ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сделай шаг
Алхимия судьбы. Договориться с жизнью и найти свой путь
Success [успех] в Большом городе
Места
Вафельное сердце
От видеоролика к Оскару. Фильммейкинг на миллион
Заповедник гоблинов
Третья мировая война. Можно ли ее остановить?
Из гарема к алтарю
A
A

...А в Америке имелись чертовски большие тигры.

Разобравшись со своими мыслями, он решил вернуться к поискам [email protected] Вдруг ему удастся отыскать дополнительную дичь для тигров. Таким образом, он оказывался в разряде охотничьих псов. Легавых. Но это хорошо. Существуют такие птицы, которых нужно лишить права полёта. Используя перехваты из АНБ, он проследит путь этого типа в раскинувшихся по всему миру джунглях киберкоммуникаций. Любое животное оставляет за собой хоть какой-нибудь след, и он его разнюхает. «Чёрт возьми, – подумал Джек, – оказывается, и эта работа становится привлекательной – да что там, захватывающей! – когда видишь перед собой реальную цель».

* * *

Мохаммед сидел за своим компьютером. За его спиной телевидение продолжало рассказывать о «провале разведывательных служб»; слушая эти разговоры, он то и дело улыбался. Результатом могло явиться только дальнейшее сокращение возможностей американской разведки, особенно в связи с оргвыводами, которые неизбежно последуют после обязательного расследования Конгресса. Было просто замечательно, что у него во вражеской стране имеются такие союзники. Они не очень отличаются от верховного руководства его собственной организации, пытавшегося подогнать мир под свои представления, а не свои представления к реальным фактам. Разница была в том, что руководители по крайней мере прислушивались к его мнению, потому что его действия приводили к впечатляющим результатам, к счастью, совпадавшим с их призрачными видениями смерти и страха во вражеских империях. Также, к счастью, имелись люди, даже в ещё большей степени готовые и, более того, желающие расстаться со своей жизнью, чтобы претворить эти видения в действительность. Они были глупцами, но это не имело никакого значения для Мохаммеда. Каждый пользуется теми инструментами, которые у него есть, ну а у него имелись увесистые молотки, которыми он вбивал гвозди в самых разных концах мира.

Он проверил свою электронную почту, чтобы удостовериться, что Уда выполнил его инструкции по поводу банковского счета. Строго говоря, он мог просто-напросто позволить счетам «Visa» иссякнуть, но в этом случае какой-нибудь въедливый банковский служащий мог заметить, что последние счета не оплачены, и начать совать нос куда не следует. Лучше, решил он, пусть на счёту будет небольшой остаток, пусть счёт останется, но просто не будет использоваться – ни один банк не станет возражать против прироста активного сальдо в своём электронном хранилище, и если такой счёт останется в «спящем» состоянии, то никто из служащих не станет предпринимать никаких расследований. Такое случается постоянно. Заодно он убедился, что номер счета и пароль доступа спрятаны в его компьютере – в документе; в каком именно, знал только он один.

Он подумал было о том, чтобы послать письмо с благодарностью своим колумбийским контрагентам, но сообразил, что бессодержательные сообщения являлись только пустой тратой времени и, хуже того, повышали его уязвимость. Ни в коем случае нельзя посылать сообщения ради развлечения или из вежливости. Только в случае настоящей необходимости, и как можно короче. Он был достаточно образован, чтобы всерьёз опасаться умения американцев собирать разведданные, передающиеся через электронные средства связи. В западных СМИ часто говорили о «перехватах», и поэтому его организация полностью отказалась от спутниковых телефонов, несмотря на все их удобства. Вместо этого они чаще всего использовали посыльных, которые на словах передавали заученную наизусть информацию. Это было неудобно, это было медленно, но эти недостатки с лихвой искупались безопасностью... если только гонец не продавался врагам. Совершенно безопасным не могло быть ничего. У каждой системы имелись свои слабости. Но Интернет был лучше всего. Индивидуальные аккаунты анонимны, их способен открыть кто угодно, а пользоваться могут совсем иные люди, электронная идентификация не имела ровным счётом никакого отношения к реальным конечным пользователям, которые существовали только в виде электронов или фотонов – словно песчинки в Руб-эль-Хали, Большой песчаной пустыне, – анонимные и сохранные, насколько это вообще возможно. И ещё: каждый день отправлялись миллиарды интернет-сообщений. Возможно, Аллах и мог проследить за каждым из них, но лишь потому, что Аллах знал, что происходит в уме и сердце каждого человека, но этой способностью он не наделил даже самых преданных из правоверных. И потому Мохаммед, редко остававшийся в одном месте более трех дней, мог спокойно пользоваться своим компьютером.

