ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мистерия ярких чувств
Книга Жизни
Янки из Коннектикута при дворе короля Артура
Естественная история драконов. Мемуары леди Трент. Путешествие на «Василиске»
Элегантность в однушке. Этикет для женщин. Промахи в этикете, которые выдадут в вас простушку
Не бойся быть ближе
Построение отдела продаж. WORLDWIDE
Тренажер для мозга. Методики агентов спецслужб – развитие интеллекта, памяти и внимания
Космическая Одиссея 2001. Как Стэнли Кубрик и Артур Кларк создавали культовый фильм
A
A

– Нет. Это, по всей вероятности, означает, что за Удой ходит лишь один человек, верно?

– Вполне возможно, – согласился Виллс.

– Но тут сказано, что нового парня они все же сфотографировали. Хотя к донесению портрет не приложили.

– Вероятно, наблюдение вёл кто-то из Службы безопасности – МИ-5. К тому же мелкий агент. Уду воспринимают как второстепенную персону, недостойную тщательного наблюдения. К тому же у всех правительственных агентств сильнейший кадровый голод. Что-нибудь ещё?

– Накануне вечером прошло несколько денежных операций. С виду довольно обычные, – сказал Джек, продолжая просмотр. «Я ищу что-нибудь маленькое и безопасное», – напомнил он себе. Но маленькие и безопасные вещи были, в основном тем, чем казались, – маленькими безопасными вещами. Уда переводил деньги ежедневно, в больших и малых количествах. Занимаясь управлением состояниями, он редко встревал в спекуляции и главным образом участвовал в сделках с недвижимостью. Лондон и Великобритания в целом являлись хорошим местом для ведения бизнеса по сохранению капиталов. Цены на недвижимое имущество были довольно высокими, но очень устойчивыми. Если ты что-нибудь покупал, то мог быть уверенным в том, что цена твоего приобретения хотя и не взлетит до небес, но также и не рухнет. Значит, папаша Уды позволил ребёнку играть одному в садике, но не разрешил ему выходить на улицу с оживлённым движением... Сколько личных денег Уда имеет в своём распоряжении? Поскольку он платил шлюхам наличными и одаривал их дорогими сумочками, у него должна иметься собственная подпитка наличностью. Пусть даже и скромная по меркам Саудовской Аравии, но жителям других стран она, пожалуй, показалась бы весьма внушительной. Как-никак мальчишка действительно разъезжал на «Астон-Мартине», да и жил вовсе не в старом трейлере. Значит...

– Как мне разделить операции Сали с семейными деньгами и его собственными?

– Этого делать как раз не нужно. Мы считаем, что он пользуется сразу двумя счетами именно для того, чтобы создать впечатление путаницы и замаскировать свои делишки. Вам будет лучше всего посмотреть, что он сообщает в своих ежеквартальных отчётах папаше.

Джек застонал.

– О небо, мне ведь потребуется несколько дней, чтобы собрать сведения обо всех сделках, а потом ещё и проанализировать их.

– Теперь вы, наверно, понимаете, Джек, что бухгалтера из вас не выйдет, – громко хихикнул Виллс.

Джек чуть не зарычал. Но, увы, выполнить задание можно только таким способом, а ведь это его работа, не так ли? Прежде всего он посмотрел, нельзя ли с помощью какой-нибудь программы ускорить процесс. Нет. Оставалось припомнить арифметику на уровне четвёртого класса – и непрерывно принюхиваться. Смех, да и только! По крайней мере, когда эта работа закончится, он здорово наловчится вводить числа с правой, вспомогательной клавиатуры. Там было что вводить! Интересно, почему Кампус не нанимает специалистов по судебно-бухгалтерской экспертизе?

* * *

С шоссе № 2 они свернули на грунтовую дорогу, уходившую прямо на север. Судя по следам, дорога активно использовалась, и последний раз по ней ездили совсем недавно. Пустынная равнина сменилась холмами предгорья. Хребет Скалистых гор находился далеко на западе, настолько далеко, что его пики нельзя было разглядеть. Воздух здесь был заметно разреженнее по сравнению с тем, к какому он привык. Из-за жары прогулка обещала быть нелёгкой. Он думал над тем, насколько продолжительным окажется пеший переход и как близко они подобрались к американской границе. Ему не раз доводилось слышать, что американо-мексиканская граница охранялась, но не слишком тщательно. Американцы могли проявлять прямо-таки убийственную компетентность в одних делах и оставаться сущими детьми в других. Мустафа и его люди надеялись, что им удастся избежать встречи с их первой ипостасью и использовать в своих интересах вторую. Около одиннадцати утра он издали увидел впереди большой грузовик с крытым кузовом. Их внедорожник направился прямо к нему. Подъехав поближе, он разглядел, что грузовик пуст, и его большие красные двери открыты настежь. «Форд Эксплорер» остановился в сотне метров от грузовика. Педро выключил мотор и вышел.

