ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Восемь, шесть, шесть, десять, ноль, семнадцать. Фалах повторил цифры и вытащил из кармана карту. На ней была нанесена координатная сетка. Первые две Цифры указывали на квадрат, Вторая пара обозначала точные координаты нужного объекта. Последние две являлись координатами по вертикали. Фалах понял, что нужная ему пещера находится на высоте семнадцати миль.

— Я ее вижу, — сказал Фалах.

Место действительно великолепно подходило для военной базы. Нагромождение скал образовывало идеальную площадку для посадки вертолетов и тренировки личного состава.

— Подберись поближе. Осмотрись и дай подтверждение.

— Понял, — ответил молодой израильтянин, Уложив радио, Фалах взглянул на карту и присвистнул. До пещеры было не менее четырнадцати миль. По заросшим густым кустарником горам он доберется до нее в лучшем случае через пять с половиной часов, И как только он войдет в долину, радио станет бесполезным.

Карту он съел на ходу. Это и был его завтрак.

Фалах совсем потерял форму. До цели он добрался далеко за полдень. Ноги превратились в мешки с песком, а некогда крепкие и жесткие ступни сочились кровью и распухли от волдырей. Тело было грязным и липким от пота. Но все это тут же отошло на второй план.

Пещеру окружали заросли кустов и деревьев. Сквозь них просматривалась грунтовая дорога, на которой стоял белый фургон. Он был накрыт защитной сеткой и охранялся двумя автоматчиками. Выше дорога раздваивалась и уходила в горы.

Фалах прятался за камнем в четырехстах ярдах от входа в катакомбы. Сбросив с плеча армейский мешок, он выкопал аккуратную ямку. Землю сложил кучкой возле ямы, затем вырвал большой пучок травы и водрузил его на вершину холмика.

После этого Фалах сосредоточил все внимание на пещере. Она располагалась на высоте примерно шестидесяти футов на склоне горы, там, где заканчивались вершины деревьев. К ней можно было добраться лишь по извилистой грунтовой дороге. Фалах не сомневался, что дорога нашпигована минами, хотя не составляло проблемы выяснить, где именно они закопаны. Когда подтянутся американские десантники, он просто-напросто сдастся курдам. Там, где они его проведут, и будет проход в минном поле. фалах заметил вышедшего из пещеры человека в рубашке цвета хаки и шортах. За ним вышли двое охранников. Фалах догадался об этом потому, что они были вооружены и толкали первого стволами автоматов.

Пленника повели к фургону. фалах открыл мешок и вытащил состоящий из трех частей передатчик. Компьютер едва превышал по размерам стандартную аудиокассету. Установив его на камне, израильтянин достал спутниковую тарелку, в сложенном виде напоминавшую небольшой зонтик. Он нажал кнопку, и тарелка приняла рабочее положение. Теперь она походила на раскрытый зонтик, Фалах нажал на вторую кнопку, и тарелка прочно встала на треногу. Затем он подключил антенну к компьютеру, подсоединил наушники и прикинул расстояние до пещеры.

Установив точную настройку в пределах одного фута от входа, Фалах прислушался.

Он услышал турецкую речь и приказал компьютеру перейти на следующий уровень. Теперь говорил сириец.

— ...у нас по графику? — спросил мужской голос.

— Не знаю, — ответил второй. — Скоро. Он пообещал главного Ибрагиму, а женщин — своим лейтенантам.

— А нам? — проворчал третий. Вот и доказательство сотрудничества турецких и сирийских курдов, подумал Фалах. Он ничуть не удивился, даже обрадовался.

Когда все закончится, он передаст этот разговор в Тель-Неф. Оттуда его перешлют в Вашингтон. Американский президент проинформирует Дамаск и Анкару.

Прежде чем передавать информацию в Тель-Неф, Фалах решил прослушать еще несколько уровней и дал компьютеру задание углубиться в пещеру.

Каждый шаг равнялся десяти футам. Он услышал еще сирийцев, потом снова турок и, наконец, американцев. На этом уровне прием был уже слабый, понять разговор не удавалось. Очевидно, говорившие сидели в ямах. Он уловил лишь несколько слов.

— Предательство... скорее умрем.

