ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Роджерс поднялся со своего места, поправил бинты и ухватился за натянутый на высоте плеч трос.

— Все в порядке? — поднял голову Август.

— Да, — улыбнулся генерал. — Мне надо в туалет.

Он посмотрел на непривычно многословного полковника Августа. Роджерс гордился этим парнем и радовался его успеху. Генерал повернулся и направился в хвост самолета.

Туалет представлял собой крошечный закуток с вкрученной в потолок лампочкой и унитазом. Двери не было — одно из многочисленных ухищрений для снижения веса самолета.

По пути назад Роджерс задержался у алюминиевых полок, на которых хранились рюкзаки десантников. Его вещи лежали в армейском мешке, упакованном еще в РОЦе.

Генерал Роджерс знал, как возвращают честь офицеры.

— Пистолета там нет, — прозвучал голос за его спиной.

Роджерс обернулся и посмотрел на продолговатое, апостольское лицо полковника Августа.

— Я забрал оружие, из которого вы застрелили террориста, — произнес полковник.

Роджерс распрямил плечи.

— Вы не имели права рыться в вещах другого офицера.

— В данном случае — имел, сэр. Как старший группы, я обязан был изъять пистолет и представить его трибуналу в качестве вещественного доказательства.

— Меня помиловали, — сказал Роджерс.

— Я узнал об этом позже, — ответил Август. — Хотите, чтобы я вернул вам пистолет, сэр?

Мужчины пристально смотрели друг другу в глаза.

— Да, — сказал Роджерс.

— Это приказ?

— Да, полковник. Это приказ. Август повернулся к нему спиной, присел и вытащил мешок с самой нижней полки.

— Держите, сэр.

— Благодарю вас, полковник.

— Намерен ли генерал воспользоваться этим оружием?

— Полагаю, это никого, кроме генерала, не касается.

— Это спорный вопрос, — сказал Август. — Вы слишком взволнованны. К тому же вы угрожаете моему старшему офицеру, генералу армии США. Я обязан защищать своих соотечественников.

— А также выполнять приказы, — добавил Роджерс. — Возвращайтесь на место, — Нет, сэр.

Роджерс стоял, опустив руку с пистолетом. В середине салона рядовая Девонн и сержант Грей поднялись со своих мест, готовясь к стремительному рывку.

— Полковник, — произнес Роджерс. — Сегодня нация допустила серьезнейшую ошибку. Она простила человека, который не заслужил прощения и не просил о нем.

— То, что вы хотите сделать, ничего не изменит, — сказал Август.

— Для меня изменит.

— Не будьте эгоистом, сэр. Позвольте напомнить генералу, что, когда он выступал за школьную команду и проиграл девочке Лорет, фамилии которой мы уже не помним, он тоже думал, что не сможет жить после такого позора. Помните, как он схватил бейсбольную биту и неминуемо расколол бы себе голову, если бы не вмешался его лучший друг?.. Жизнь продолжалась, и бывший бейсболист спас бесчисленное количество людей в Юго-Восточной Азии, во время операции «Буря в пустыне» и совсем недавно в Северной Корее. Если генерал намеревается снова разбить себе голову, предупреждаю, что старый друг опять его остановит. Америке Майк Роджерс нужен живой.

Роджерс посмотрел на полковника Августа.

— Неужели он нужен ей больше, чем честь?

— Честь нации живет в сердцах ее граждан, — сказал Август. — Если вы украдете у нее свое сердце, вы лишите ее того, что пытаетесь защитить. Жизнь сурова. Мы оба видели достаточно смертей. И не только мы.

Взгляд Роджерса скользнул по лицам десантников. В них светилась жизнь.

Несмотря на перенесенные в Ливане испытания, несмотря на смерть рядового Мура в Северной Корее и смерть подполковника Скуайрза в России, они были по-прежнему свежи и полны надежды. Солдаты верили в себя и в государство, которому служат.

Роджерс медленно положил пистолет на полку. Он не был согласен с Августом.

Но если бы он сделал то, что хотел, он бы надолго убил их энтузиазм. А этого генерал не мог себе позволить.

— Фамилия той девчонки Делгурсио, — сказал Роджерс. — Лорет Делгурсио.

Август улыбнулся, — Я знаю. Майк Роджерс никогда ничего не забывает. Я просто хотел проверить, следишь ли ты за моим рассказом. Оказалось, что нет. Поэтому я и пошел за тобой следом.

