ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец, изможденный и недоумевающий Фалах остановился. Сорвав с себя пропотевший халат, он нашел палку, соорудил подобие палатки, забрался внутрь и прикинулся спящим. Спустя минуту показались курды и тут же взяли его в кольцо.

— Эй! Полегче! — испуганно закричал Фалах, делая вид, что только что проснулся.

Курды приближались, перепрыгивая через низкие кусты и держась ближе к деревьям. Дождавшись, когда все восемь подошли вплотную, Фалах спросил:

— Чего вам надо, люди?

Ему приказали держать руки за спиной и медленно подняться. Фалах повиновался. Он хотел спросить, что все это значит, но ему велели замолчать. Он снова повиновался.

Пленному связали руки, обмотав концом веревки горло, и повалили на землю.

Какой-то человек вытащил из его кармана пистолет и паспорт. Затем его рывком поставили на ноги и поволокли в пещеру. При этом один из курдов так затянул веревку, что голова Фалаха оказалась задрана к небу. Почувствовав под ногами грунтовую дорогу, Фалах начал ступать как можно тверже, чтобы десантники смогли обойти мины по его следам.

Когда его проводили мимо фургона, израильтянин увидел то, чего не мог разглядеть из своего укрытия. Внутри что-то гудело, и горел свет. Либо среди партизан нашлись достаточно сведущие в электронике люди, либо кто-то из команды не выдержал пыток. В первом фалах весьма сомневался. Как бы то ни было, теперь ему стало ясно, как его смогли догнать. Хорошо, что он не вышел на голосовую связь с Тель-Нефом — фургон перехватил бы беседу в два счета. Короткое закодированное сообщение еще могло проскочить. Фалаха завели в пещеру.

Молодой израильтянин имел представление о людях, работающих в этой части земного шара. Палестинские группировки «Хамас» и «Хезболлах» старались базироваться в населенных пунктах, чтобы атаки против них обязательно означали гибель гражданского населения. Внутри пещеры фалах увидел отнюдь не походную обстановку. Перед ним были спальные помещения, горел электрический свет, стояли пирамиды с оружием и боеприпасами. Краем глаза он успел заметить «следы сатаны»

— так называли в разведке неглубокие ямы, из которых пленные попадали прямиком в ад. Ни один человек до сих пор не выбрался из них живым, фалах не на секунду не задумывался над вопросом, удастся ли ему самому выйти из этой пещеры. Его подготовка не допускала иного ответа.

Курды подняли бронированный люк и спустили связанного пленника вниз по лестнице. Судя по всему, здесь располагался командный пункт. Похоже, террористы не собирались часто менять свою базу. Интересно, подумал фалах, уж не здесь ли планируют курды основать столицу нового государства? Не на востоке Турции, где вроде бы находилась их историческая родина, а значительно западнее, в самом сердце Сирии и Ливана, поближе к Средиземному морю.

За столом перед листом белой бумаги сидел человек. Еще один расположился за его спиной. Тот, который находился сзади, слушал радиоприемник и делал записи в блокноте. Притащивший Фалаха курд отдал честь. Сидящий за столом отсалютовал в ответ и, не обращая внимания на пленника, продолжал изучать записи радиоперехвата. Прошло не менее трех минут, прежде чем он взглянул на положенный перед ним паспорт задержанного. Открыл его, потом отложил в сторону и посмотрел на пленного. От носа главаря террористов вниз, к щеке тянулся неровный красный шрам. Глаза напоминали бледную смерть.

— Господин Арам Тунас, — сказал командир Сиринер.

— Айва, акуйа, — ответил Фалах, что означало «Да, брат мой».

— Разве я тебе брат? — спросил Сиринер.

— Айва, — ответил Фалах. — Мы с тобой курды. И оба боремся за нашу свободу.

— Значит, ты пришел сюда, чтобы сражаться на нашей стороне? — спросил Сиринер.

— Айва, — кивнул Фалах. — Я услышал про дамбу Ататюрка. Прошел слух, что люди, которые стоят за взрывом, добрались до лагеря в Бекаа. Я решил найти их и вступить в отряд.

— Это большая честь для меня, — сказал Сиринер и поднял пистолет Фалаха.

— Где ты его взял?

— Это мое оружие, господин, — гордо ответил фалах, — И как долго оно принадлежит тебе?

