ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что это?

— Мы уже давно пользуемся радиопередатчиками, которые произвольно прыгают с одной волны на другую. Армейские передатчики совершают до ста прыжков в секунду. Наш делает несколько тысяч прыжков. Таким образом, сигнал абсолютно невозможно расшифровать. На РОЦе находятся и передатчик, и приемник. А сам РОЦ находится в руках террористов!

Марта предостерегающе подняла руку, показывая, что на связи турецкое посольство. Херберт погрузился в мрачное раздумье. Вскоре Марта развернула кресло и угрюмо произнесла:

— У нас проблема.

— Что еще? — не выдержала Энн.

— Через пятнадцать минут со мной свяжется посол Турции в США госпожа Канде, Турки хотят заполучить террористов живыми или мертвыми. Полагаю, — сказала Марта, — мне придется долго с ними спорить.

— Я их понимаю, — невесело покачал головой Херберт. — Нам тоже не мешает иногда применять подобный подход.

— Самосуд? Первобытную справедливость?

— Нет, — поморщился Херберт. — Я хочу вернуть добрую старую справедливость.

— Ваши взгляды и наша политика — вещи несовместимые, — произнесла Марта.

— Кстати, благодаря этому наша страна и стала великой.

— И уязвимой, — добавил Херберт. — Можете выдать карту Турции? — спросил он, взглянув на компьютер Марты.

Марта выполнила его просьбу, и Херберт подкатил кресло к столу.

— Граница между Сирией и Турцией тянется на триста миль. Если мы правильно истолковали сообщение Майка, то они направляются в сторону долины Бекаа, в двухстах милях к юго-западу от Огюзли. Полагаю, мы сумеем обойтись своими силами. — Он прочертил на экране линию от Турции до Ливана. — Эти места неблагоприятны для РОЦа. Хорошо, если найдется одна или две дороги, по которым он смог бы проехать. Нам нужен человек, хорошо знающий местные особенности.

Херберт снова взглянул на карту.

— Если наша цель Бекаа, то десантники высадятся в Тель-Авиве.

Предположим, мы добьемся одобрения конгресса. Тогда они пойдут на север, в Ливан, а оттуда — в долину Бекаа. Там их и встретит наш проводник.

В этом случае есть надежда, что нам удастся спасти экипаж РОЦа.

— А может, и сам РОЦ, — добавила Марта. Херберт резко развернул кресло и покатился к дверям.

— Это реальная возможность, — сказал он. — Я буду держать вас в курсе всех событий.

Когда он уехал, Энн покачала головой.

— Удивительный человек! За одну минуту он успевает побыть Джеймсом Бондом, Геком Финном и гонщиком на трассе.

— Лучше него пока никого не нашли, — проворчала Марта. — Надеюсь, он сумеет сделать то, что надо.

Глава 27

Понедельник, одиннадцать часов двадцать семь минут вечера

Кирьят-Шемона

«Вот так лучше», — подумал Фалах Шибли.

Темноволосый молодой человек стоял перед зеркалом посреди своей однокомнатной квартиры и примерял красно-белую клетчатую куфью. Наконец ему удалось устроить ее точно на макушке. Затем он старательно вычистил от перхоти воротник светло-зеленого полицейского мундира.

Лучше, гораздо лучше.

Отслужив семь долгих и трудных лет в секретном подразделении израильской разведки «Сайерат Ха'Друзим», он созрел для перемен. До перехода в местную полицию ему практически и не приходилось носить чистую форму. Пропитанные потом темно-зеленые брюки были постоянно измазаны то грязью, то кровью. Иногда его собственной, чаще — чужой. На голову приходилось надевать либо берет, либо каску. Больше всего фалах не хотел, чтобы какой-нибудь рьяный израильтянин принял его за инфильтранта, когда он высунется из окопа или из-за угла дома. фалах гордился своим происхождением и обретенной землей. Он выключил свет, вентилятор и открыл дверь.

Вечерняя прохлада освежала. Фалаху было двадцать семь лет, когда он пришел в местный полицейский участок и попросился в дорожный отдел. После напряженной и опасной службы в «Сайерат Ха'Друзим» ему был нужен перерыв, чтобы сошел загар, разгладились морщины и зарубцевались старые раны.