— Спасибо, Брет, — тихо промолвил Роджерс. Август кивнул.

— Ну, — негромко произнес генерал, — рассказал ли ты им про то, как я взял реванш в следующем сезоне?

— Только собирался, — улыбнулся Август.

— Пошли, — сказал Роджерс и хлопнул полковника по плечу. Бинты сдвинулись, и он поморщился от боли.

Кивнув Девонн и Грею, Майк Роджерс устроился на своей скамейке, чтобы послушать рассказ Брета Августа о тех временах, когда бейсбол был целым миром, а возможность выступить в следующем сезоне являлась достаточным основанием для того, чтобы жить дальше.

Глава 64

Пятница, восемь часов тридцать минут утра

Вашингтон, округ Колумбия

Когда офицеры Оп-центра возвращались домой после выполнения опасных и трудных заданий, сослуживцы старались работать в обычном режиме. Подобным образом они облегчали своим коллегам процесс вхождения в рабочий ритм.

Первый день Пола Худа начался с совещания в его кабинете. В самолете он просмотрел переданные ему по факсу документы. Некоторые проблемы требовали немедленного разрешения, и он тут же известил по электронной почте Херберта, Марту и Даррелла Маккаски о том, что ждет их у себя завтра утром. Худ не понимал людей, постепенно привыкающих к новому часовому поясу. Он считал, что надо вставать по будильнику и приступать к работе.

Такого же мнения придерживался и Майк Роджерс. Худ позвонил ему домой в шесть тридцать утра, ожидая услышать автоответчик. Вместо этого трубку поднял бодрый и свежий генерал. Худ известил его о встрече, и Роджерс прибыл вскоре после Херберта и Маккаски. Было много рукопожатий, приветствий, один раз прозвучало: «Выглядишь ты хреново». Это сказал Херберт Роджерсу. Спустя минуту подъехали Марта и Лиз. Роджерс выбрал минуту и сдержанно поблагодарил Херберта и Марту за помощь в получении его помилования. Наступила неловкая пауза, и Худ перешел к сути дела.

— Лиз, — сказал он, — успели ли вы переговорить с нашими героями?

— Вчера вечером виделась с Лоуэллом и Филом, — сказала она. — Они взяли на сегодня отгул, в остальном — все в порядке. У фила сломана пара ребер, у Лоуэлла — кризис сорокалетних. Оба должны выжить.

— Как Мэри Роуз?

— Ее я тоже навестила. Ей, конечно, надо немного отдохнуть.

— Эти сволочи пытались сломать нас, причиняя боль ей, — мрачно произнес Роджерс. — Причем несколько раз.

— Хотите верьте, хотите нет, — сказала Лиз, — но в этом есть и положительный момент. Люди, пережившие один инцидент, приписывают свое спасение судьбе. Когда подобное повторяется несколько раз, они начинают верить, что сделаны из стали.

— Мэри Роуз точно сделана из стали, — сказал Роджерс.

— Я всегда думал, что за этими мягкими ирландскими глазками скрывается бойцовский характер, — кивнул Херберт.

Худ поблагодарил Лиз и посмотрел на Херберта.

— Боб, — сказал он. — Спасибо за поддержку, которую вы оказали мне, Майку и десантникам. Если бы не своевременное прибытие ваших людей, меня, Уорнера Бикинга, доктора Насра и посла Хэвелса привезли бы домой в ящиках.

— Ваш израильтянин — замечательный парень, — заметил Роджерс. — Без него десантники не смогли бы так быстро взять РОЦ.

— Это настоящие люди, — сказал Херберт. — Лучшие. Надеюсь, вы напомните об этом конгрессу, когда придет время голосовать по бюджету.

— Сенатор фоке подготовит полный и конфиденциальный доклад, — кивнул Худ.

— Я ей помогу.

— Кстати, о бюджете, — сказал Херберт. — Стивен Вайенз очень нуждается в нашей помощи. Похоже, из него хотят сделать козла отпущения.

— Я знаю, что он наш друг, Боб, — согласился Худ. — Постараемся что-нибудь придумать. Майк, кто курирует возвращение РОЦа?

— Я буду прорабатывать этот вопрос с начальником базы в Тель-Нефе и полковником Августом. На базе РОЦ в полной безопасности. Как только все немного успокоится, мы с полковником вернемся и заберем его.

72
{"b":"14492","o":1}