ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но то, что Пол Худ увидел при входе в международный аэропорт Дамаска, потрясло его до глубины души. На каждом квадратном футе терминала стоял пассажир. Большинство людей были хорошо одеты и вели себя вполне достойно.

Багаж держали в руках, ибо поставить вещи было все равно некуда. Вооруженные полицейские дежурили у дверей накопителей, сдерживая толпу и помогая прибывшим пассажирам попасть в здание аэропорта. После этого двери терминалов запирались, и люди оказывались предоставлены сами себе.

— Скажите, — спросил Худ у Насра, — они прилетели или собираются улететь?

Ему пришлось повысить голос до крика, ибо кругом стоял страшный гвалт.

Люди выкрикивали фамилии своих родственников или пытались что-то друг другу объяснить.

— Похоже, все улетают! — прокричал в ответ Наср. — Но я такого еще не видел. Наверное, что-то случилось.

Худ пытался пробиться к выходу. На мгновение ему показалось, что кто-то сунул руку во внутренний карман его пиджака. До американца вдруг дошло, насколько ценной вещью становятся здесь его бумажник и паспорт, тем более для тех, кто собирается покинуть Сирию. Вытянувшись на носках, Худ успел разглядеть картонку со своим именем буквально в пяти ярдах от себя. Кто-то размахивал ею над головами пассажиров.

— Сюда! — крикнул Пол Насру и Бикингу. — Я — Пол Худ, — представился Пол высокому молодому человеку в черном костюме. — Это доктор Наср и мистер Бикинг, — добавил он, кивая в сторону своих спутников, — Добрый день, сэр. Я агент дипломатической службы безопасности Дэвис.

Это агент Фернет. — Стоящая рядом женщина кивнула. — Держитесь рядом с нами. Мы проведем вас через таможню.

Агенты направились к стойке. Худ и его спутники едва поспевали за рассекающими толпу сотрудниками службы безопасности. Худу не терпелось узнать, что же произошло, но он не хотел отвлекать Дэвиса лишними вопросами.

Прошло не менее десяти минут, прежде чем они сумели протолкаться через главный терминал. Багажное отделение было относительно пусто. Здесь Худ наконец задал свой вопрос.

— На границе начались серьезные осложнения, мистер Худ, — ответила агент Фернет. Короткая стрижка, звонкий голос — на вид ей можно было дать года двадцать два.

— Осложнения?

— Да. Сирийские войска окружили турецкую группировку, которая, преследуя террористов, нарушила границу Сирии. Возникла перестрелка. Трое турок убиты. В конце концов им удалось вырваться обратно в Турцию.

— Из-за этого столько паники? — поинтересовался Наср.

— Нет, сэр. — Девушка взглянула на доктора выразительными темными глазами. — Паника возникла из-за того, что случилось позже. Сирийский офицер дал команду преследовать турок на их территории. В результате турецкое подразделение было уничтожено. Всех, кто сдался в плен, расстреляли.

— О Боже! — воскликнул Бикинг.

— Кто этот человек? — спросил Наср.

— Курд.

— Что было потом? — спросил Худ.

— Офицера отстранили от командования, а сирийцы вернулись домой. Турки перебросили к границе регулярные танковые части.

— Значит, все пытаются бежать? — сказал Худ.

— Ну, не все, конечно, — улыбнулась Фернет. — Большинство уезжающих — иорданцы, египтяне и жители Саудовской Аравии. Их правительства присылают самолеты для эвакуации своих граждан. Люди боятся, что эти страны выступят на стороне Турции. Тогда им придется нелегко.

Получив багаж, Худ и его спутники прошли таможенный досмотр, после чего все сели в машину. Устраиваясь на широком сиденье лимузина, Худ улыбнулся. Так вот Мя чего президент отправил его на другой конец света!

Поездка в северную часть города оказалась быстрой и легкой.

Когда машина свернула на ведущую к посольству США узенькую улочку, Наср покачал головой.

— Сколько раз мне уже доводилось сюда приезжать — и никогда город не был таким пустынным. Дамаск и Алеппо традиционно считаются самыми оживленными городами мира. Это просто ужасно.

— Люди уехали или сидят по домам? — поинтересовался Худ.

