ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пройдя через внутренний дворик, группа остановилась у тяжелых ворот.

Низкорослый человек приказал всем отойти в сторону и вытащил из кармана небольшую коробочку со взрывчатым веществом и детонатором. Худ в очередной раз поразился технической оснащенности этих людей.

— Не опасно ли было оставить здесь посла Хэвелса? — спросил он.

— Трудно сказать, — ответил доктор Наср. — Для сирийского президента выгоден любой исход. Если Хэвелс погибнет, виноваты будут курды. Если выживет — заслугу припишут героям из президентской охраны.

Прогремел взрыв, створки ворот разлетелись в стороны, и перед глазами Худа предстала городская улица. Прохожих не было. Очевидно, их распугала стрельба во Дворце. Не было и корреспондентов, которые в Дамаске не имели права нигде появляться без официального разрешения. Бикинг не сомневался, что власти вели собственную съемку происходящего. Очевидно, поэтому им пришлось так долго плутать по дворцу — израильтяне не хотели попадать в объектив.

У обочины резко затормозил крытый брезентом грузовик. Низкорослый человек отстегнул край тента и махнул рукой.

Первыми в машину забрались Худ, доктор Наср и Бикинг. Они помогли великану затащить в пропахший рыбой кузов раненых. Затем погрузились все остальные.

Спустя минуту грузовик понесся на юго-восток, в направлении Стрейт-стрит.

Повернув налево, машина оставила позади шестисотлетнюю Римскую арку и церковь Девы Марии.

Наср оттянул край тента.

— Так я и думал.

— Что? — спросил Худ.

— Объезжаем еврейский квартал.

— Ну и что? — не понял Худ.

— Это люди из «Миста'аравим». Они никогда не показываются в еврейской части города. Бикинг тоже наклонился к Худу.

— Готов поклясться, здесь найдется кое-что, помимо гнилой рыбы. Думаю, начинки грузовика хватит, чтобы развязать небольшую войну.

Улицы стали более узкими и извилистыми. Водитель снизил скорость. Вокруг неторопливо сновали велосипедисты и маленькие тележки. За крышу то и дело цеплялись натянутые над дорогой бельевые веревки.

Наконец грузовик свернул в темный тупик и остановился, Подоспевшие женщины помогли выгрузить раненых, которых тут же занесли в дом и уложили на одеяла, Женщины сняли с них куфьи и брюки и приступили к обработке ран.

— Можем ли мы чем-либо помочь? — спросил Худ. Никто не ответил.

— Не обижайтесь, — негромко произнес Наср.

— Конечно, нет, — сказал Худ. — У них забот хватает.

— Они бы вели себя так и без раненых, — прошептал Наср. — Эти люди панически боятся быть узнанными.

— Я их понимаю, — кивнул Бикинг. — «Миста'аравим» проник в такие террористические организации, как «Хамас» и «Хезболлах». Разумеется, они недовольны, что пришлось засветиться из-за нескольких американцев.

Водитель грузовика и трое бойцов встали, обнялись с женщинами и вышли.

Спустя несколько секунд с улицы послышался рев мотора.

Одна из женщин повернулась к американцам. На вид ей было около двадцати пяти лет, круглое лицо, полные губы и оливковая кожа; густые черные брови делали ее карие глаза еще темнее и выразительнее.

— Кто из вас Худ? — спросила она.

— Я, — ответил Худ, подняв голову. — Как раненые?

— Надеюсь, все обойдется. Мы послали за доктором. Ваш товарищ прав. Люди крайне недовольны тем, что пришлось делать эту вылазку. Тем более двое серьезно пострадали. Их раны будет очень трудно объяснить.

— Я понимаю, — сказал Худ.

— Вы находитесь в кофейне, — сказала женщина. — Никто не должен выходить из этой комнаты. Как только появится возможность, вас переправят в посольство.

— Хорошо.

— Позвоните мистеру Херберту, Если у вас нет телефона, я вам его достану.

В любом случае счет не должен поступить на наш номер.

— Естественно, — сказал Бикинг, вытаскивая из кармана сотовый телефон. — Посмотрим, действует ли еще эта штука.

