ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вашингтон, округ Колумбия

На самом деле у Боба Херберта работали сразу две прямые линии с Белым домом. Служебный телефон Марты Маколл и сотовый телефон на его инвалидном кресле были соединены с кабинетом председателя Объединенного комитета начальников штабов. Херберт держал в руках сотовый, Марта прослушивала телефон на столе. Они остались одни; ночная смена ушла, а дневная занималась разрешением ближневосточного кризиса.

— Наш десант взял РОЦ! — крикнул Херберт в трубку, как только получил сообщение от радиста Хондо. — Прикажите немедленно отменить ракетный удар!

— Понял, ждите, — ответил генерал Ванзалд. Заработала длинная цепь передачи команды. Херберт не признавал бюрократии и не понимал, почему солдаты, чьи жизни находятся в опасности, не могут напрямую связаться с командиром подводной лодки.

По идее, Ванзалд уже должен был передать приказ своему коллеге из военно-морских сил. Через две минуты ракета поразит цель. Времени на ошибки и проволочки не оставалось. Если в ходе исполнения приказа хоть один человек чихнет, ракета окажется на одну восьмую часть мили ближе к цели.

— Это — безумие, — простонал Херберт, — Это необходимая система проверки и контроля, — возразила Марта.

— Умоляю, Марта! — воскликнул Херберт. — Я устал! Я с ума схожу при мысли о наших людях в проклятой пещере. Не надо говорить со мной, как с практикантом!

— А вы не ведите себя, как практикант! Херберт вслушивался в зловещую тишину в трубке. Даже ворчанье Марты не было так отвратительно.

— Боб, — появился на линии генерал Ванзалд, — командир лодки Брин получил приказ и передает его начальнику ракетной части.

— Это еще пятнадцать секунд!

— Быстрее мы все равно не можем.

— Я понимаю, — сказал Херберт. — Я понимаю. — Он посмотрел на часы. — Еще пятнадцать секунд... Черт!

— Что? — спросил Ванзалд.

— Они не смогут передать команду отмены по спутнику! — в ужасе воскликнул Херберт.

— Почему?

— РОЦ создает помехи, которые исказят любой сигнал.

Ванзалд выругался и снова вызвал подводную лодку.

Херберт слушал разговор генерала с капитаном Бри-ном. Ему хотелось укатить свое кресло в туалет и там повеситься. Ну как он мог забыть такую деталь? Как?!

В трубке снова раздался голос Ванзалда:

— Через спутник действительно ничего не проходит. Они перешли на прямой радиоконтакт.

— Еще несколько секунд, — сквозь зубы процедил Херберт. — Ракета будет у цели через одну минуту.

— Небольшой зазор все-таки есть, — сказал Ванзалд.

— Какой там зазор, — простонал Херберт. — Что они ставят на эти «томагавки»?

— Стандартную тысячефунтовую боеголовку.

— Радиус поражения пятая часть мили, — пробормотал Херберт, — Надеюсь, мы успеем передать команду раньше, — откликнулся Ванзалд. — В этом случае взорвется только ракета. Боеголовка останется целой. И люди не пострадают, — О Боже! — вздрогнул от страшной мысли Херберт. — Представьте, что произойдет, если ракета взорвется в пещере!

— С чего бы это она разорвалась в пещере? — поинтересовалась Марта.

— С того, что так устроены все ракеты нового поколения, — огрызнулся Херберт. — Ракета находит цель по комбинации видео-, аудио-, спутниковых и электронных данных. В данном случае визуального контакта не будет, поскольку РОЦ находится за горой. Но ракета зафиксирует электронную активность и влетит прямо в катакомбы, ибо это покажется ей кратчайшим путем к цели. Установленные в носовой части датчики будут отводить ее от всего, что не является РОЦем, как, например, камни или стены.

— Но не от людей, — вставила Марта.

— Когда поступит команда самоуничтожения, ракета будет уже в пещере. От взрыва пострадают все, кто там находится.

Наступило молчание. Херберт посмотрел на часы и схватил телефон, по которому говорил с Иши Хондо.

— Рядовой, слушайте внимательно.

— Сэр?

— Передайте команду немедленно отходить в укрытие. Любое!

