ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ты очень уж отвлекаешься, Альдо, – одёрнул себя Брайан. Противоположная сторона улицы подходила для его цели ничуть не хуже, чем эта. Он пересёк проезжую часть, подошёл к банкомату, стоявшему прямо напротив «Бристоля», вынул карточку, набрал код, и машина выдала ему пятьсот евро. Посмотрел на часы – 10.53. Что, если птичка все же упорхнула? Не могли ли они каким-то образом пропустить этого типа?

Движение стало стихать после часа пик. Грохоча, разъезжали взад-вперёд красные трамваи. Люди здесь занимались своими собственными делами. Они шли, не глядя по сторонам, если только не интересовались чем-нибудь определённым. Все избегали встречи взглядом с незнакомыми, ни у кого не проявлялось и тени поползновения сделать какой-то приветливый жест. По-видимому, незнакомец должен был оставаться незнакомцем. Здесь эта атмосфера казалась даже более устойчивой, чем в Мюнхене, – люди и Ordnung. Пожалуй, тут можно было бы пообедать, сидя на полу в любом из местных домов, и на тебя обратят внимание лишь в том случае, если ты плохо уберёшь за собой.

Позиция Доминика находилась по другую сторону гостиницы, со стороны Оперного театра. Объект мог двигаться только в одном из двух направлений. Налево или направо. Он мог при этом либо пересечь улицу, либо нет. Других вариантов не существовало, если не считать того, что за ним мог бы приехать автомобиль прямо к дверям. В этом случае миссия оказалась бы невыполненной. Но ведь у каждого дня всегда имелось завтра. Часы показывали 10.56. Следовало соблюдать осторожность, не смотреть на вход гостиницы слишком уж часто. От того, что приходилось сдерживать естественные порывы, он чувствовал себя уязвимым...

О, вот он! Объект, одетый в синий костюм в тончайшую полоску, при темно-бордовом галстуке, выглядит, как деловой человек, идущий на важную встречу. Доминик тоже увидел его и повернулся, чтобы быть готовым встретить его на северо-западном направлении. Брайан стоял на месте, выжидая дальнейших действий объекта.

* * *

Фа'ад решил разыграть своего друга. Он подойдёт к нему не с той стороны, откуда тот будет ожидать его появления – просто так, шутки ради. Поэтому он перешёл улицу посередине квартала, лавируя между машинами. В детстве он любил забираться в загон к отцовским лошадям и бегать среди них. Лошадям хватало ума, чтобы не натыкаться на нечто постороннее, чего ни в коем случае нельзя было бы сказать о большей части водителей автомашин, катившихся по Картнер-ринг, но всё же он проскочил благополучно.

* * *

Улица была очень своеобразная: сначала однополосный проезд, как на частной дороге, тонкая полоска травы, далее собственно проезжая часть, по которой двигались автомобили и трамваи, ещё один травяной газончик и перед противоположным тротуаром такой же узкий проезд для машин. Объект перебежал через улицу и не спеша пошёл на запад, в направлении их гостиницы. Брайан пристроился ему в хвост, держась в десяти футах, вынул авторучку, повернул корпус и взглянул на цвет маркера, чтобы удостовериться, что оружие готово.

* * *

Макс Вебер проработал вагоновожатым в городском транспортном управлении уже двадцать три года, проезжая по маршруту восемнадцать раз в день, за что ему платили очень даже приличную для рабочего зарплату. Сейчас он ехал на север: со Шварценбергплац поворот налево на том перекрёстке, где Реннвег переходит в Шварценбергштрассе, а затем опять налево, на Картнерринг. Свет падал сзади и сбоку и очень удачно освещал великолепное здание гостиницы «Империал», где любили останавливаться богатые иностранцы и дипломаты. Впрочем, его взгляд тут же вернулся на дорогу. Трамвай не может лавировать, и потому обязанность уступать дорогу лежала на водителях автомобилей. Нельзя сказать, чтобы он ехал так уж быстро – не более сорока километров в час, а под конец маршрута даже медленнее. Нельзя сказать, чтобы его работа требовала больших умственных усилий, но он делал её тщательно, в полном соответствии с правилами. Прозвонил звонок. Кто-то хотел выйти на углу Картнер и Вейднергауптштрассе.