* * *

Британская Секретная служба (её штаб-квартира находится в Темза-хаусе, расположенном неподалёку от Вестминстерского дворца, чуть выше по течению) перехватывала сотни тысяч электронных отправлений – законы, охраняющие частную жизнь в Великобритании намного либеральнее, чем в Штатах – для правительственных агентств! – и из этого колоссального множества четыре были адресованы Уде бен-Сали. Одно из них было направлено на его сотовый телефон; в таких посланиях никогда не бывало ничего стоящего. Куда большую ценность представляли его учётные записи на компьютерах, стоявших дома и в офисе, поскольку, не доверяя телефону, он избегал деловых разговоров и почти все деловое общение осуществлял с помощью электронной почты. Значительную её часть составляли письма из дома и домой. В последних он главным образом уверял отца, что семейные деньги находятся в безопасности. Как ни странно, он даже не утруждал себя использованием программы шифрования, а может быть, предполагал, что открытый файл, идущий по сети, не привлечёт внимания официальной цензуры. Кроме того, в лондонском бизнесе сохранения капиталов было занято очень много народу, немалая часть ценной недвижимости в столице Британской империи принадлежала иностранцам, и потому поток информации, связанный с этим видом банковской деятельности, был чрезвычайно объёмным, а ведь даже многим специалистам этого дела оно кажется немыслимо скучным. В денежном алфавите было очень мало букв, и поэзия денежного обращения вряд ли могла затронуть сердца представителей широкой публики.

Но ещё ни разу не было так, чтобы эта электронная почта проявилась в сети, не вызывая эха в Темза-хаусе, откуда сигналы поступали в Челтнем – городок, расположенный северо-западнее Лондона, где находилась штаб-квартира правительственной связи, далее следовали через спутник в Форт-Белвор, Виргиния, и оттуда в Форт-Мид, Мэриленд, по оптоволоконному кабелю, чтобы подвергнуться анализу на одном из суперкомпьютеров, помещавшихся в огромном подвале, поразительно похожем на застенок средневекового донжона[62]. Оттуда материал, который сочли ценным, направлялся в штаб-квартиру ЦРУ (Лэнгли, Виргиния), минуя по дороге плоскую крышу некоего здания и попадая вследствие этого в ещё один, сверхплановый компьютерный пул. – А-а, вот и кое-что новое от вас, мистер Пятьдесят шесть, – пробормотал себе под нос Джек, имея в виду [email protected] Над содержанием очередного перехваченного сообщения ему пришлось задуматься всего лишь на несколько секунд. В нём были главным образом числа. Но одно из чисел являлось электронным адресом европейского коммерческого банка. Мистер 56 хотел, чтобы туда положили немного денег – во всяком случае, именно такое истолкование приходило в голову при взгляде на его послание. Теперь, когда они знали, что мистер 56 – «игрок», это значило также, что с данным счётом следует ознакомиться повнимательнее. Это надо сделать сегодня же. Возможно, из данных о счёте удастся даже извлечь имя клиента и его почтовый адрес – это уже зависело от правил, действующих в том или ином банке. Хотя всерьёз рассчитывать на подобное не стоило. Все международные банки стремились идентифицировать процедуры, чтобы нейтрализовать преимущества своих конкурентов, пока в конце концов игровая площадка не стала плоской, как футбольное поле. Причём каждый вводил у себя процедуры, которые должны были казаться вкладчикам наиболее привлекательными. Каждый человек имел собственное представление о действительности, а вот деньги у всех были одинаково зелёными, или оранжевыми, как в случае с евро, с изображением зданий, не существующих ни в одной стране, и мостов, которые никогда не перекидывались через реки. Джек сделал необходимые записи и выключил машину. Сегодня вечером у него был запланирован обед с Брайаном и Домиником – просто для подкрепления родственных отношений. На 29-й федеральной автостраде появился новый ресторан, где подавали рыбу и всякие прочие морские деликатесы; с ним следовало познакомиться. К тому же его рабочий день закончился. Джек сделал себе несколько пометок по поводу того, чем нужно будет заняться в понедельник с самого утра – он не собирался появляться на работе в воскресенье, случись хоть общенациональная катастрофа. Уда бен-Сали заслуживал самого пристального изучения. Джек ещё не знал точно, насколько пристального, но начал подозревать, что Сали может быть знаком с одним-двумя людьми, которых он сам хорошо знал.

вернуться

62

Донжон – главная башня феодального замка, четырехугольная или круглая в плане, поставленная в самом недоступном месте и служившая убежищем при нападении неприятеля.

85
{"b":"14494","o":1}