Глава 58

Вторник, четыре часа ноль одна минута дня

Долина Бекаа, Ливан

Майк Роджерс не испытывал ни малейшего желания смотреть, как десантники помогают раненым курдам. Они вытаскивали горящие тела из пылающего подземного бункера и сбивали пламя с одежды, волос и конечностей. В ход шла земля, которой был посыпан пол пещеры, и даже собственные тела. Затем курдов выносили наружу, где им тут же оказывали первую медицинскую помощь.

Роджерс не принимал участия в спасательной операции. Ему не нравились собственные мысли, но он очень надеялся, что террористы страдают и мучаются так же, как он. Причем все.

Генерал откинул голову. Боль сжигала бока и руки. Человек, который причинил ему эту боль, сознательно нарушил все моральные нормы, принизил и растоптал собственную идею и свой народ.

Роджерс побрел назад в пещеру. Седена он вытащит позже. Сейчас он хотел принять участие в штурме РОЦа, который ему доверили и который он потерял.

Роджерс добрался до развилки тоннеля как раз в тот момент, когда радист Иши Хондо передал в Оп-центр, что РОЦ взят.

Генерал прислонился к стене. Слава принадлежала Августу, он не имел к операции никакого отношения, Генерал услышал торжествующие крики десантников и вдруг почувствовал себя очень одиноким, хотя, как сказал итальянский поэт Павезе, «...человек никогда не бывает совсем один. Рядом всегда находится мальчик, юноша, а потом и взрослый человек, которым он когда-то был». Где-то рядом с Роджерсом находился солдат и мужчина, которым он был несколько дней назад.

Спустя несколько секунд генерал услышал, как рядовой Хондо крикнул полковнику Августу:

— Сэр! «Томагавк» может поразить РОЦ или взорваться в пещере через сорок секунд. Нам рекомендовано найти укрытие...

— Все ко мне! — заорал Август, Роджерс побежал к десантникам.

— Полковник! Сюда!

Он показал на ответвление тоннеля.

— Все за генералом! — скомандовал Август. — Иши, передай группе Б: пусть немедленно спускаются вместе с пленными вниз по склону!

— Слушаюсь, сэр!

Когда Роджерс добежал до тюремного отсека, послышался медный рев несущегося к пещере «томагавка». Генерал приказал солдатам открыть решетки и прыгать в ямы. Сам он открыл клетку полковника Седена и следил, чтобы никто не покалечил лежащего на полу турецкого офицера.

Последним подбежал рядовой Хондо. Убедившись, что он спрыгнул, присел на корточки и прикрыл голову руками, Роджерс выпрямился и отошел от ям. Он стоял в дальнем конце пещеры и слушал нарастающий рев. Генерал испытывал гордость за свою страну и свой народ. Ракета «томагавк» являла собой воплощение американского интеллекта, духа и цели. Нечто подобное он испытывал к РОЦу. Эти машины работали как положено. Они выполняли свои задачи. Равно как и десантники, по отношению к которым Роджерс испытывал точно такую же гордость.

Сам же он очень хотел погибнуть при взрыве. Но не мог себе этого позволить. Он еще не исполнил свою клятву.

Стены и пол пещеры содрогнулись. С потолка посыпались мелкие камни и крошка. Рев ракетных двигателей разрывал барабанные перепонки. «Томагавк» влетел в катакомбы.

Стены пещеры мгновенно раскалились от выхлопных газов, и в этот момент ракета взорвалась. Вначале она превратилась в ослепительно белый шар, затем все потонуло в оглушительном грохоте, шар стал малиново-красным, во все стороны полетели камни и куски железа. В отчаянной попытке защитить перепонки Роджерс зажал уши ладонями.

По тоннелю катился огненный вал. Обломки «томагавка» ударялись о каменные стены, отскакивали и летели дальше. Несколько кусков срикошетили от потолка в том месте, где подземный тоннель раздваивался. Острые, как бритва, и тупые дымящиеся болванки со страшным треском и скрежетом врезались в стены, выбивая из них осколки и каменную крошку. Очевидно, один осколок угодил в лампочку, ибо тоннель погрузился в темноту.

Роджерс присел и спрятал лицо, но не от обломков, а от накатившей волны жара. В течение нескольких секунд он не мог вдохнуть раскаленный и едкий воздух.

67
{"b":"14492","o":1}