Он включил телефон, послушал и довольно произнес:

— Сделано в Америке. Гудит, как новенький.

— И работает в открытом режиме, — проворчал Худ. — Но с этим придется мириться.

Отойдя в угол, Худ набрал номер Оп-центра. Его тут же соединили с офисом Марты, где изнывал от нетерпения Херберт. Поскольку разговор шел по открытой линии, называли друг друга только по именам.

— Марта, Боб, — сказал Худ, — это Пол. Звоню по сотовому. У Ахмеда, Уорнера и у меня полный порядок. Спасибо за все, что вы для нас сделали.

В ответ раздались торжествующие крики.

— Как там Майк? — спросил Худ, стараясь говорить как можно осторожнее.

— Нашелся, — отозвался Херберт. — Брет поехал его навестить. Пока не звонили.

Прибыл вызванный израильскими разведчиками доктор. Чтобы не мешать, американцы отступили в угол комнаты и молча наблюдали за его действиями.

Женщина, которая с ними говорила, вставила одному из раненых между зубами деревянную ложку и крепко прижала его руки. Только после этого доктор приступил к извлечению пули. Вторая женщина притащила таз с водой и полотенце.

Раненый извивался от боли.

— Самые трудные моменты для дипломата, — негромко произнес Бикинг, — это когда не можешь ничего сделать.

По просьбе доктора вторая женщина попыталась зафиксировать ногу раненого, Не говоря ни слова, Худ сунул телефон Бикингу и поспешил на помощь. Он подхватил полотенце и принялся осторожно и очень умело промокать рану.

— Спасибо, — сказала израильтянка.

Худ не ответил, но Бикинг видел, что теперь ему гораздо легче.

Глава 55

Вторник, три часа пятьдесят две минуты

Долина Бекаа. Ливан

Солдаты взяли из бронетранспортеров только самое необходимое. На всех были кевларовые бронежилеты и противогазы. В рюкзаках находились гранаты с неофосгеном, световые патроны и несколько кирпичей взрывчатки «С-4». Десантники были вооружены пистолетами «беретта» калибра девять миллиметров, а также пулеметами Хеклера и Коха. В арсенал бойцов входили и пластиковые наручники, которыми задержанных сковывали между собой за большие пальцы. Такие наручники позволяли выстраивать пленных в одну длинную цепь.

О том, что придется атаковать либо пещеру, либо укрепленную базу, полковник Август знал заранее и разделил своих людей на две команды. Первая осуществляла силовое проникновение и нейтрализацию противника. Вторая группа обеспечивала прикрытие.

Полковник Август предпочитал мощные, ошеломляющие удары, после которых оставалось лишь додавить врага. Его предшественник Скуайрз выстраивал костяшки домино в сложную линию. Август переворачивал весь стол.

Группа А в количестве восьми человек под командованием капрала Прементайна стремительно преодолела участок грунтовой дороги и оказалась у входа в пещеру.

К тому моменту, когда десантники добежали до пораженного газом участка, клубящееся облако опустилось до высоты колена. Капрал Прементайн приказал медику Уильяму Мюсиканту оказать помощь лежащей на краю обрыва женщине.

Неожиданно раздался голос:

— В этой земле пребуду!

Из кустов показался человек в изодранном халате. Прементайн вскинул открытую ладонь. Солдаты замерли, держа пальцы на спусковых крючках. Пароль был назван правильно. Вместе с тем Прементайн понимал, что его могли вырвать под пытками.

— Назовись! — потребовал капрал.

— Шейх Мидиана.

— Оставайся на месте, — скомандовал капрал и махнул рукой. Солдаты побежали дальше.

Прементайн зашагал по облаку газа, которое опустилось уже до уровня щиколотки. Он остановился в нескольких шагах от неизвестного.

— Внизу еще один живой заложник, — произнес тот. — Пятеро находятся в пещере. Где фургон, я не знаю. Курды угнали его несколько минут назад. Кажется, с другой стороны горы есть подходящее место.

Во время всего разговора пулемет Прементайна был направлен на незнакомца.

Потом капрал увидел Фила Катцена. Защитник окружающей среды полз вверх по склону. Увидев десантника, американец жестом показал, что все отлично.

64
{"b":"14492","o":1}