ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Боб?

Херберт потер лицо.

— Оставьте десантников в покое. Они успеют уйти от «томагавка» за пять минут до удара. Значит, у них есть не менее тридцати минут для освобождения команды РОЦа.

— Командос нужны нам в Дамаске, — медленно произнесла Марта.

Херберт сдавил пальцами лоб, Неожиданно он резко опустил руки.

— Что, если я предложу другой способ вытащить Пола и посла?

— Какой?

— Это довольно сложно... Я не уверен, что Железный Бар мне позволит.

— Кто? — опешила Марта.

— Есть люди, которые могут добраться до дворца за минут.

Херберт поднял лежащий на столике рядом с инвалидным креслом телефон, нажал на кнопку и приказал соединить его с генерал-майором Бар-Леви из Хайфы, Хардауэй взглянул на часы.

— Боб, я должен звонить президенту.

— Попросите у него еще несколько минут, — сказал Херберт. — Скажите, что я вытащу Пола и посла без участия командос. В противном случае мой рапорт об увольнении будет лежать на столе у Марты до полудня.

Глава 47

Вторник, двенадцать часов семнадцать минут дня

Средиземное море

Ракету «томагавк» можно запускать из торпедного отсека или со специально сконструированных вертикальных пусковых площадок. После запуска из корпуса ракеты выдвигаются небольшие крылья. Через несколько секунд включаются турбовинтовые двигатели. К этому моменту ракета набирает скорость свыше пятисот миль в час. В ходе полета радар вносит поправки в курс движения и выводит ее на первую навигационную точку. Как правило, это холм, здание или какой-либо другой неподвижный объект. С этого момента ракету ведет от точки к точке установленная на борту навигационная система TERCOM.

Полет характерен резкими поворотами, подъемами и зигзагообразным курсом.

Уточнение курса осуществляется сложной оптической системой, которая постоянно сравнивает фактическую картину с тем, что хранится в памяти компьютера. Если возникает новый объект, вроде припаркованного грузовика, TERCOM мгновенно определяет наличие остальных узловых точек и следит за правильностью полета.

Если картина меняется полностью, TERCOM посылает на базу запрос, на который может быть только два ответа: продолжать или прекратить полет.

Информацию для TERCOMa готовит департамент картографии при министерстве обороны. Затем она поступает в центр тактического планирования. Оттуда ее через спутники передают на пусковые установки. Когда возникает необходимость нанести удар по не нанесенным на карту регионам, департамент картографии использует оперативные снимки местности. В зависимости от точности карт ракета «томагавк» способна поразить цель размером с легковую автомашину с расстояния тысячи трехсот миль.

Директива президента США за номером М-98-13 поступила на узел связи «Питсбурга» в двенадцать часов семнадцать минут по местному времени. Сообщение было немедленно расшифровано и доставлено командиру подводной лодки капитану Джорджу Брину.

В директиве указывались задача, цель и код отмены команды. Одна из двадцати четырех находящихся на борту ракет должна была быть запущена ровно в двенадцать часов тридцать минут по местному времени по цели в долине Бекаа на территории Ливана. Указывались точные координаты цели, а также информация департамента картографии для TERCOMa. Если цель скроется, «томагавк» должен перейти на другую программу и обследовать горизонт на предмет микроволновых, электромагнитных и прочих характеристик, определенная комбинация которых и будет означать нужную цель.

Капитан Брин подписал директиву и передал ее начальнику ракетного отделения офицеру Рутхею. Затем оператор Дэни Макс загрузил полетную информацию в бортовой компьютер «томагавка». После этого «Питсбург» замедлил ход до четырех узлов и поднялся на глубину перископа. Открылись гидравлические створки одной из двенадцати пусковых шахт. Защитная крышка отошла в сторону.

Капитан Брин получил информацию о готовности к пуску. Убедившись, что поблизости нет вражеских самолетов и кораблей, он приказал произвести пуск.

Начальник ракетного отделения вставил стартовый ключ, повернул его и нажал на кнопку. Подводная лодка содрогнулась, и ракета отправилась в путешествие длиной в четыреста пятьдесят пять миль.

