ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рабочая партия Курдистана решила нанести ответный удар. Речь уже не шла о незаметном проникновении на территорию Турции небольшой террористической группы. Курды ворвутся открыто, дерзко и продемонстрируют всему миру, что акты предательства и насилия не останутся безнаказанными.

Караван проехал мимо черного деревянного столба, вкопанного у обочины дороги. Вот они и в Турции, Машина остановилась у шлагбаума; пограничник ткнул в окно стволом автомата, его напарник направился к автомобилю Валида.

— Паспорта, пожалуйста, — сказал пограничник.

— Конечно, — откликнулся Валид и с улыбкой просунул в щель пачку оранжевых документов.

Невысокий усатый солдат внимательно сличал фотографии на паспортах с лицами сидящих в машине.

— Что за дела у вас в Турции?

— Мы едем на похороны, — ответил Валид и махнул в сторону стоящих сзади машин, — Мы все.

— Куда?

— В Харран.

Пограничник взглянул на два других автомобиля.

— У покойного не было родственниц?

— Наши жены остались с детьми, — объяснил Валид.

— Они не захотели с ним проститься?

— Жены его не знали. Мы продавали этому человеку Овес.

— И как же его зовут?

— Тансу Озал, — ответил Валид. — Он погиб в субботу в результате автомобильной аварии. Сорвался в глубокий ров.

Пограничник лениво одернул полы зеленого кителя и вернулся в будку. Второй по-прежнему держал переднюю машину на прицеле.

Ибрагим внимательно прислушивался к разговору. Он знал, что Валид сказал правду. Тансу Озал действительно разбился на своей машине. Между тем Валид умолчал о том, что Озал был курдом, предавшим свой народ. Он выдал туркам тайник с оружием под старым римским мостом в каньоне Корпулу. За это его убили люди Кенана.

Ибрагим смахнул заливающий глаза пот. Он всегда потел в нервной обстановке. Документы Валида, как, впрочем, и его собственные, были получены по фальшивому свидетельству о рождении. В отличие от внешности имя Валида было хорошо известно туркам. Если бы пограничник знал, с кем имеет дело, то немедленно арестовал бы знаменитого подпольщика.

Турок, очевидно, получил подтверждение о смерти Озала и теперь неторопливо диктовал по телефону имена с паспортов. Ибрагим его ненавидел. Мелкая сошка, а держит себя, как настоящий начальник. До чего же беспардонная нация!

Внимание Ибрагима переключилось на второго солдата. Он знал, что пограничники немедленно простреливают шины подозрительных машин. Если хоть один из сирийцев достанет оружие, турки откроют огонь на поражение. Второй пограничник тут же нажмет кнопку тревоги, и в пяти милях отсюда в воздух поднимется штурмовой вертолет.

Сирийские пограничники не станут стрелять, пока на них не нападут. Они не имеют права вмешиваться в события, происходящие на турецкой территории.

Маленький турок захлопнул дверцу ненавистной будки и вернулся к машине.

— Вам разрешен въезд на двадцать четыре часа. По истечении суток вы обязаны выехать через этот же пограничный пункт.

— Хорошо, — сказал Валид. — Спасибо. Пограничник вернул паспорта и жестом приказал подъехать «доджу». Шлагбаум поднялся и сразу же опустился, едва под ним проехал автомобиль Валида. Валид затормозил.

— Проезжай! — крикнул турок. — Они догонят! Валид высунул в окно левую руку и покачал ей из стороны в сторону.

— Ладно! — сказал он, и рука резко опустилась. В ту же секунду Ибрагим и пассажиры двух передних машин сорвали головки с небольших, размером с кулак, цилиндров и швырнули их в сторону будки, Низкорослый турок попытался выхватить пистолет, в то время как второй открыл пальбу через густой оранжевый дым.

Валид включил заднюю скорость, проломил шлагбаум и протаранил будку.

Пограничное сооружение содрогнулось, стрельба на мгновение стихла. В следующую секунду водитель среднего автомобиля высунул в окно пистолет Макарова и принялся палить в пограничников, перемежая выстрелы проклятиями.

