ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Майор, — сказал Август, — я бы хотел начать операцию.

Яркони пристально взглянул на высокого американца.

— Мы знаем, где находится пещера, — настаивал Август. — Я и сержант Вилнаи изучили подходы с востока и запада. — Полковник приблизился к майору и понизил напряженный голос до шепота:

— Майор Яркони, речь идет не только об экипаже Регионального Оп-центра, Если эта пещера является штаб-квартирой курдской армии, мы закончим войну прежде, чем она успеет начаться.

Яркони наклонил голову. Бычьи глаза майора потемнели еще больше.

— Хорошо, — произнес он. — Приступайте. И да хранит вас Бог.

— Спасибо, — сказал Август.

Офицеры отдали друг другу честь, после чего американец бегом поднялся по ступенькам.

Старший сержант Вилнаи сохранил карту на дискете и побежал догонять Августа.

Спустя десять минут четыре скоростных бронетранспортера понеслись по крутой и извилистой дороге среди поросших густым лесом холмов. Затем они перестроились клином. Два бронетранспортера шли впереди, два — сзади под углом в сорок пять градусов. Внутри гигантской скобы мчались шесть мотоциклов.

Полковник Август находился в передовом бронетранспортере. От Тель-Нефа до границы было около двадцати минут езды. Через пять минут из бухты Тель-Нефа выйдут израильские военные корабли с целью отвлечь на себя погранвойска противника. От границы до пещеры полковник Август должен был добраться менее чем за полчаса, В компьютеры бронетранспортеров были загружены полученные со спутников карты местности. Пока машины десанта находились на территории Израиля, полковник Август и сержант Грей просчитывали варианты атаки и стратегию отхода.

Главное — освободить заложников. При возможности они попытаются спасти РОЦ; если такой возможности не будет, его уничтожат.

Просчитав несколько вариантов, Август надел солнцезащитные очки. После Вьетнама ему еще не прихолилось принимать участие в боевых действиях, но он всегда был к этому готов. Полковник вглядывался вдаль сквозь мелькающие деревья. Где-то там, в покрытых туманом горах, томился в плену его лучший друг Майк Роджерс. Десантники освободят его. А если окажется, что они опоздали, полковник Август поступит не по уставу.

Он лично прикончит ублюдка, который убил генерала.

Глава 43

Вторник, два часа двадцать четыре минуты дня

Дамаск, Сирия

У Пола Худа сложилось впечатление, что Дамаск — город из чистого золота.

Мечети и минареты, сады и фонтаны поражали великолепием фасадов и мозаик.

Окружающие Старый город серые стены были величественны и грозны; они защищали Дамаск от набегов крестоносцев еще в тринадцатом веке и до сих пор несли на себе следы минувших сражений. Местами стены были разрушены. Их не восстанавливали, желая сохранить исторический колорит.

Между тем, глядя на древний город через затемненные стекла посольского лимузина, Худ думал не о прошлом. Он размышлял о том, как было бы здорово, если бы в регионе наконец воцарился мир, а эта нация перестала поддерживать терроризм и открыла границы, Дамаск стал бы настоящим раем для туристов.

Полученных денег хватило бы на опреснение воды из Средиземного моря и орошение пустыни. Сирия смогла бы построить новые школы, обеспечить рабочие места и даже помогать другим арабским странам.

На деле же все обстояло иначе. Здесь по-прежнему вынашивались планы подчинить себе соседние страны.

Херберт сообщил Худу, что разведка в Дамаске доложила об активизации курдского подполья. В половине девятого утра большинство боевиков покинули свои явочные квартиры и рассеялись по городу. Основная их масса проживала с ведома сирийского правительства в пяти специально выделенных домах — Сирия позволяла курдам иметь собственное жилье, лишь бы они не прекращали подрывную деятельность против Турции. Люди Херберта продолжали слежку. Курды сосредоточились в районе Старого города. Некоторые обосновались на набережной реки Барада, протекающей вдоль северо-восточной стены. Остальные побрели на мусульманское кладбище у юго-западной стены.