— И то. и другое, — ответила Фернет. — Президент отдал распоряжение освободить улицы на случай, если понадобится перебрасывать воинские части.

— Не понимаю, — произнес Худ, — События разворачиваются в ста пятидесяти милях к северу. Неужели турки могут атаковать столицу Сирии?

— Нет, конечно, — ответил Бикинг. — Полагаю, сирийцы боятся сами себя — курдов, как тот офицер, который устроил бойню на границе.

— Совершенно верно, — кивнула Фернет. — С пяти вечера объявлен комендантский час. За его нарушение грозит тюрьма.

— В Дамаске лучше в тюрьму не попадать, — вступил в беседу агент Дэвис. — Эти места славятся своей жестокостью, В посольстве Худа встретил посол США в Сирии Хэвелс. Предшественник Хэвелса как-то обмолвился, что передаст свой пост только худшему врагу.

Лысеющий дипломат в очках с толстыми линзами протянул руку и произнес:

— Добро пожаловать, Пол.

— Добрый день, господин посол, — ответил Худ.

— Как прошел полет?

— Слушал старые мелодии по четвертому каналу, потом немного поспал. Для меня это самое приятное времяпровождение.

— Что ж, хорошо, — произнес Хэвелс и повернулся к Насру. — Рад вас видеть, доктор.

— Для меня честь быть вашим гостем.

Обменявшись с прибывшими традиционными вежливыми фразами, Хэвелс провел их в свой кабинет. Это было небольшое, но весьма изысканное помещение с мраморными колоннами вдоль стен и куполообразным потолком, напоминающим собор в Басре.

Свет поступал через отверстие в самой вершине купола. Других окон не было.

Гости разместились в коричневых кожаных креслах. Хэвелс закрыл тяжелую дверь и занял место за массивным столом.

— У нас есть источники в президентском дворце, — улыбнулся он. — Допускаю, что у них есть источники здесь. Поэтому лучше говорить наедине.

— Разумеется, — проворчал Худ. Хэвелс скрестил перед собой руки.

— Во дворце ожидают серьезных терактов. По их данным, удар будет нанесен сегодня после полудня. Так или иначе, я приглашен на прием и должен прибыть, — посол взглянул на часы, — через девяносто минут. По плану я проведу там остаток дня, обсуждая с президентом различные вопросы. После нашей беседы состоится обед...

— Как-то раз президент Сирии заставил нашего госсекретаря два дня ждать аудиенции, — перебил посла доктор Наср.

— А французского президента продержал четыре часа в приемной, — добавил Бикинг.

— Если позволите мне закончить, — улыбнулся Хэвелс, — на встречу также приглашены русский и японский послы. Думаю, что мы будем находиться рядом с президентом до разрешения кризиса.

— Разумеется, — кивнул Худ. — Если что-то случится с ним, пусть пострадают и другие.

— Сомневаюсь, что он вообще появится на этой встрече, — заметил Бикинг. — Не исключено, что президента уже нет в Дамаске.

— Это вполне возможно, — согласился Хэвелс.

— Если начнется наступление на столицу, — сказал Наср, — ни Москва, ни Вашингтон, ни Токио не смогут вмешаться в события.

— Конечно, — кивнул Хэвелс.

— Я не удивлюсь, если атаку на президентский дворец проведут сирийские солдаты, переодетые в курдов. Они перебьют всех, кроме президента, который автоматически станет национальным героем.

— И это возможно, — сказал Хэвелс и посмотрел на Худа, — Поэтому, Пол, любая разведывательная информация весьма пригодится.

— Я немедленно свяжусь с Оп-центром, — кивнул Худ. — Кстати, что известно о моей встрече с президентом?

— Все устроено, — произнес Хэвелс.

— Когда? — с нехорошим предчувствием спросил Худ.

Хэвелс расплылся в улыбке.

— Вы приглашены во дворец вместе со мной.

Глава 37

Вторник, час тридцать три минуты дня

Долина Бекаа, Ливан

Фил Катцен скорчился на железной сетке, которая служила полом в его тесной и темной камере. Он быстро привык к затхлому воздуху глубокой ямы и запаху пота и испражнений людей, томившихся здесь прежде. Когда донеслись крики Роджерса и вонь горелой плоти, Катцен понял, что его неудобства — сущие пустяки.

48
{"b":"14492","o":1}