– Мы на месте, друзья, – объявил он. – Надеюсь, вы не против того, чтобы прогуляться?

Все четверо пассажиров тоже вышли и, как на первой остановке, принялись потягиваться и осматриваться по сторонам. Один за другим подъехали три оставшихся джипа. К приехавшим подошёл очередной незнакомый мексиканец.

– Привет, Педро, – тоном старого приятеля приветствовал незнакомец их водителя.

– Buenos dias, Рикардо. Вот эти люди хотят перейти в Америку.

– Привет. – Он пожал руки первой четвёрке. – Меня зовут Рикардо, я ваш «койот».

– Что? – не понял Мустафа.

– Это просто так называется. Я вожу людей через границу. За плату. За вас мне, конечно, уже заплатили.

– Далеко идти?

– Десять километров. Несложная прогулка, – тоном гида, уговаривающего туристов, сказал Рикардо. – Местность будет по большей части примерно такой же, как здесь. Если увидите змею, просто отойдите в сторону. Она за вами не погонится. Но если вы подойдёте к ней ближе чем на метр, она может укусить, а это смертельно. Кроме змей, тут больше нечего бояться. Если увидите вертолёт, падайте на землю и не шевелитесь. Американцы не слишком старательно охраняют границу, причём, как ни странно, и днём, и ночью. Мы тоже приняли кое-какие меры.

– Какие именно?

– В этом фургоне прибыло тридцать человек, – сказал «койот», указывая на большой грузовик. – Они пойдут впереди и западнее нас. Если кого и поймают, то их.

– Сколько времени мы будем идти?

– Три часа. Если вы сможете идти быстро, то меньше. У вас есть вода?

– Мы знаем пустыню, – заверил проводника Мустафа.

– Как скажете. В таком случае, пойдёмте. Следуйте за мной, amigo. – С этими словами Рикардо повернулся и зашагал на север. Он был одет в хаки, его талию охватывал сетчатый пояс военного образца, на котором висели три фляги, на груди болтался бинокль, опять-таки военного образца, а голову прикрывала армейская шляпа с полями. Обут он был в заметно поношенные ботинки. Двигался он широкими лёгкими шагами, достаточно, хотя и не чрезмерно быстро. Прибывшие направились следом за ним, растянувшись в цепочку, чтобы не выдать своей численности в том случае, если кому-нибудь понадобится изучать их следы. Первым, метрах в пяти позади «койота», шёл Мустафа.

* * *

Примерно в трестах ярдах от дома, на открытом воздухе, находилось стрельбище. Оно было снабжено металлическими мишенями, похожими на те, что использовались в тирах Академии ФБР – примерно в человеческий рост, с плоскими дисками на месте головы. При попадании они издавали благозвучный лязг и через секунду-другую падали, как это делает человек, когда в него попадает пуля. Энцо оказался лучшим стрелком. Альдо объяснял это тем, что в морской пехоте стрельбе из пистолетов уделяют не слишком много внимания, тогда как агенты ФБР практикуются достаточно часто – ведь требуется, чтобы каждый из них в совершенстве владел своим личным оружием. Агент ФБР пользовался двуручным, так называемым уиверовским хватом, а морской пехотинец во время стрельбы стоял прямо и держал пистолет в одной руке, как это принято в Корпусе.

– Эй, Альдо, так ты сам превращаешься в замечательную мишень, – предупредил Доминик брата.

– Ты думаешь? – Брайан выпустил три пули подряд и услышал три ласкающих ухо звонка. – Не так-то просто, братишка, стрелять, скажем, вдогонку машине между габаритных огней.

– И ещё, что это за бред насчёт «один выстрел – один убитый»? Если подвернётся что-нибудь, стоящее стрельбы, следует выпустить, самое меньшее, две пули.

– А сколько ты всадил в того козла в Алабаме? – спросил Брайан.

– Три. Мне что-то не хотелось рисковать, – пояснил Доминик.

– Тебе виднее, брат. Знаешь что, дай-ка мне попробовать твой «смит».

48
{"b":"14494","o":1}