ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

Брайан не совсем потерял голову. Вернее, после короткой вспышки все, чему его учили и что он познал на собственном опыте, вновь вернулось на своё место. Ему необходимо было помнить уроки Квантико и Афганистана – если, конечно, он хотел проспать следующую ночь в своей кровати. И потому он стал подходить к раненому террористу в обход, укрываясь за прямоугольными витринами с товаром, не сводя глаз с цели и веря в то, что Энцо позаботится о том, чтобы никто не застал его врасплох. Впрочем, он тоже не терял бдительности. Ублюдок все ещё держал в руках оружие, но не мог справиться с ним. Он неотрывно смотрел в лицо морскому пехотинцу, было видно, что он очень боится... и всё же он улыбался! Что за чертовщина?

Последние шаги к ублюдку он сделал, не скрываясь.

* * *

Зухайр же прекратил попытки совладать с оружием, сделавшимся вдруг совершенно неподъёмным, выпрямился, насколько хватило у него сил, посмотрел прямо в глаза своему убийце и произнёс:

– Аллах акбар.

* * *

– Вот и прекрасно! – рявкнул в ответ Брайан и всадил пулю террористу прямо в середину лба. Потом он наклонился, поднял с пола «ингрэм» и закинул его на ремне себе за спину. – Надеюсь, в аду тебе понравится.

– Альдо, разряди его и оставь, – приказал Доминик. Брайан повиновался.

– Господи! Надеюсь, кто-нибудь позвонил по 911, – устало произнёс он.

– Ну, а теперь пошли наверх. Держись за мной. – Доминик взял командование на себя.

– Что?.. Зачем?

– А если их не четверо, а больше? – Эта реплика подействовала на Брайана, словно удар в подбородок.

– Ладно, братишка, постараемся обойтись твоими шестью.

Обоих до глубины души поразило, что эскалатор все так же работал. Они поехали на нём вверх, низко пригибаясь и внимательно глядя по сторонам поверх балюстрады. Наверху оказались одни женщины, множество женщин, забившихся в углы, старавшихся оказаться как можно дальше от эскалатора...

– ФБР! – громко крикнул Доминик. – Здесь все в порядке?

– Да, – нестройно и неуверенно отозвалось несколько испуганных голосов из разных углов.

Энцо сумел полностью вернуть самообладание и теперь вёл себя в точном соответствии с профессиональными инструкциями.

– Уверяю вас: все под контролем! С минуты на минуту прибудет полиция. Но до её появления оставайтесь здесь и никуда не выходите.

Близнецы быстрыми шагами перешли к эскалатору, идущему вниз. Было совершенно ясно, что убийцы сюда не добрались.

Возвращение вниз оказалось немыслимо ужасным. Снова они оказались посреди луж крови, смешанной с разлитыми духами, и в этих лужах валялись сумочки, и снова те счастливицы, которые не были убиты наповал, взывали о помощи. И снова близнецы были вынуждены заняться более важными делами. Доминик в сопровождении брата вышел в главный зал. Там он повернул налево, взглянуть на первого из террористов, в которых он стрелял. Хватило одного взгляда, чтобы убедиться в его смерти. Десятимиллиметровая пуля вошла ему точно в правый глаз.

Значит, в живых мог оставаться только один.

Да, несмотря на все свои раны, Мустафа ещё не умер. Он даже пробовал ползти, но обескровленные, оставшиеся без кислорода мускулы не слушались приказов, которые им отдавала центральная нервная система. Он понял, что смотрит вверх, и его охватила какая-то странная отрешённость.

– У тебя есть имя? – резко спросил один из американцев.

Впрочем, Доминик не очень-то надеялся на ответ. Парень, несомненно, умирал, и это могло случиться с минуты на минуту. Он повернулся к брату, но его рядом не оказалось.

– Эй, Альдо! – позвал он, но не получил ответа.

* * *

Брайан вбежал в спортивный магазин «Легенды» и окинул полки взглядом. Его инициатива оказалась вознаграждена. Он забрал находку и выбежал в коридор.

Доминик стоял на том же месте и занимался тем, что следовало бы назвать «допросом подозреваемого», но почти не получал ответов.

– Эй ты, безмозглый, – сказал вернувшийся Брайан и присел на корточки, наступив прямо в лужу крови умирающего террориста. – Я тебе кое-что принёс.

