ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Джерри, мой мальчик, если бы это было легко, мы с тобой не сидели бы здесь.

– Том, слава богу, что я всегда могу рассчитывать на твою моральную поддержку.

– Мы живём в несовершенном мире, и ты сам это отлично знаешь. Иногда случается засуха, из-за которой погибают посевы, а порой бывают наводнения. Ещё отец объяснял мне это.

– Я всегда хотел спросить тебя – как, чёрт возьми, твою семью занесло в богом позабытую Небраску?

– Мой прадед был солдатом-кавалеристом – Девятая конная, чёрный полк. А когда его служба закончилась, он понял, что не испытывает ни малейшего желания возвращаться в Джорджию. Некоторое время провёл в Форт-Круке, это возле Омахи, и выяснил, что зимы его нисколько не пугают. Тогда он купил кусок земли неподалёку от Сенеки и начал выращивать зерно. Вот так и началась история Дэвисов.

– Разве в Небраске не было ку-клукс-клана?

– Нет, они селились в Индиане. А здесь фермы поменьше, и все такое... Мой прадед, когда там поселился, охотился на бизонов. Дома над камином висит огромная башка. И до сих пор пованивает. Отец с братом время от времени охотятся на длиннорогих антилоп – у нас дома их называют ещё быстроногими козлами. А мне их мясо никогда не нравилось.

– А что твой нос говорит насчёт нашего нового умника, Том? – спросил Хенли.

– Я не собираюсь в ближайшее время перебираться в Нью-Йорк, приятель.

* * *

Восточнее Ноксвилла дорога разделилась. 40-я автострада уходила на восток, 81-я – на север. Арендованный «Форд» устремился по второй из них через горы, которые Дэниел Бун исследовал в те давние времена, когда с западной границы Америки во многих местах ещё можно было разглядеть Атлантический океан. Дорожный знак указывал направление к дому некоего Дэйви Крокетта[48]. «Интересно, кто он такой?» – без всякого любопытства подумал Абдулла, съезжая по шоссе с очень симпатичного горного перевала. В конце концов они въехали в город Бристоль и оказались в Виргинии, где и располагалась их цель. «Ещё около шести часов», – прикинул он. Освещённая ярким солнцем земля здесь была покрыта густой зеленью, а по обеим сторонам дороги то и дело попадались лошадиные и молочные фермы. И ещё здесь было много церквей – по большей части белых деревянных зданий с крестами на высоких шпилях. Христиане. Конечно, они же заправляют в этой стране.

Неверные.

Враги.

Мишени.

Для того чтобы разобраться с ними, он и его спутники везли в багажнике оружие. Сначала по 81-й автостраде на север до 64-й. Они отлично усвоили маршрут. Остальные три группы наверняка уже прибыли на места. Де-Мойн, Колорадо-Спрингс и Сакраменто. Все города достаточно крупные; в каждом есть хотя бы один большой торговый центр. Два из них – столицы штатов. Но притом ни один не был по-настоящему крупным городом. Неверные называют это «Средней Америкой»: там живут «порядочные» люди, там «обычные», «трудящиеся» американцы обзаводились домами, где чувствовали себя в безопасности вдали от больших центров власти – и разврата. Если в таких городах и удастся отыскать евреев, то лишь единицы. Да, считанные единицы. Евреи любят торговать в ювелирных магазинах. Возможно, даже возглавлять торговые центры. Убийство евреев послужило бы особой наградой, но заниматься ими следовало лишь в том случае, если они сами подвернутся. Истинная цель состояла в том, чтобы убивать простых американцев, наивно веривших, что они находятся в безопасности, укрывшись в утробе обычной Америки. Скоро им предстоит узнать, что безопасность в этом мире – иллюзия. Они поймут, что от молний Аллаха нет укрытия нигде.

* * *

– Значит, это оно и есть? – спросил Том Дэвис.

– Да, – ответил доктор Пастернак. – Осторожнее. Заправлено доверху. Видите красную метку? А синяя означает – не заряжено.

– Что туда входит?

– Сукцинилхолин, он выключает мускулы. По сути – синтетическая и более мощная форма кураре. Парализует всю мускулатуру, включая диафрагму. Вы не можете ни дышать, ни говорить, ни двигаться. Но при этом находитесь в полном сознании. Это будет крайне неприятная смерть, – с чрезвычайной холодностью добавил врач.

– Почему же? – спросил Хенли.

– Вы не сможете дышать. Сердце быстро ощутит кислородное голодание – по существу, это искусственно вызванный массивный сердечный приступ. Будет весьма неприятно.

