ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Как он до этого дошёл?

– У него в Колумбии гостил коллега из России. Он оказался евреем, и Рик сумел его разговорить и узнал столько, что смог тут же, в своей лаборатории, собрать оборудование. Сейчас он окончательно доводит процесс до ума.

– Знаете, просто удивительно, что до этого ещё не додумалась мафия. Если хочешь, чтобы кто-то умер, – найми доктора.

– Для большинства учёных такое оказалось бы грубейшим нарушением старых школьных традиций. – Он не стал добавлять, что мало у кого из учёных был брат, служивший в офисе фирмы «Кантор Фицджеральд», который однажды, утром вторника, рухнул вместе со своим рабочим столом и всем офисом с девяносто седьмого этажа одной из башен Всемирного торгового центра.

– И что, это соединение действительно лучше того, что у нас сейчас есть?

– Лучше всего, что существует, Джерри. Он говорит, что надёжность почти стопроцентная, если, конечно, правильно использовать.

– Дорого?

Белл помотал головой:

– Не особенно.

– Он провёл проверку? Средство действительно работает?

– Рик сообщил, что препарат убил шесть собак – все крупные; делалось как раз так, как вы говорите.

– Хорошо, одобряю.

– Понял вас, босс. Через две недели будет готов нормальный рабочий запас.

– А что случится через две недели?

– Мы не знаем, – сознался Белл, потупив взор. – Один парень из Лэнгли написал в донесении, что нам, возможно, удалось стукнуть террористов достаточно сильно, чтобы у них поубавилось прыти, но когда мне попадают в руки подобные рассуждения, я начинаю не на шутку волноваться. Это то же самое, что заверения в том, что этот рынок, мол, не знает предела насыщения, которые вы получаете перед самым обвалом. Hubris ante nemesis[32]. Форт-Мид не может отследить террористов в Сети, но не исключено, что это означает только то, что они немного поумнели. На рынке огромное количество хороших программ шифрования, и две из них Агентство национальной безопасности все ещё не раскололо. По крайней мере, как следует. И даже им, с их суперкомпьютерами, приходится каждый день тратить по нескольку часов на расшифровку. Вы ведь сами, Джерри, всегда говорите, что самые толковые программисты больше не работают на Дядю Сэма...

– ...А разрабатывают видеоигры, – закончил Хенли. Правительство всегда жадничало, предлагаемое им жалованье не могло привлечь лучших специалистов, и надеяться на то, что положение изменится, было бы глупо. – Так что же, действительно дурно пахнет или просто щекочет в носу?

Рик кивнул.

– Пока они все не будут лежать мёртвыми в земле и у каждого не будет вбит в сердце осиновый кол, я не перестану тревожиться.

– Закопать их всех будет ох как непросто, Рик.

– Чертовски точно заметили, босс. – Даже их личный доктор Смерть из округа Колумбия не мог оказать здесь сколько-нибудь серьёзной помощи.

Глава 6

Противники

«Боинг 747-400» мягко приземлился на взлётную полосу аэропорта Хитроу на пять минут раньше расписания – в 2.55. Как и большинство пассажиров, Мохаммед поспешил выбраться из объёмистого чрева авиалайнера. Вежливо улыбаясь, он миновал паспортный контроль, воспользовался туалетом и, снова почувствовав себя почти человеком, перешёл в зал вылета «Эр-Франс», откуда ему предстояло вылететь в Ниццу. Через девяносто минут он ступил на французскую землю, ещё столько же времени потребовалось, чтобы добраться до места назначения. В такси он разговаривал на том французском языке, который обычно усваивают выпускники британских университетов; шофёру такси пришлось лишь дважды поправить своего пассажира. Во время регистрации Мохаммед неохотно протянул портье свой британский паспорт, хотя документ был очень надёжным, что подтверждалось многократным использованием. Его тревожил штриховой код, который стали наносить на внутреннюю сторону обложки паспортов нового образца. Его паспорт не имел этого нововведения, но им можно было пользоваться ещё два года. А когда этот срок истечёт – но не раньше, – он и будет беспокоиться из-за компьютеров, которые станут отслеживать его перемещения. В конце концов, у него имелись три отличные, крепко сработанные английские биографии, и требовалось всего-навсего раздобыть паспорта для каждой из них, а потом вести себя тихо, чтобы ни у одного английского констебля не возникло желания проверить его документы. Никакая легенда не сможет выдержать мало-мальски серьёзную проверку, тем более тщательную, ну а введение штриховых кодов означает, что в один прекрасный день рядом с офицером иммиграционной службы появится лампа тревожного сигнала, на вспышку которой сразу прибежит пара полисменов. Неверные очень стараются помешать правоверным. Впрочем, неверные поступают так всегда.