Мустафа перевёл на него взгляд, испытав некоторое замешательство. Он знал, что его смерть близка, и хотя он не так уж стремился к ней, но всё же был рад тому, что исполнил долг перед своей верой и законом Аллаха.

Брайан взял руки террориста и сложил их на залитой кровью груди.

– Я хочу, чтобы ты взял это с собой и передал черту, когда попадёшь в ад. Это свиная кожа – ты понимаешь, засранец? – футбольный мяч, сделанный из кожи самой настоящей свиньи, выращенной в Айове. – И Брайан подсунул под руки негодяя футбольный мяч, продолжая пристально смотреть ему в глаза.

Глаза широко раскрылись, в них мелькнуло осознание – и ужас от этого осознания. Террорист попытался убрать руки, но предательские конечности опять не пожелали исполнить его волю.

– Да, ты совершенно прав. Перед тобой не кто иной, как Иблис[54], и ты сейчас отправишься в мои владения. – Брайан с улыбкой смотрел в глаза лежавшего, пока из них не исчезла жизнь.

– Что это значит?

– Проехали, – ответил Брайан. – Пошли дальше.

Они поспешили туда, откуда все началось. На полу лежало много женщин, большая часть из них пыталась шевелиться. У всех кровоточили раны, и у некоторых по-настоящему сильно.

– Разыщи аптеку. Нужно побольше бинтов. И ещё хорошо бы убедиться, что кто-нибудь вызвал полицию.

– Сейчас. – Доминик убежал, продолжая оглядываться по сторонам, а Брайан опустился на колени рядом с женщиной лет тридцати, раненной в грудь. Как и большинство морских пехотинцев (и все офицеры морской пехоты), он хорошо умел оказывать первую помощь. Прежде всего он проверил дыхательные пути. Так, она дышала. Прекрасно. Кровь шла из двух пулевых отверстий в левой верхней части груди. На её губах было немного розовой пены. Лёгкое прострелено, но не самым ужасным образом.

– Вы меня слышите?

Чуть заметный кивок, затем хриплое, тихое:

– Да.

– Не беспокойтесь, всё будет хорошо. Я знаю, что вам больно, но вы выздоровеете.

– Кто вы?

– Брайан Карузо, мэм, морская пехота Соединённых Штатов. У вас всё будет прекрасно. А теперь я должен попытаться помочь другим.

– Нет, нет... – Она схватила его за руку.

– Мэм, здесь есть люди, которых ранило серьёзнее, чем вас. С вами всё будет прекрасно. – Он мягко высвободил руку и отошёл.

Следующий оказался довольно плох. Ребёнок лет пяти, с тремя дырами в спине, из которых хлестало, словно из опрокинутого ведра. Брайан осторожно перевернул его. Глаза открыты.

– Как тебя зовут, малыш?

– Дэвид, – последовал на удивление внятный ответ. – Дэвид Прентисс.

– Ладно, Дэвид, мы тебя починим. Где твоя мама?

– Я не знаю. – Он очень тревожился о своей матери, гораздо больше боялся за неё, чем за себя, как и любой ребёнок, потерявший родителей.

– Хорошо, я поищу её, но сначала позволь мне полечить тебя. – Он вскинул голову и увидел подбегающего Доминика.

– Нет тут никакой аптеки! – Доминик почти в голос прокричал эти слова.

– Найди хоть что-нибудь – футболки... Сам разберёшься.

Доминик опрометью помчался в тот магазин, где Брайан покупал ботинки, и через несколько секунд выскочил оттуда с большой стопкой трикотажных маек, украшенных различными эмблемами.

Как раз в этот момент прибыл первый полицейский. В руках он держал свой табельный пистолет.

– Полиция! – крикнул коп.

– Скорее сюда! – взревел в ответ Брайан. Полицейскому потребовалось секунд десять, чтобы добежать до места. – Можете убрать свой пистолет, офицер[55]. С плохими парнями покончено, – заявил Брайан уже почти спокойным голосом. – Нам нужны все машины «Скорой помощи», какие только имеются в этом чёртовом городишке. И предупредите больницы, что сейчас на них обрушится целая рота пострадавших. У вас в машине есть аптечка первой помощи?

вернуться

54

Иблис – в мусульманской мифологии дьявол; в Коране и других текстах употребляется наряду с другим обозначением дьявола – аш-шайтан.

вернуться

55

Офицер – в США это самое распространённое обращение к любому полицейскому, независимо от чина.

76
{"b":"14494","o":1}