Херберт решил не делиться информацией с сирийцами. Во-первых, он мог таким образом выдать свои источники в Дамаске. Во-вторых, он боялся спровоцировать курдов на неподготовленные, спонтанные действия.

Если заговор направлен против президента, то и пострадать должен только президент и находящиеся поблизости чиновники. Худ не стал говорить Херберту, что сегодня вечером он будет одним из находящихся поблизости от президента чиновников.

Посольский автомобиль въехал в юго-западный сектор Старого города. Здесь стены были разрушены на протяжении пятисот ярдов, и агентов службы безопасности было особенно много. Вдоль обломков стены стояли припаркованные бампер к бамперу джипы, узкий проход между ними охраняли несколько десятков солдат, вооруженных пистолетами Макарова и автоматами Калашникова. Они проверяли паспорта у туристов и удостоверения личности у местных жителей.

Сурового вида капрал остановил машину американского посольства, собрал все паспорта, после чего позвонил в посольство. Получив одобрение на каждого пассажира машины, он пропустил их дальше. Прежде чем ехать ко дворцу, водитель дождался, пока пройдет контроль следующий за ними автомобиль дипломатической службы безопасности.

Дворец располагался к юго-западу от Великой мечети. Она называлась также мечеть Умайад и была построена в восьмом веке на руинах древнего римского храма. Еще раньше, три тысячи лет назад, на этом месте стоял храм Хадада, арамейского бога солнца. Несмотря на многочисленные войны и пожары, мечеть сохранилась до сегодняшнего дня и являлась одной из главных святынь ислама.

Дворец не уступал мечети по своей значимости. Как правило, он был открыт для публичного посещения, хотя в период нахождения там президента частное крыло закрывалось. Сегодня дворец был закрыт полностью, территорию патрулировала личная гвардия президента.

Машины посольства припарковались у северо-западного крыла здания, после чего сотрудников службы безопасности проводили в специальную комнату, а посол и его гости направились в огромный зал для приемов.

Стены зала были украшены религиозными картинами в рамках из черного дерева. Мебель, драпировка и люстры поражали невиданной роскошью. Напротив дверей, в середине стены, находился махмал — священное хранилище Корана. Махмал был покрыт зеленым бархатом с серебряной окантовкой, Предполагалось, что его будут возить на спине верблюда. Над махмалом сверкал огромный шар из чистого золота.

Японский посол Акира Серизава и его помощники Киохи Накахима и Масару Онака были уже здесь. Рядом с ними стоял помощник президента Азиз Азизи. При появлении американской делегации японцы вежливо поклонились. Азизи широко улыбался. Посол Хэвелс пожал руку каждому. Затем он по порядку представил сопровождающих его лиц: Худа, доктора Насра и Уорнера Бикинга. После этого Хэвелс отвел японского посла в сторону.

По-прежнему улыбаясь, Азизи поприветствовал американцев:

— Я чрезвычайно рад видеть вас, господа, Помощник президента носил очки в черной оправе и аккуратно подстриженную бородку. От нагрудного кармана к уху тянулся тоненький белый провод.

В этот момент в зал вошла состоящая из четырех человек русская делегация, и Азизи удалился, чтобы занять новых гостей.

Проводив до середины зала русских, Азизи подал знак стоящему в дверях человеку. Тот, в свою очередь, подал знак стоящим за дверью и отошел в сторону.

В сознании Худа промелькнула картина: в зал врываются автоматчики в камуфляже и рубят толпу длинными очередями. Он с облегчением вздохнул, когда вместо них появились официанты в ливреях и с подносами в руках.

«Это пока нет президента, — подумал он. — Без него террористам здесь делать нечего».

Русский посол закурил сигарету и вместе со своим переводчиком присоединился к беседующей в углу группе. Остальные прогуливались по залу и ели шаварму — аккуратно нарезанные куски баранины.

53
{"b":"14492","o":1}