Через этот отдаленный город-кибуц террористы почти не проходили, предпочитая безжизненные равнины на западе и на востоке. За исключением редких пьяных водителей, краденых мотоциклов и дорожных аварий, служба протекала спокойно и тихо. Настолько спокойно, что иногда ему удавалось пообщаться во время дежурства с хозяином местного бара, бывшим сержантом «Сайерат Ха'Друзим».

При этом Фалах стоял на другой стороне дороги, и они обменивались сигналами азбуки Морзе, Не успел Фалах выйти на деревянное крыльцо, на котором едва помещалось складное кресло, зазвонил телефон.

Фалах на мгновение растерялся. До начала работы было две минуты ходьбы.

Если не возвращаться, то он успевал как раз вовремя. Если звонит мать, то ровно столько времени уйдет на то, чтобы объяснить ей, как он торопится. С другой стороны, это могла оказаться его обожаемая Сара. Очаровательная водительница автобуса давно собиралась взять отгул. А вдруг она надумала повидать его именно сегодня...

Фалах вернулся в комнату и рывком поднял трубку старого черного дискового телефона.

— Которая из моих дам решила меня побеспокоить? — спросил он.

— Ни та, ни другая, — ответил резкий мужской голос.

Фалах немедленно принял стойку «смирно» и развернул плечи.

— Старший сержант Вилнаи, — назвал начальника фалах и замолчал. Так было принято у солдат «Сайерат Ха'Друзим».

— Фалах Шибли, — сказал сержант Вилнаи. — Пограничный джип приедет за тобой через пять минут. Водителя зовут Салим. Езжай с ним. Все необходимое будет обеспечено.

Фалах молчал. Он хотел спросить, куда его посылают и на какой срок, но подобные вопросы не приветствовались. К тому же линия не была засекречена.

— Я должен идти на службу... — произнес Фалах.

— Тебя подменят, — оборвал его сержант. — Не вздумай отказаться, Фалах.

Эта работа не даст тебе потерять форму. Повтори приказ, — Пограничный джип. Водитель Салим. Через пять минут.

— Увидимся около полуночи. Приятной поездки, фалах.

— Да, сэр. Спасибо.

В трубке раздались гудки.

Некоторое время Фалах смотрел в пустоту. Он знал, что рано или поздно этот день наступит. Но чтобы так быстро... Прошло всего несколько недель. Несколько недель. Глаза еще не успели отвыкнуть от палящего зноя западного берега.

Фалах тяжело опустился в кресло и уставился на сияющие звезды. Он вдруг подумал, что бы произошло, если бы он не поднял трубку. Наверное, никакой разницы. Старший сержант Вилнаи приехал бы за ним в участок. Командиры «Сайерат Ха'Друзим» всегда добивались того, чего хотели.

Черно-серый джип прибыл минута в минуту. Фалах оперся о колени, поднялся и подошел к машине.

— Удостоверение? — спросил он. Водитель с круглым мальчишеским лицом вытащил из кармана рубашки ламинированную карточку.

— Позвольте посмотреть ваше, господин Шибли, — сказал он. фалах нахмурился, вытащил из кармана брюк бумажник и показал водителю полицейское удостоверение и жетон, Тот недоверчиво переводил взгляд с лица Фалаха на его фотографию.

— Да я это, — проворчал Фалах. — Как бы мне этого ни хотелось.

— Садитесь, — кивнул водитель и открыл дверь с пассажирской стороны.

Не успел Фалах захлопнуть дверь, как машина сорвалась с места.

Мужчины молча ехали на север по разбитой грунтовой дороге. Фалах слушал, как с треском вылетали камни из-под колес автомобиля. Он уже отвык от звуков погони и опасности. На какое-то время ему даже показалось, что он сможет без них обойтись. Но не зря в «Сайерат Ха'Друзим» говорили: «Согласившись на одно задание, ты соглашаешься служить всю жизнь». Так было начиная с 1948 года, когда первые, друзы-мусульмане совместно с российскими черкесами и бедуинами вызвались защищать от арабов вновь обретенную родину. Затем всех неевреев объединили в пехотное подразделение под названием «отряд ЗОО» министерства обороны Израиля.

После шестидневной войны 1967 года, когда «отряд ЗОО» сумел собственными силами опрокинуть армию короля Иордании Хуссейна, на его базе было создано элитное разведывательное подразделение израильских вооруженных сил под названием «Сайерат Ха'Друзим». Возглавил его командир «отряда ЗОО» Мухаммед Молла.

37
{"b":"14492","o":1}