* * *

Ага! Вот и Махмуд. Глядит в другую сторону. Отлично, подумал Фа'ад, наверно, ему все же удастся удивить приятеля, и потом будет над чем посмеяться. Он остановился на тротуаре, окинул взглядом первый узкий проезд и приготовился перебежать через улицу.

* * *

«Отлично, безмозглая скотина!» – подумал Брайан, быстро приближаясь к стоящему, и...

* * *

Ой! – чуть не вскрикнул Фа'ад, почувствовав короткое болезненное ощущение, вроде укола в ягодицу. Решив не обращать внимания на всякие пустяки, он шагнул вперёд и устремился в просвет между идущими автомобилями. Сбоку приближался трамвай, но из-за него беспокоиться не следовало: он находился ещё слишком далеко. Справа машин не было, так что...

Брайан спокойным шагом шёл дальше. Он решил остановиться около газетного киоска. Там у него появится хорошая возможность повернуться и посмотреть на происходящее, пока он будет покупать журнал.

* * *

Вебер издалека увидел идиота, решившего перебежать через улицу. Неужели у дурака не хватает мозгов, чтобы сделать это возле Ecke, где ему придётся остановиться на красный свет, как и всем остальным? Ведь этому учат в Kindergarten[94]. Некоторые глупцы считают, что их время дороже золота, как если бы каждый из них был самим его императорским величеством Францем-Иосифом, восставшим из мёртвых. Снижать скорость он не стал. Идиот или нет, но он успеет проскочить достаточно далеко от...

* * *

Фа'ад почувствовал, что его правая нога вдруг подогнулась. Что это могло означать? Затем отказала левая нога, и он начал падать – без всякой на то причины... а потом, быстрее, чем он успевал их осознать, стали происходить всякие другие события, он как будто видел со стороны своё собственное падение... а затем в его поле зрения появился трамвай... стремительно надвигавшийся на него!..

* * *

Макс отреагировал с небольшим опозданием. Он просто не сразу поверил своим глазам. Но отрицать это было невозможно. Он изо всей силы нажал на педаль тормоза, но идиот находился менее чем в двух метрах от трамвая и... lieber Gott!

Впереди у трамвая имелся буфер из двух расположенных горизонтально металлических полос, назначением которых было предотвращать именно то, что случилось, но их не проверяли уже несколько недель, а Фа'ад был худощав, так что его ноги проскользнули под защитной решёткой, затем она проехала по телу, которое тут же скрылось из виду...

...и Макс услышал ужасный хруст колёс, рассекающих тело. Кто-нибудь догадается вызвать «Скорую помощь», но правильнее будет сразу пригласить священника. Этот бедолага никогда уже не попадёт туда, куда так спешил, пытаясь выгадать секунды за счёт собственной жизни. Дурак!

* * *

На противоположной стороне улицы Махмуд обернулся как раз вовремя для того, чтобы увидеть смерть своего друга. В его памяти отпечаталось больше, чем представилось глазам: он, словно наяву, видел, как трамвай подскочил, будто пытался перепрыгнуть через упавшего Фа'ада и не убивать его, но в следующее мгновение всё изменилось, а мир Фа'ада навсегда закончил своё существование.

* * *

«Господи!» – подумал Брайан, стоявший с журналом в руке в двадцати ярдах от места происшествия. Поганец прожил настолько мало, что даже не успел умереть от яда. Он увидел Энцо, остановившегося напротив, на той стороне улицы и, возможно, намеревавшегося подстраховать брата и уколоть объект ещё раз, если тому удастся перейти через улицу, но сукцинилхолин опять сработал точно так, как и предполагалось. Парень просто выбрал слишком уж неудачное место для падения. Или, наоборот, удачное – это зависит от точки зрения. Он взял журнал и перешёл через улицу. На краю тротуара стоял похожий на араба молодой человек, лицо которого выражало гораздо большее потрясение, чем у остальных прохожих, остановившихся поглядеть на случившееся. Раздавались крики, многие прижимали ладони к губам, ругались. Зрелище было крайне неприятное, даже при том, что корпус трамвая закрывал почти все тело.

вернуться

94

Ecke (нем.) – угол (улицы).

Kindergarten (нем.) – детский сад.

118
{"b":"14494","o":1}