ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Худ заметил, как Азизи прижал наушник указательным пальцем. В следующую секунду помощник президента объявил:

— Господа, президент Сирийской Арабской Республики.

— Вот уж не думал, что он в самом деле придет, — прошептал Бикинг, наклоняясь к Худу.

— У него нет выбора, — заметил Наср. — Он должен показать всем, что ничего не боится.

Разговоры в зале прекратились. Все смотрели на дверь и прислушивались к четким, звонким шагам. Спустя мгновение показался президент Сирии. Это был немолодой человек в сером костюме и белой рубашке с черным галстуком. Седые волосы были аккуратно зачесаны на лоб. Его окружали четверо телохранителей.

Президент направился к группе послов. Азизи поспешил ему навстречу.

Худ нахмурился.

— Смотрите, — негромко произнес он. — Парень слева, телохранитель. У него брюки прилипают к ногам.

— Ну и что? — спросил Бикинг. Телохранитель перехватил взгляд Худа.

— Статическое электричество, — пробормотал Худ, пытаясь получше разглядеть охранника. — В самолете я прочел электронный бюллетень израильской службы безопасности. Там сказано, что электромагнитные предохранители в карманах брюк часто используются для подрыва привязанных к поясу бомб или...

Вызвавший подозрение Худа человек диким голосом выкрикнул какую-то фразу.

Прежде чем остальные телохранители успели как-то отреагировать, он превратился в огненный шар.

От взрыва все полетели на пол, хрустальная люстра раскололась на куски. В ушах Худа звенело, на него наползало черное облако, сверху дождем сыпались осколки стекла. Задыхаясь, американец повалился на пол и тяжело закашлялся.

Кашля своего он не слышал.

Затем он почувствовал, как кто-то потянул его за рукав, Бикинг разгонял рукой дым и что-то кричал. Худ не мог разобрать ни слова. Тогда Бикинг показал на Худа, вытянул большой палец вверх, а потом опустил его вниз.

Худ понял. Он пошевелил конечностями и показал большой палец.

— Все в порядке!

Бикинг кивнул. Из облака дыма выполз доктор Наср. На шее и лбу доктора была кровь. Он оказался ближе всех к взрыву, тем не менее кровь была не его.

Худ жестом показал ему не подниматься. Затем он повернулся к Бикингу, показал на себя, Бикинга, потом на то место, где стояла президентская группа. Бикинг кивнул. Худ провел рукой вдоль пола, давая понять, что в случае стрельбы всем следует упасть. Бикинг снова кивнул. Американцы поползли к дверям.

Ближе к месту взрыва остро пахло нитритом; казалось, здесь только что сожгли неимоверное количество спичек. Сквозь едкие облака дыма можно было разглядеть ужасную картину теракта. Стены были заляпаны кровью, на полу блестели огромные лужи. Первое тело, на которое они натолкнулись, принадлежало самому террористу. Рук и ног не было. Бикинг отвернулся. Худ полз дальше.

Раздвигая локтями куски тел и осколки стекла, он недоумевал, почему никто не бежит расследовать последствия взрыва. У него мелькнула мысль послать Бикинга за помощью, но он тут же от нее отказался. Охрана может запросто застрелить выскочившего из зала человека.

Все телохранители были убиты. Взрыв разорвал и вывернул наизнанку пуленепробиваемые жилеты двух охранников, Утех, кто стоял дальше, жилеты были целы, но голова и конечности оказались иссечены двухдюймовыми гвоздями и небольшими подшипниками — излюбленной начинкой террористов-самоубийц.

Худ полз к тому месту, где стоял помощник президента Азизи. Президент был мертв. Азизи истекал кровью но дышал. Приподнявшись на колени, Худ осторожно отделил окровавленные лоскуты одежды. Он хотел посмотреть, насколько глубока рана и можно ли остановить кровотечение.

Азизи застонал.

— Я знал... что это случится.

— Лежите спокойно, — сказал ему в ухо Худ. — Вы ранены.

— Президент...

— Убит, — ответил Худ.

— Нет! — широко раскрыл глаза Азизи.

— Мне очень жаль, — произнес Худ.

Несмотря на неимоверную тяжесть и звон в ушах, он услышал выстрелы. Ему показалось, что стреляют за пределами дворца. Либо террористы пытались взять дворец штурмом, либо охрана расправлялась с сообщниками.

Стрельба становилась все громче. Похоже, огонь вели все-таки по дворцу.

Лицо Азизи перекосилось от боли.