— Я купил его на «черном рынке» в Семдинли два года назад, — сказал Фалах.

Последнее было наполовину правдой. Пистолет действительно купили два года назад на «черном рынке», хотя Фалах не имел к этому никакого отношения.

Сиринер положил пистолет на место. Радист подсунул ему новый лист с записью радиоперехвата. Командир не сводил глаз с Фалаха.

— Мы обнаружили в горах человека с радиопередатчиком, — сказал он. — Ты случайно никого не видел?

— Никого, господин.

— Почему ты бежал?

— Я, господин? — изумился Фалах. — Я никуда не бежал. Когда меня задержали, я отдыхал.

— Ты был весь мокрый, — Из-за жары, господин, — пожал плечами Фалах. — Я предпочитаю путешествовать после захода солнца. Глупо с моей стороны, но я не знал, как близко от цели я нахожусь.

— Значит, ты хочешь драться на нашей стороне, Арам?

— Очень хочу, господин.

Командир взглянул на стоящего за спиной Фалаха охранника.

— Развяжи его, Абдула.

Солдат выполнил приказ. Как только он перерезал стягивающие шею веревки, Фалах принялся вращать головой, как только ему развязали руки, он стал разминать пальцы. Сиринер показал на пистолет.

— Возьми, он твой.

— Спасибо, — поклонился Фалах.

— У меня очень много работы, — произнес Сиринер. — Если ты хочешь служить здесь, тебе придется выполнять приказы, не задумываясь и не задавая лишних вопросов.

— Я понял, — сказал Фалах.

— Хорошо, — кивнул Сиринер. — Абдула, отведи его к пленным.

— Слушаюсь, господин! — гаркнул Абдула.

— Двое из них американские солдаты, Арам, — сказал командир. — Мужчина и женщина. Я хочу, чтобы ты выстрелил им в затылок из своего пистолета, Потом я скажу, что делать с трупами. Есть вопросы?

— Нет, господин, — ответил фалах, взял пистолет, резко выпрямил руку и выстрелил в голову Сиринера. Боек щелкнул вхолостую. Оружие разрядили. Сиринер улыбнулся, фалах почувствовал, как в затылок ему уперся ствол пистолета.

— Мы наблюдали за тобой из американского фургона, — сказал командир. — Там много приборов для слежки за нашими врагами. Мы видели, как ты бежал. Мы знали, что ты шпионишь за нами.

Фалах молча выругался. Он же видел проклятый фургон, который так хотели заполучить обратно американцы! Должен был сообразить, что это разведывательная машина. За такие ошибки расплачиваются жизнью. Похоже, на этот раз придется заплатить собственной.

— Любопытная ситуация, — усмехнулся Сиринер. — Большинство разведчиков не задумываясь пошли бы на убийство пленных. А ты, похоже, либо друз, либо бедуин.

У тебя более чувствительная натура.

Сиринер был абсолютно прав. Работающие под легендой израильские разведчики делали все, что могло потребоваться для достижения цели, Любые деяния рассматривались как неизбежная жертва. Разведчики друзы и бедуины вели себя по-другому.

Сиринер улыбнулся и выдернул пистолет из руки Фалаха, — Кстати, это я торговал пистолетами на «черном рынке» в Семдинли. Арам Тунас был моим хорошим клиентом. Ты на него не похож. Умом тоже. Я вытащил только один патрон, чтобы пистолет не стал легче. Тебе следовало выстрелить еще раз. фалах в очередной раз проклял свою глупость. Конечно, надо было выстрелить еще раз!

Сиринер пристально посмотрел на пленного.

— Может, скажешь, кто такой Вееб?

— Простите?

Сиринер нагнулся и поднял с пола радиопередатчик Фалаха.

— Вееб. Тот, с которым ты все время пытался связаться.

Фалах не имел ни малейшего представления, о чем говорит командир террористов. Впрочем, это не имело значения. Если бы он сказал это вслух, никто бы ему все равно не поверил. Поэтому он промолчал.

— Ладно, не важно, — сказал Сиринер и вызвал еще одного солдата. Он вручил ему пистолет Фалаха и произнес:

— Выведите наружу и расстреляйте. Тело вернуть израильтянам. Через фургон передайте американцам, что, если они предпримут еще одну попытку освободить заложников, получат труп своего соотечественника.

55
{"b":"14492","o":1}