Ибрагим видел, как укутанный облаком дыма турок повалился на землю.

Засевший в будке возобновил стрельбу, хотя само сооружение изрядно покосилось.

Валид проехал несколько футов вперед, разогнался и снова врезался в будку. На этот раз она перевернулась.

Из второго автомобиля выскочили двое мужчин в противогазах. Они исчезли в густом оранжевом облаке. Раздалось несколько выстрелов, и все затихло.

Ибрагим посмотрел на сирийских пограничников. Они залегли в своей будке, но огня не открывали.

Убедившись, что оба турка убиты, Валид вернулся к машине, и караван устремился в глубь Турции.

Ибрагим испытал странное чувство. Все его тело горело от восторга, события принимали необратимый характер.

— Возблагодарим Аллаха, — неожиданно тихо произнес он. Затем голос его окреп, и он закричал:

— Слава пророку! Да пребудет с ним мир!

Махмуд не ответил. Пот стекал по его черным щекам к перекошенному рту.

Сидящие на заднем сиденье притихли.

Ибрагим следил за машиной Валида. Спустя две минуты «кадиллак» свернул с дороги в золотую пустыню. Следом за ним устремились «додж» и «форд». Песок полетел из-под колес, автомобили медленно теряли скорость. Через сотню ярдов они окончательно увязли в песке. Мужчины вылезли наружу.

Пока Ибрагим и Махмуд выносили из машин сиденья и вытаскивали из багажника фальшивую дверь, остальные быстро и уверенно приступили к выполнению задания.

Глава 6

Понедельник, два часа сорок семь минут после полудня

Мардин, Турция

Благодаря стоящим на двигателях глушителям вертолет «Хьюз-50/Ю» считается одной из самых тихих машин этого типа. Небольшой хвост Т-образной конструкции обеспечивает высокую устойчивость и невероятную маневренность на любых скоростях. В носовой части размещаются пилот и два пассажира, еще четверо могут поместиться сзади. Двадцатимиллиметровая пушка и крупнокалиберный пулемет делают вертолет идеальным средством для патрулирования границ.

Когда поступил сигнал тревоги с пограничного поста севернее Камышлы, пилот и штурман обедали. Они только что завершили долгий облет границы. До четырех часов вылетов не предвиделось, и летчики обрадовались вызову. Последнее время все шло слишком спокойно. Настолько спокойно, что они успели затосковать по настоящему делу. Улыбнувшись и показав друг другу большие пальцы, турки побежали к машине. Спустя пять минут боевой вертолет поднялся в воздух.

Полет проходил на небольшой высоте. Пилоты осматривали одинокие деревушки и затерявшиеся в предгорьях фермы. Приближался пограничный пост. Не сумев вызвать постовых по радио, летчики встревожились по-настоящему. Пилот старался вести машину таким образом, чтобы солнце оставалось у него за спиной. Это значительно осложняло задачу стреляющим по нему с земли.

Вначале летчики заметили исковерканный кузов автомобиля, затем разрушенную пограничную будку. Описав круг над местом происшествия, они доложили в штаб, что видят внизу тела двух убитых пограничников и троих нарушителей.

— Машина повреждена, — произнес пилот в закрепленный на шлеме микрофон и приник к янтарному окуляру. — Кажется, один нарушитель шевелится.

— Высылаю вертолет с врачом, — отозвался диспетчер.

— Похоже, раненый долго не протянет, — доложил пилот. — Я хочу спуститься и допросить его, прежде чем он подохнет.

На другом конце посовещались.

— Капитан Галата разрешает вам действовать по собственному усмотрению, — сказал диспетчер. — Где сирийские пограничники?

— Сидят в своей будке, — доложил пилот. — Похоже, они не пострадали.

Войти с ними в связь?

— Не надо, — отозвался диспетчер. — Их опросят по официальным каналам.

Пилот кивнул. Если убитые — сирийцы, то пограничники ни слова не скажут туркам; если это турки, то сирийцам все равно не поверят. Разрешение на пересечение границы и допрос сирийских пограничников можно было получить только на самом верху. Весь процесс превращался в длительную и бессмысленную процедуру.

7
{"b":"14492","o":1}