— Это не... это не президент, — выдавил он. Худ продолжал отделять от раны лоскуты одежды.

— Что вы имеете в виду? — спросил он.

— Это... двойник, — пробормотал Азизи. — Чтобы отвлечь внимание врагов.

Худ нахмурился. Один ноль в пользу паранойи. Он легонько потрепал Азизи по плечу.

— Не напрягайтесь. Я постараюсь остановить кровь, а потом вызову «скорую помощь».

— Нет! — воскликнул раненый. — Они должны... прийти сюда.

Худ посмотрел в глаза помощнику президента.

— Мы их... ждали.

— Кого?

— Их... много.

Увидев рану, Худ поморщился — кровь толчками хлестала из отверстия диаметром в половину дюйма. Присев на пятки, он держал Азизи за руку.

— Почему вы не хотите, чтобы я позвал доктора?

— Они... скоро будут здесь.

— Они, — повторил Худ. — Вы говорите о террористах?

— Их много, — простонал Азизи. — Этот с бомбой... был курд. Много курдов... здесь, в Дамаске...

После этих слов голова сирийца медленно, как в кино, откинулась в сторону, дыхание замедлилось, а глаза закрылись. Спустя мгновение Азизи глубоко вздохнул и затих.

Худ отпустил руку погибшего.

Справа показался доктор Наср. За ним пробирались три посла. Русского, кажется, контузило. Хэвелс вел его под руку. Позади, пошатываясь, брел посол Японии.

— О Боже! — воскликнул Хэвелс. — Президент...

— Это не президент, — сказал Худ, радуясь, что слух постепенно возвращается, — Поэтому здесь до сих пор никого нет. Этого человека использовали в качестве приманки.

— Кажется, я разгадал их замысел, — пробормотал Хэвелс. — Они хотели завоевать союзников за счет нашей смерти.

— Если бы террорист не поддался панике, все бы так и вышло, — кивнул Худ.

— Панике? — переспросил Хэвелс. — Что вы имеете в виду?

Худ отметил, что кровь перестала вытекать из тела Азизи.

— Бомбист рассчитывал, что остальные телохранители будут смотреть по сторонам, а не на него. Он не предполагал, что в толпе найдется человек, который заметит, как он подключил электромагнитный взрыватель. — Худ кивнул в сторону разорванного тела. — Он много лет исправно служил президенту, дожидаясь своего часа.

— Кто он? — спросил Хэвелс.

— Азизи считает, что он — курд, — сказал Худ. — И я с ним согласен. Здесь происходит нечто большее, чем просто попытка втянуть Сирию и Турцию в войну.

— Что? — спросил Хэвелс.

— Честное слово, не знаю. Стрельба между тем приближалась.

— Где наша охрана? — по-английски крикнул русский посол.

— Понятия не имею, — пробормотал Худ скорее для себя, чем для русского.

Он ожидал еще худшего. — Посол Андреев, ваши люди живы?

— Да.

— Посол Серизава! — крикнул Худ. — У вас все в порядке?

— У нас никто не пострадал! — прокричал в ответ кто-то из японцев.

Худ посмотрел на валяющиеся на полу изувеченные тела, Сирийцы решили пожертвовать жизнью нескольких человек ради того, чтобы спровоцировать террористов. Безумие.

— Уорнер! — позвал Худ. — Вы меня слышите? Да! — донесся сдавленный голос справа. Очевидно, Бикинг дышал через платок.

— У вас есть сотовый телефон?

— Да.

— Свяжитесь с Оп-центром. — С улицы донеслась серия взрывов. Худ подумал о курдах, которых люди Херберта проследили до самого дворца, — Расскажите о случившемся Бобу Херберту. Скажите, что нас могут взять в качестве заложников.

С этими словами Худ нырнул в облако повисшего дыма и пошел к дверям.

— Куда вы идете?! — испуганно закричал Хэвелс.

— Хочу посмотреть, есть ли у нас шанс отсюда выбраться.

Глава 44

Вторник, два часа пятьдесят три минуты дня

Долина Бекаа, Ливан

Фалах ничего не понимал. Он бежал как мог быстро, вилял среди валунов и зарослей кустарника, но курды не отставали. Казалось, что кто-то следит за ним сверху и сообщает преследователям его маршрут. Но это было невозможно. Густая листва надежно скрывала человека от постороннего взгляда. И тем не менее они держались на расстоянии тридцати — пятидесяти ярдов.

54
{"b":"14492","o":1}