркало.

Зачем они придали ему такую форму? Ибрагим даже высунулся из окна, чтобы получше разглядеть необычную штуковину. Позади нее торчал какой-то рог. Похоже на передатчик, подумал Ибрагим и тут же понял, что это не передатчик. Перед ним была спутниковая тарелка, такая же, как на аэродромах, только гораздо меньше.

Ибрагим обернулся. Американец бросил аккумуляторы и смотрел на него.

— Работай, работай! — прикрикнул на пленного Хасан.

Роджерс выпрямился, зашатался на связанных ногах и неуклюже прислонился к одному из компьютерных блоков. Хасан схватил его за воротник, встряхнул и толкнул на место.

Ибрагим выбрался из водительского кресла.

— Тут что-то не так, — сказал он Махмуду. Махмуд сделал последнюю затяжку и швырнул окурок на пол.

— Конечное не так. Американцы возятся, как черепахи.

— Я о другом, — сказал Ибрагим. — Обрати внимание на зеркало. Это небольшой радиопередатчик. — Он обвел лезвием ножа салон РОЦа. — А теперь посмотри на все это оборудование, Ты уверен, что оно служит для поиска засыпанных городов? Ты уверен, что эти люди ученые? А если нет?

Махмуд резко вскинул голову. Усталость его мгновенно прошла.

— Продолжай, брат, Ибрагим ткнул ножом в сторону Роджерса.

— Этот человек ведет себя не как ученый. Он точно Рассчитал, насколько далеко можно зайти, когда ты угрожал девушке.

— Хочешь сказать, он часто бывал в подобных переделках? — прищурился Махмуд. — Да, мне тоже так показалось.

— И вообще они слишком спокойно себя ведут для ученых, — добавил Ибрагим.

— Никто даже воды не попросил. А эти двое, — он показал на Папшоу и Девонн, — и не поморщились, когда мы их скрутили.

— Да, их неплохо тренировали, — сказал Махмуд. — Теперь скажи, смогли бы обычные охранники так замаскироваться?

— Никогда, — ответил Ибрагим. — Такое под силу только командос.

Махмуд испуганно оглядел салон, словно никогда раньше его не видел.

— Тогда объясни, что это вообще такое?

— Разведывательная станция, — наугад сказал Ибрагим и добавил уже увереннее:

— Да, именно так. Махмуд схватил брата за руку.

— Слава Пророку, мы сможем использовать эту вещь!

— Нет, — сказал Ибрагим. — Не...

— Почему? — перебил его Махмуд. — С помощью этих приборов мы выберемся из Турции. Мы сможем слушать военные переговоры.

— Скорее, они нас, — заметил Ибрагим. — Причем не с земли, а оттуда, — Он показал ножом на кривое зеркало заднего вида, — Не исключено, что они уже давно за нами наблюдают.

Махмуд перевел взгляд на Роджерса, который как ни в чем не бывало продолжал устанавливать аккумулятор.

— Абадан! — крикнул курд. — Никогда!.. Я ослеплю этих людей!

Он выхватил нож из руки Ибрагима и, бросившись к Мэри Роуз, перерезал перетягивающие ее тело веревки.

Руки и ноги девушки оставались связанными, и Махмуд швырнул ее на пол, лицом вниз. Затем бросил нож Ибрагиму, присел рядом с ней на колени и с такой силой рванул ее за волосы, что Мэри Роуз вскрикнула. Вытащив из кобуры пистолет, он упер ствол в затылок женщины.

Роджерс замер, но на ноги не вставал.

— Хасан! — крикнул Махмуд. — Скажи американцу: я понял, что это за машина! Я хочу знать, как она работает. И еще скажи, — криво усмехнулся Махмуд, — что на этот раз я буду считать только до трех.

Глава 24

Понедельник, три часа тридцать пять минут дня

Над штатом Мэриленд

Вертолет сил быстрого реагирования с полковником Августом на борту приземлился на авиабазе Эндрюс, Лейтенант Роберт Эссекс уже ждал и немедленно вручил полковнику дискету с полоской особой пленки наверху. Доступ к информации будет возможен только после того как компьютер узнает отпечаток пальца Августа.

Пока полковник получал дискету, сержант Чик Грей руководил посадкой шестнадцати десантников на транспортный самолет. Экипаж помогал солдатам затаскивать на борт вооружение и рюкзаки. Спустя восемь минут после прибытия группы быстрого реагирования самолет взмыл в небо.

Полковник Август знал, что подполковник Скуайрз любит поболтать со своими подчиненными обо всем на свете, начиная от семьи и кончая лучшими сортами кофе.

Август понимал, что это сближает солдат и их командира, однако сам привык к другому стилю общения, каковой и преподавал в качестве приглашенного офицера в «Особом боевом центре имени Дж. Ф. Кеннеди». По мнению полковника, залог успешного руководства заключается в том, что люди не должны до конца знать своего лидера. Когда подчиненные не ведают о слабостях своего начальника, им приходится постоянно искать к нему новый подход. Старый тюремщик-вьетконговец говорил: «Мы вместе потому, что не знаем друг друга».

33
{"b":"14492","o":1}