— ...будет.

Разведчик попытался разобрать еще что-нибудь, после чего перепрограммировал компьютер. Закрепленная на треноге тарелка начала медленно вращаться. Нужный Фалаху израильский спутник связи находился на стационарной орбите над Ливаном и восточной Сирией.

Фалах ждал, пока компьютер установит связь со спутником. В это время какой-то человек побежал от фургона к темной фигуре у входа в катакомбы.

Фалах нажал на кнопку «Отмена», схватил тарелку в охапку, вручную развернул ее в направлении пещеры, после чего набрал на клавиатуре нужную дистанцию и прислушался.

— ...включил компьютер внутри, — говорил прибежавший из фургона человек.

— Компьютер сообщил, что рядом работает спутниковая антенна.

— Где? — спросил стоящий в тени человек.

— На юго-западе, В пятистах ярдах... Фалах тихо выругался. Он понял, что у него нет никаких шансов опередить курдов. Оставался только один выход.

Бормоча проклятия, Фалах нажал кнопку. На базу ушел сигнал прекращения связи.

Затем он сложил тарелку, треногу и сунул приборы в выкопанную заранее яму, туда же бросил и радио. Под конец он стянул с себя сандалии и тоже кинул в яму.

Потом засыпал яму землей и пристроил сверху куст травы, Схватив армейский мешок, Фалах крадучись двинулся на северо-восток.

Навстречу ему выбежали из пещеры около дюжины курдских солдат. Они разбежались на три колонны, осторожно маневрируя между минами. фалах старался ползти по камням и по траве, чтобы не оставлять следов. Отойдя от ямы ярдов на сто, молодой израильтянин положил на землю мешок и вытащил из него другую пару сандалий. Таким образом его нынешние следы не совпадали со следами возле спутниковой тарелки. Потом он схватил мешок и кинулся бежать, повторяя на ходу подробности жизни Арама Тунаса из Семдинли.

Глава 40

Вторник, два часа ноль три минуты дня

Кутейфа, Сирия

База сирийской армии в Кутейфе состояла из дюжины деревянных домиков и нескольких десятков палаток. В середине возвышались две двадцатифутовые дозорные башни, одна из которых смотрела на северо-восток, а другая — на юго-запад, По периметру базу окружал забор из колючей проволоки, натянутой на десятифутовые столбы. База была учреждена одиннадцать месяцев назад, после того как курдские боевики из долины Бекаа повадились грабить Кутейфу. С тех пор курды обходили поселок стороной.

Двадцатидевятилетний офицер связи капитан Хамид Мутамин знал, что рейды и установившийся потом мир были спланированы заранее. Когда командир Сиринер принял решение об образовании собственной базы в долине Бекаа, он захотел, чтобы неподалеку находилась сирийская воинская часть — доступ к сирийскому вооружению являлся важным пунктом в его планах. Капитан Мутамин предпринял все возможное, чтобы добиться перевода в новую часть. Десять лет безупречной службы сыграли свою роль, и капитан получил желанное назначение. Последнее тоже входило в планы Сиринера. Когда обе цели оказались достигнуты, командир Сиринер разбил в долине Бекаа собственную базу.

Мутамин не был курдом. В этом заключалось его преимущество. Его отец был странствующим зубным лекарем. Он обслуживал окрестные деревеньки, среди которых попадалось немало курдских селений. Хамид часто сопровождал отца в его поездках по больным. Однажды поздно ночью их машину остановил сирийский военный патруль.

Хамиду было тогда четырнадцать лет. Дело происходило к северу от Ракки. Четверо солдат отобрали у отца золото, которое он использовал для пломб, табакерку и свадебное кольцо, после чего отпустили их на все четыре стороны. Хамид пытался сопротивляться, но отец удержал его. Спустя несколько минут старший Мутамин остановил машину и схватился за грудь. На пустынной дороге, под огромной яркой луной он скончался от неожиданного сердечного приступа. Хамид вернулся в дом одного из его пациентов, старого печатника, курда по имени Джалал. Оттуда он позвонил матери и сообщил ей страшную новость. Похороны были исполнены горя и ярости.

51
{"b":"14492","o":1}