– И что дальше?

– Ну, нарастание симптомов будет продолжаться около шестидесяти секунд. Ещё через тридцать секунд наступит полный эффект препарата. Жертва лишится возможности держаться на ногах ориентировочно через девяносто секунд после инъекции. Примерно тогда же полностью остановится дыхание. Сердце начнёт испытывать недостаток кислорода. Оно попытается биться, но не сможет снабдить кислородом ни организм, ни даже себя. Сердечная ткань умрёт приблизительно через две или три минуты, и это будет чрезвычайно болезненный процесс. Бессознательное состояние наступит приблизительно после трех минут, если только жертва не имеет специальной подготовки или же не занималась непосредственно перед событием физическими упражнениями – в этом случае мозг может оказаться сильно насыщен кислородом. Как правило, запас кислорода в мозгу позволяет ему функционировать без дополнительной поставки кислорода примерно три минуты, но после возникновения симптомов этот срок будет крайним: спустя четыре с половиной минуты после инъекции жертва потеряет сознание. Полное прекращение деятельности коры головного мозга наступит ещё примерно через три минуты. А затем сукцинилхолин будет распадаться в организме – даже после смерти. Не полностью, но вполне достаточно, чтобы лишь очень внимательный патологоанатом догадался провести токсикологический анализ, при котором удастся найти препарат лишь в том случае, если врач сможет определить, что именно нужно искать. Единственная хитрость состоит в том, чтобы воткнуть иглу в ягодицу вашему объекту.

– Почему именно туда? – спросил Дэвис.

– Препарат лучше всего действует при внутримышечном введении. При вскрытии труп всегда лежит лицом вверх, чтобы легко можно было вскрыть полости и извлечь органы. Переворачивают трупы крайне редко. Ну, а такая инъекция действительно оставляет след, но его достаточно сложно заметить даже при наилучших обстоятельствах, да и тогда для этого необходимо посмотреть именно в нужную точку. Даже больные наркоманией – а трупы обязательно проверяют на этот счёт – не делают себе инъекции в ягодицы. По всем признакам смерть будет казаться результатом сердечного приступа, случившегося без видимой причины. Такое происходит каждый день. Нечасто, но не настолько уж редко. Причиной может оказаться, например, тахикардия. Для введения будет использоваться прибор, похожий на несколько видоизменённый инсулиновый шприц – какими пользуются диабетики. Ваши механики хорошо постарались, чтобы замаскировать этот аппарат. Вы можете даже написать письмо при его помощи, но если повернёте рычажок, то вместо пишущего стержня появится шприц. Газовый баллончик в верхней части создаёт давление, при помощи которого препарат вводится в ткани. Жертва, вероятно, ощутит укол, наподобие ужаления пчелы, хотя и не столь болезненный, но уже через полторы минуты «пациент» лишится возможности пожаловаться на ощущение. Из реакций наиболее вероятной представляется, что уколотый воскликнет: «Ой!», а потом потрёт больное место ладонью. Вряд ли можно ожидать большего. Если вас, скажем, укусит в шею комар, то вы постараетесь прихлопнуть его, но не станете звать полицию.

Дэвис поднял безопасную «синюю» ручку. Она была довольно громоздкой – такой мог бы пользоваться третьеклассник после того, как учитель официально разрешит писать шариковой авторучкой после нескольких лет упражнений с толстыми карандашами и мелками. Итак, нужно приблизиться к объекту, вынуть «авторучку» из кармана, сделать короткое резкое движение рукой ниже пояса и спокойно идти дальше. Напарнику предстояло пронаблюдать, как объект падает на тротуар, возможно, он даже подскочит к нему, чтобы оказать помощь – а вернее, проследить, как этот ублюдок умрёт, – после чего выпрямится и пойдёт дальше, хотя он может вызвать «Скорую помощь», чтобы труп увезли в больницу и должным образом препарировали.

вернуться

48

Бун, Дэниел (1734-?) – участник борьбы за освоение «Дикого Запада», охотник, строитель дорог, шериф округа. Был одним из самых деятельных первопроходцев начального периода продвижения колонистов на Запад. Позднее его имя обросло множеством легенд и в 1925 г. занесено в национальную «Галерею славы».

Крокетт, Дэвид (1786-1836) – видная фигура в захватнической пограничной войне, которую Соединённые Штаты Америки в начале XIX века вели против Мексики, политический деятель, ставший фольклорным героем.

63
{"b":"14494","o":1}