Спустя пять секунд после того, как «томагавк» лег на курс, капитан Брин отдал приказ подводной лодке немедленно покинуть регион. Оператор Макс продолжал следить за полетом ракеты. В течение ближайших тридцати двух минут он ни на секунду не оторвет глаз от монитора. Если поступит команда отмены, он введет нужный код и уничтожит ракету раньше, чем та поразит цель.

Подводная лодка «Питсбург» имела давнюю историю запусков «томагавков», включающую серию залпов во время операции «Буря в пустыне». Последнее вспоминали с особой гордостью. Все «томагавки» поразили свои цели. Еще ни разу подводная лодка не получала команды прервать полет ракеты.

Для Макса это был первый боевой пуск. Ладони его вспотели, а рот пересох.

Он посмотрел на цифровое табло. Тридцать одна минута, Макс очень надеялся, что ему не придется выдергивать перо из своей птицы.

Иначе лодочным острякам на несколько недель хватит шуток по поводу «стрельбы холостыми» или «карандаша без грифеля».

Он следил за поступающим с ракеты потеком информации.

Тридцать минут.

— Лети, детка, — тихо сказал Макс и по-отечески улыбнулся. — Лети.

Глава 48

Вторник, три часа тридцать три минуты дня

Долина Бекаа

Фил Катцен сел в кресло Мэри Роуз. По обеим сторонам стояли говорившие по-английски вооруженные курды. Он объяснял им каждое свое действие. Один охранник записывал, второй слушал. Пот ручьями тек по бокам Катцена. Глаза горели от переутомления. Изнутри его сжигало чувство вины. Вины, но не сомнения.

Как и большинство игравших в войну мальчишек, Фил часто задавал себе вопрос: «Сумеешь ли ты выдержать пытку?» Ответ был всегда один: «Наверное, сумею, если меня будут просто бить, держать под водой или даже пытать электрическим током».

Дети всегда думают только о себе. Они никогда не спрашивают; «А сколько ты выдержишь, когда будут пытать кого-нибудь другого?»

Много лет прошло с тех пор, когда Катцен последний раз играл в войну. Он окончил колледж в Беркли. Он участвовал в демонстрациях в защиту прав человека в Китае, Афганистане и Бирме. Он заботился о студентах, объявивших голодовку в знак протеста против смертной казни. Он выступал против варварской ловли тунца японцами, в ходе которой в сети попадались взрослые дельфины. Он даже целый день проходил без рубашки чтобы привлечь внимание к ужасающему положению рабочих на потогонных фабриках Индонезии.

Получив диплом, Катцен вступил в «Гринпис». Затем работал в различных природозащитных организациях, которые то получали, то теряли фонды и гранты. В свободное время Катцен трудился в вашингтонских ночлежках для бездомных.

Страдания родителей, неспособных накормить своих детей, или мучения беззащитных животных воспринимались как собственная физическая боль. Он терзался сочувствием и мучился от бессилия.

Катцену стало плохо, когда пытали Майка Роджерса. Но окончательно сломило его то, что Сондру Девонн заставили смотреть на пытку, предупредив, что ее мучения окажутся гораздо сильнее. Сейчас, анализируя случившееся, Катцен понимал, что в нем пытались убить человека. Он понимал также, что своим поступком причинил Майку Роджерсу нестерпимую боль.

Увы, годы работы в «Гринписе» показали, что ничего не дается даром. Спасая моржей и тюленей, ты лишаешь куска хлеба гарпунеров. Защищая полярную сову, ты переходишь дорогу охотникам.

И вот он здесь — показывает людям, которые пытали Майка, как работает Региональный Оп-центр. Если он остановится, его товарищи в грязных клетках подвергнутся новым мучениям. Если он будет продолжать, десятки людей могут пострадать или даже погибнуть, как, например, этот бедолага разведчик, который высветился на терминале РОЦа. При этом, как ни крути, оказывались спасенными курды.

58
{"b":"14492","o":1}