Номера в гостинице не были оснащены кондиционерами, зато здесь открывались окна. Бриз, веявший с близкого моря, оказался очень приятным. Мохаммед подключил было свой ноутбук к телефонной розетке, но вдруг почувствовал властный призыв постели и решил поддаться ему. Хотя путешествовать ему приходилось очень много, он так и не смог найти средства для борьбы с расстройством суточного ритма организма, вызываемого сменой часовых поясов. Теперь ему придётся несколько дней подхлёстывать себя кофе и сигаретами, пока организм не поверит, что снова улавливает смену дня и ночи. Он посмотрел на часы. Человек, с которым ему предстояло встретиться, приедет не раньше, чем через четыре часа. Очень милосердно с его стороны, решил Мохаммед. Да, придётся обедать в тот час, когда организм настроится на завтрак. Кофе и сигареты. Сигареты и кофе.

* * *

В Колумбии наступило время обеда. Пабло и Эрнесто предпочитали англо-американское меню с беконом или ветчиной, яйцами и изумительным местным кофе.

– Так что же, соглашаться нам на сотрудничество с этим парнем в чалме или нет? – спросил Эрнесто.

– Не вижу, чем это могло бы нам повредить, – отозвался Пабло, подливая сливки в чашку. – Мы получим возможность сделать хорошие деньги, ну а хаос в доме norteamericanos сыграет нам только на руку. Их пограничная охрана будет охотиться на людей, а не высматривать тайники в грузовых контейнерах. От этого нам не может быть ни прямого, ни косвенного вреда.

– А если кого-нибудь из этих мусульман захватят живьём и заставят говорить?

– О чём? Они ведь не будут ни с кем встречаться, кроме нескольких мексиканских «койотов», – не задумываясь ответил Пабло.

– Si, ты прав, – согласился Эрнесто. – Ты, наверно, считаешь меня пугливой старой бабой.

– Jefe, никого из тех, кто мог подумать о вас такое, давно уже нет на свете. – Пабло сопроводил эту фразу смешком и кривой улыбкой.

– Да, и в этом ты тоже прав, но только дурак не станет заботиться о предосторожностях, зная, что за ним охотится полиция двух государств.

– Jefe, мы предоставим ей возможность гоняться за совершенно посторонними людьми. Вы согласны со мной?

Вообще-то, игра, в которую вступил Эрнесто, имела немало скрытых опасностей. Да, он твёрдо решил пойти на сделку с этими неожиданно объявившимися союзниками, но он намеревался не сотрудничать с ними, а использовать их в своих интересах именно так: подсунуть американцам ненужных людей, чтобы те гонялись за ними и убивали их. Но ведь эти фанатики вовсе не против того, чтобы быть убитыми, верно? Они же мечтают о том свете! Следовательно, подставив их в качестве мишеней пограничникам и полицейским, он окажет им немалую услугу. Он сможет – правда, очень осторожно – выдавать их norteamericanos, но так, чтобы не навлечь на себя подозрения. Хотя, если уж рассуждать серьёзно, чем эти люди смогут ему навредить? В его собственных владениях! Здесь, в Колумбии! Очень, очень маловероятно. Нет, он не собирался предавать их, но если он всё же так поступит, как смогут они об этом узнать? Прежде всего, если бы их разведывательная служба была очень уж хорошей, им не пришлось бы обращаться к нему за помощью. Если уж и янки, и его собственное правительство не в силах ровно ничего сделать с ним в Колумбии, то этим и подавно не удастся.

вернуться

32

Hubris ante nemesis (лат.) – гордыню постигает возмездие.

33
{"b":"14494","o":1}